ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«То есть пока не появится живот», — подумала Джесс.

Она повертела свое кольцо с изумрудом и бриллиантами, горя единственным желанием — исчезнуть.

— А как я вам уже говорил… — раздался твердый голос отца и Джесс вздрогнула: от самого Манхэттена, а это было два часа назад, он рта не раскрывал. — ..Джессике неудобно оставаться дома. — Он помолчал и, не глядя на дочь, закончил:

— В это время года она обычно находится в частной школе.

Мисс Тейлор, повернувшись к Джесс, одарила ее теплой улыбкой, белые зубы блеснули.

— Где находится твоя школа, дорогая? — ласково спросила она.

Джесс кашлянула.

— Недалеко от Лондона. Школа мисс Уинслоу, — тоненьким детским голоском проговорила она и нахмурилась.

— Так вот откуда у тебя этот акцент! Ты училась в Англии. Как это мило!

Джесс кивнула, не зная, как реагировать на эту реплику.

— У меня очень мало времени, — вмешался отец. — Быть может, мы уладим финансовый вопрос?

— Разумеется, мистер Бейтс, — деловито заверила его мисс Тейлор. — Сумма ежемесячной платы вам известна.

Первый и последний месяцы оплачиваются заранее.

«Финансовый вопрос…» — с тоской подумала Джесс.

Единственное, что волнует отца. Ему нет дела до нее, как не было дела до ее матери. Джесс невидящим взглядом смотрела на край стола. Вспомнились похороны мамы.

Было серое мартовское утро, когда Джесс прилетела из Лондона в Нью-Йорк. Никто ей не сказал, отчего неожиданно умерла мама, но в церкви она случайно услышала разговор двух женщин. «Таблетки», — прошептала одна.

«Плюс алкоголь», — добавила другая.

Они понимающе кивнули друг другу, и первая женщина чуть слышно прошептала: «Покончила с собой».

Слова эти молнией пронеслись у Джесс в мозгу. «Нет! — хотелось ей закричать. — Моя мама не могла совершить этого! Она слишком меня любила».

Джесс взглянула на отца, стоявшего у гроба, на котором лежали венки из орхидей. Спокойно сложенные руки, бесстрастное лицо. Если услышанное из разговора женщин правда, то мама покончила с собой из-за него.

Вдруг Джесс почувствовала, как кто-то коснулся ее руки.

Она подняла голову. Рядом стоял Ричард. Глаза его светились любовью. Сколько раз отец пытался заставить ее порвать с ним! Познакомились они прошлым летом, когда Ричард принес ей в клубе полотенце. Это была любовь с первого взгляда. Осенью она уехала в Англию учиться, но чувство не угасло. Они писали друг другу письма почти каждый день. А когда Джесс вернулась домой на каникулы, снова стали встречаться. Если бы отец знал об этих встречах, он бы тут же положил им конец. К счастью, он находился в полном неведении — мама постаралась. Вот и сейчас он не смог запретить Ричарду пойти на похороны, как не смог после них помешать им заниматься любовью на заднем сиденье старенькой машины отца Ричарда.

— Джессика.

Голос мисс Тейлор вернул ее в действительность. Хозяйка пансионата смотрела на нее в ожидании ответа на вопрос.

— Извините. Что вы сказали?

— Когда ты должна родить, дорогая?

Джесс почувствовала, как щеки покрывает яркий румянец. Она поспешно опустила глаза, чувствуя холодный взгляд отца.

— В декабре, четырнадцатого декабря.

— Значит, ты только на втором месяце, — заметила мисс Тейлор.

В голосе ее не было ни тени раздражения, однако Джесс вздрогнула.

Отец встал и вынул из кармана чековую книжку.

— Сколько я должен за медицинское обследование?

Услуги врача, плата за пребывание в больнице, некоторая сумма на случай, если возникнут осложнения, — слова крутились вокруг Джесс, как надоедливые мухи. Склонившись над столом, отец начал выписывать чек.

— Придется также оплатить еще кое-какие услуги, — продолжала мисс Тейлор. — Кроме того, в данной ситуации… — Она на секунду замолчала, почувствовав возникшее между отцом и дочерью напряжение, потом продолжила:

— В данной ситуации нашим штатом предусматривается визит к вашей дочери работника социальной сферы. Хотя отказ от ребенка является частным делом, этот официальный представитель обязан поговорить с Джессикой. Позже я1 сообщу вам точную сумму всех услуг.

Рука отца повисла в воздухе над чековой книжкой.

— Я должен попросить вас еще об одном, — сказал он.

Джесс съежилась.

— Джессика не должна получать никаких писем и разговаривать с кем бы то ни было по телефону.

Джесс перевела взгляд с отца на мисс Тейлор: хотелось спросить, законно ли это.

Мисс Тейлор кивнула и протянула отцу бумаги.

— Подпишите, пожалуйста, что вы согласны на временное опекунство и родственное попечение, и возьмите медицинские формы, ребенок ведь еще несовершеннолетний.

«Какой ребенок? Да ведь это я! — подумала Джесс. — Мне пятнадцать лет, я беременна, а она называет меня ребенком». Она взглянула на отца. Даже не читая, он подписал все бланки. «Как же он меня ненавидит», — печально подумала Джесс. К горлу снова подступила тошнота, и она крепко вцепилась в сиденье стула.

Отец убрал ручку во внутренний карман пиджака.

— Если это все, я пойду.

Мисс Тейлор взглянула на бланки и кивнула.

— Кто-нибудь занесет в дом ее вещи? — спросил отец, не глядя в сторону дочери.

Мисс Тейлор встала.

— Пока вы будете прощаться, я пришлю мистера Хайнса.

Она поспешно вышла из комнаты.

Джесс поняла — отец не знает, как себя с ней вести. Он вдруг растерялся и стал похож на маленького мальчика, случайно оказавшегося в компании взрослых. Он вынул из кармана трубку и кисет с табаком и принялся судорожно набивать ее.

— Папа… — прошептала Джесс.

Сунув в рот незажженную трубку, отец выпрямился и застегнул свое модное пальто на все пуговицы. Резкие морщины, обычно придававшие его лицу благородную суровость, обозначились еще резче. В глазах появилось прежнее непримиримое выражение.

— Полагаю, сказано более чем достаточно. Чековая книжка у тебя есть. Деньги на нее будут перечисляться ежемесячно.

И, не глядя на Джесс, он распахнул массивную дверь и вышел в фойе, а Джесс так и осталась сидеть на месте.

Несколько секунд спустя до нее донесся шум мотора, потом шорох шин по асфальту. Она еще надеялась, что сейчас отец вернется и заберет ее, но этого не произошло.

Звук быстро удаляющейся машины скоро исчез.

Мисс Тейлор вошла в библиотеку бесшумно.

— Ну что, Джессика, хочешь посмотреть свою комнату?

Она медленно поднялась со стула — ни сил, ни чувств у нее не было.

— Мне очень жаль, что отец был таким.

— Каким, дорогая? Деловым?

— Да.

— Отцы, Джессика, — подмигнув, заметила мисс Тейлор, — слишком обостренно все воспринимают.

У Джесс стало немного легче на душе.

— Пожалуйста, зовите меня Джесс. Мне так больше нравится.

— Хорошо, Джесс. А теперь пойдем в твою комнату.

— Мисс Тейлор!

Та остановилась.

— А сказанное про письма и телефонные звонки…

Мисс Тейлор покачала головой.

— Мне очень жаль, дорогая, но придется подчиниться.

Джесс согласно кивнула и пошла вслед за мисс Тейлор, почти не вникая в сказанное.

— Твои вещи отнес мистер Хайнс. Он ухаживает за садом и выполняет разные работы по дому, а жена его готовит. Она довольно ворчливая особа, но ты не обращай внимания. Ее ворчание безвредно для окружающих.

Они здесь давно, с тех пор как дом был еще частным владением.

Они начали подниматься вверх по широкой лестнице с потрескавшимися ступенями. На полдороге мисс Тейлор остановилась и стала задыхаться от сильного кашля.

— Ох! — простонала она, отдышавшись. — Подготовка Ларчвуда к приему новых жильцов совсем меня доконала! Забыла, что я уже не такая юная, как прежде.

Джесс улыбнулась. Мисс Тейлор была немолода, намного старше мамы, но пока еще не достигла возраста бабушки, решила она. Внезапно у нее мелькнула мысль: если бы мама была жива, она как раз готовилась бы стать бабушкой.

Немного отдохнув, они добрались до конца лестницы, при этом мисс Тейлор крепко держалась за начищенные до блеска перила из красного дерева.

22
{"b":"26138","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Дело о сорока разбойниках
Пёс по имени Мани
Палач
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
В глубине ноября
Моя босоногая леди
Вне сезона (сборник)
Преступный симбиоз