ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я все о тебе знаю! Все!»

Но она обещала отцу молчать об этом и обещание свое сдержит.

— Мама…

Но та не дала ей и слова сказать:

— Я не допущу, чтобы тебя здесь увидели и поняли, до чего ты докатилась! Думаю, что ты этого не сделаешь, хотя бы из уважения к отцу.

Пи Джей почувствовала — возражать бесполезно, матери ничего не докажешь.

— Я скажу знакомым, что тебя направили продолжать обучение в Европе и что я не стала сообщать тебе о смерти отца, — продолжала мать и закончила:

— Не могу поверить, что ты так поступила с нами! Отец этого не заслужил.

Единственное, чего ей хотелось, это встать под душ, смыть с себя горе, смыть с себя чувство вины. Пи Джей стояла под горячими струями воды, которые больно били по телу, вцепившись в белую полиэтиленовую штору, словно та способна была дать ей силы выстоять и жить дальше.

«Папочка, — шептали непослушные губы. — Папочка… неужели это я во всем виновата?» Она прислонилась к стене и обхватила руками свой огромный живот. «Господи, папа! Неужели это я свела тебя в могилу? Может быть, и правда ты умер со стыда за свою дочь?»

Боль переполняла ее. Казалось, она сочится даже из ее набухшей груди. Пи Джей потерла глаза — черная тушь потекла по рукам грязными струйками. Она вытянула ладони вперед и стала смотреть, как вода смывает с них грязь и та уходит… Уходит в никуда. Только что тушь была здесь, и вот ее уже нет… как и папы — его тоже нет и никогда не будет…

Пи Джей продолжала стоять под душем — голая, несчастная и такая одинокая. В душевой было тихо, лишь рыдания нарушали тишину, да и те заглушались глухим шумом льющейся воды.

— Думаю, нам следует поехать всем, — заявила Джесс.

Она сидела в комнате Пи Джей за столом, остальные примостились на кровати.

Пи Джей вышла из душевой и швырнула в угол мокрое полотенце.

— Пи Джей, прими наши самые искренние соболезнования, — сказала Сьюзен.

Остальные молча закивали.

— Спасибо, — ответила она.

Ну почему умерли не они, а папа, самый лучший человек на свете! Единственный, кто любил ее! Какое они вообще имеют право быть живыми и зачем пришли сюда?

— Куда это вы собрались? — спросила она, стараясь как-то разрядить гнетущую атмосферу.

Девочки переглянулись. Ответила Джесс:

— На похороны. Вместе с тобой.

У Пи Джей вырвался нервный смешок.

— Ну если вы собираетесь на похороны, то поедете без меня.

— Если ты не хочешь, чтобы мы ехали…

— Да нет же, черт подери! Поезжайте, если хотите. А вот мне это категорически воспрещено.

В комнате воцарилась тишина.

— Тебе нельзя поехать? — спросила Сьюзен.

Пи Джей, опустившись на пол, натянула на ноги подол своего вельветового сарафана.

— Мама не разрешает. — И, снова хохотнув, она ткнула пальцем в свой живот. — Что скажут соседи?

Девочки молча уставились на Пи Джей. Та горько разрыдалась.

Сьюзен быстро подошла к ней, обняла за плечи.

— Но ведь ты хочешь поехать, правда?

Пи Джей, подтянув колени к груди, обхватила их руками. Вытерев слезы, сказала прерывающимся голосом:

— Дело тут не в моем желании.

— Да пошли ты ее к черту! Она не имеет никакого права тебе запретить! — воскликнула Джинни, вскочив с кровати.

— Если она ослушается, будут неприятности, — заметила Джесс.

— Ну и что! — бросила Джинни и вдруг застыла на месте. — А что, если… — Лицо ее отразило напряженную работу мысли. Густо накрашенные глаза превратились в узенькие щелочки. — А что, если она не узнает, что ты приезжала на похороны?

— Это будет трудновато скрыть, — усмехнулась Пи Джей невесело.

— Вовсе нет, если ты будешь похожа на кого-то постарше'. — Резко повернувшись, она принялась ходить взад-вперед по комнате. — Например, на мисс Тейлор. Я могла бы тебя загримировать, — проговорила она. — Потом взять у нее платье…

— Мисс Тейлор меня не отпустит, — охладила ее пыл Пи Джей. — Наверняка мама ее уже настроила.

— Вот черт! — пробормотала Сьюзен.

— А кто говорит, что нужно обязательно докладывать мисс Тейлор? — ласковым голоском прощебетала Джинни.

Пи Джей ни разу не слышала, чтобы она говорила таким доброжелательным тоном.

— Что-то не пойму, что ты хочешь сказать, — заметила Джесс.

— Все очень просто. Я могла бы забраться к ней в комнату и… одолжить у нее платье.

Джесс укоризненно взглянула на нее.

— Ты хочешь сказать — украсть?

Джинни пожала плечами:

— Если тебе так больше нравится. А ты, Джесс, — продолжала она, вращая глазами, — пойдешь к Попу и попросишь его отвезти Пи Джей в Массачусетс.

— Ой, Джинни! — заохала Джесс. — А если он расскажет мисс Тейлор?

— Скажешь, чтобы и думать не смел. Он для тебя все сделает, ты это отлично знаешь.

— Что ж, может быть…

— Правильно, — подхватила Сьюзен. — Джинни добудет платье и загримирует тебя, а у меня где-то завалялись отличные старушечьи туфли. Они, правда, здоровые, но можно затолкать чего-нибудь в носки.

— Отлично, — обрадовалась Джинни. — Когда придет время, Джесс займет чем-нибудь мисс Тейлор, чтобы Пи Джей без проблем выскользнула из дома.

Пи Джей взглянула на каждую девушку поочередно — подруги, самые настоящие подруги, верные и надежные.

— А мы с ней разве не поедем? — спросила Джесс.

— Ну конечно, поедем, — отозвалась Сьюзен.

— Подождите-ка, — вмешалась Пи Джей. — Я вам благодарна за то, что вы хотите для меня сделать, но не кажется ли вам, что четыре беременные женщины на похоронах — это уж чересчур?

Сьюзен призадумалась.

— Это точно. И потом, как мы объясним наше отсутствие мисс Тейлор? Но я поеду. Мы с Попом.

— А зачем вообще брать Попа? — спросила Джинни. — Он ведь дал тебе машину съездить в Бостон. Значит, и сейчас даст.

— А откуда ты знаешь, что я ездила в Бостон? — удивилась Сьюзен.

Джинни улыбнулась и промолчала.

— Так или иначе, — продолжала Сьюзен, бросив насмешливый взгляд на Джинни, — мне будет спокойнее, если Поп поедет с нами. Мало ли что может случиться.

— Мне тоже, — добавила Пи Джей.

На следующий день Джесс влетела в комнату Пи Джей.

— Поп согласен! — радостно крикнула она.

Джинни в это время гримировала подругу. Посыпала рыжеватые волосы Пи Джей пудрой, отчего они стали белоснежными, щедро намазала лицо гримом и провела по нему кисточкой. Получились глубокие морщинки. Конечно, до преклонного возраста мисс Тейлор было далеко, но нужного эффекта Джинни добилась. Пи Джей стала казаться старше, и намного.

— Сначала он никак не соглашался, — затараторила Джесс. — Сказал, что если узнает мисс Тейлор, не миновать скандала. Но я рассказала ему, как много это значит для Пи Джей, да и для всех нас. И он сдался.

Пи Джей прикрыла глаза. Господи! Будь ты проклят за то, что отнял у меня отца, и спасибо тебе за то, что ты дал мне друзей.

Джинни принялась придирчиво рассматривать лицо Пи Джей.

— Молодец, Джесс! Я так и знала, что у тебя все получится. Гм… Так! Все понятно! Нужны очки. Возьмешь у Сьюзен.

— Да я в них и шагу ступить не смогу! — воскликнула Пи Джей.

— Наденешь их только перед тем, как входить в церковь. Все равно тебе придется ждать, пока все туда войдут. Сядешь на самую дальнюю скамейку — никто тебя не заметит.

Пи Джей только удивилась: как это Джинни умудрилась все предусмотреть!

— Джинни… — проговорила она.

— Что?

— Спасибо тебе.

— Да ладно, — бросила та, пожав плечами.

Ночью, лежа в кровати, Пи Джей старалась выбросить из головы мысли о матери. Обняла подушку, представив, что обнимает отца, и зарыдала. Так она провела всю ночь — в полудреме, между сном и бодрствованием.

Горе не отпускало ее от себя. Она понятия не имела, который час. Когда умирает человек, которого любишь, кажется, что время останавливается.

Когда наконец-то настал рассвет, Пи Джей оторвалась от подушки и заставила себя подняться. Сегодня она едет на похороны папы.

61
{"b":"26138","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Уже взрослый, еще ребенок. Подростковедение для родителей
Ложь
Фантомная память
Знаки ночи
Всегда ваш клиент: Как добиться лояльности, решая проблемы клиентов за один шаг
Привычки на всю жизнь. Научный подход к формированию устойчивых привычек
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Тайна тринадцати апостолов