ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потрясающе похожи на отчима, отметила про себя Джинни и почувствовала, как горло у нее предательски сжалось. Она поспешно провела рукой по шее, словно стряхивая жуткие воспоминания, и, поведя головой, гордо вскинула подбородок. «Нет, им меня не одолеть, — подумала она. — Ни Джесс, ни ребенку».

Она протиснулась к бару между двумя плоскогрудыми девицами.

Прошло несколько минут, прежде чем бармен обратил наконец на нее внимание. Спрашивать, что она желает заказать, не было никакого смысла — грохот вокруг стоял неимоверный. Понять друг друга можно было лишь по губам. Джинни отчетливо проговорила:

— Водку.

На что бармен, потряся графином, отреагировал.

— С тоником?

— С содовой, — ответила Джинни.

В этот момент она почувствовала на своей шее чье-то дыхание.

— В таком заведении и выпить приятно! — прокричал ей на ухо чей-то мужской голос.

Джинни обернулась. За спиной стоял парень лет двадцати пяти или что-то вроде того — в тусклом свете трудно было определить точнее. Шелковая рубашка на груди расстегнута, из нее торчат рыжеватые волосы. Молодой, горячий. Джинни улыбнулась и повела плечом, отчего вырез на платье увеличился еще больше. «Да, — подумала она. — Это гораздо лучше, чем вспоминать прошлое».

— Ты здешняя? — прокричал он.

— Нет, — ответила Джинни в ответ. — Я из Бостона.

Парень кивнул, будто знал этот город как свои пять пальцев, и, ткнув себя пальцем в грудь, пояснил:

— А я из Денвера.

Бармен передал Джинни заказ, но прежде чем она достала кошелек, паренек уже сунул ему в протянутую руку десятку.

— Спасибо, — улыбнулась Джинни, чувствуя, что все идет, как задумано.

Сделав большой глоток, она подождала, пока водка дойдет до желудка, постепенно смывая суету последних двух дней. Мысли о Джейке начали исчезать. Еще один глоток — и за ними последовали мысли о Джесс.

— Потанцуем? — прокричал паренек.

Она кивнула и, осушив свой бокал, поставила его на стойку. Мальчишка, положив руку на спину, повел ее К танцплощадке.

Музыка ревела, как дикий зверь. Джинни, выгнув спину, принялась скакать вместе с остальными танцующими, стараясь попасть в такт. Одно движение — и платье ее сбилось на одну сторону, почти обнажив полную грудь, другое — и оно взметнулось вверх, открыв взору изумленного мальчишки темный треугольник между ногами.

Так прыгали они и вращались, не отрывая глаз друг от друга. Паренек при этом пожирал ее глазами.

Быстрая музыка кончилась, началась другая — медленная, спокойная. Он притянул ее к себе и закружил в танце.

Она, обхватив его за шею, зазывно смотрела в его ясные голубые глаза. Обняв ее еще крепче, он положил руки на ее ягодицы. Выгнув спину, Джинни подвигала нижней частью туловища.

Он прошептал ей что-то на ухо. Она не расслышала его слов, но догадаться было нетрудно. А почему бы и нет?

Разве не за этим она сюда пришла? Кроме того, Джинни прекрасно понимала: достаточно побыть с кем-нибудь в близких отношениях, чтобы выбросить из головы окончательно и бесповоротно мысли о Джейке и Джесс.

Паренек потянул ее за собой сквозь толпу к двери. В фойе было светлее, и Джинни поняла, что ошиблась, — мальчишке было не больше двадцати одного года.

— У меня еще такого не было, — усмехнувшись, проговорил он, показав при этом сильные, здоровые зубы.

Джинни застыла как вкопанная.

— Ты что, девственник? — спросила она и тут же почувствовала приятное возбуждение.

У нее тоже такого еще не было, а если и было, то она об этом не помнила.

— Нет, что ты! — расхохотался он. — Просто у меня никогда не было женщины, которая мне в матери годится.

Джинни вздрогнула как от удара. Кровь застучала в висках. И, прежде чем она осознала, что делает, размахнулась и со всей силой ударила его по лицу своей серебристой сумочкой, пытаясь сбить с него горделивую улыбку.

— И теперь не будет, щенок, — выпалила она и мгновенно вылетела за дверь.

Войдя в дом, Джинни поняла, что проплакала всю дорогу. Сбросив босоножки, она направилась в гостиной к бару из тикового дерева. Джейк приобрел его за кругленькую сумму, когда они с Джинни проводили медовый месяц на Гавайях, и очень гордился своим приобретением.

Джинни отыскала самый большой стакан и до половины наполнила его водкой. Потом машинально взяла из маленького холодильника несколько кубиков льда, бросила их в стакан и плеснула немного содовой. Она успела выпить почти все, когда услышала, как открывается входная дверь.

— Кого еще черт несет? — невнятно проговорила она.

В фойе, отделанном серо-голубой плиткой, послышались шаги.

— Того, кто пришел составить тебе компанию.

В гостиную вошел Брэд.

— Как поживаешь, мамуля?

Джинни недобро посмотрела на него.

— Какого дьявола тебе здесь понадобилось? Если старина Джейк узнает, что ты приходил, он тебе шею свернет.

— Старина Джейк, как ты его называешь, ничего не узнает. Правда, мамуля?

— Перестань меня так называть. Никакая я тебе не мамуля!

Брэд расхохотался и направился к бару. Быстренько осмотрев его содержимое, он обратился к Джинни:

— Налить?

— А почему бы и нет? — отозвалась она, допив остатки водки.

Брэд, составив два коктейля, подошел к софе. Один вручил Джинни, а с другим сел рядом с ней на низкой подушке.

— Странно, что ты дома, — заметил он, поднимая свой стакан. — Поскольку старик уехал, я думал, ты захочешь немного развеяться.

— С чего ты взял?

— Извини, наверное, мне следовало бы подумать, что ты сидишь дома и вяжешь отцу свитер.

Джинни не ответила, лишь сделала из своего стакана большой глоток. Голова немного закружилась. Ей нравится такое состояние. Она взглянула на Брэда — лицо его показалось ей немного расплывчатым.

— Значит, ты мне поможешь? — спросил он.

— В чем?

— Выгрести у старика немного денег.

Джинни расхохоталась — Денег? Радость моя, — наклонившись, она коснулась пальцем его щеки, — с чего бы мне помогать тебе?

Ведь я тебя терпеть не могу.

— Не правда, мамуля. — В голосе его послышались сладострастные нотки, и он понизился до шепота:

— Я видел, как ты на меня смотришь.

Джинни резко отстранилась.

— Да пошел ты! — бросила она, сделав еще глоток.

— Мамы не должны так разговаривать со своими детьми.

— Нет, это ты послушай! Никакая я тебе не мать. Я только жена твоего отца.

Брэд задумчиво уставился на свой стакан.

— Джинни, я знаю, что вел себя как последний подонок…

— Это уж точно!

— Но поверь мне, я собираюсь встать на праведный путь, и поэтому мне позарез нужен этот ресторан.

— Послушай моего совета, дружок. Рассчитывай всегда только на себя. Не жди помощи ни от отца, ни от кого бы то ни было.

— Что, по собственному опыту знаешь?

Джинни, улыбнувшись, сделала еще глоток.

— Ты ненавидишь моего отца?

Она покачала головой.

— Иногда он, правда, бывает занудой, каких мало, но у меня нет ненависти к нему. Только терпеть не могу, когда он заставляет меня быть не той, что я есть.

Брэд наклонился ближе:

— А какая ты есть на самом деле, Джинни?

Джинни расхохоталась.

— Я просто сволочь.

Она провела пальцем по ободку стакана, уже ничего не видя затуманенными алкоголем глазами, и тихонько повторила:

— Просто сволочь.

— Что это ты себя казнишь? Джейк застукал тебя, когда ты развлекалась с каким-нибудь барменом?

Джинни чуть не подпрыгнула от неожиданности.

Брэд расхохотался.

— Что, не ожидала? Дружок мой работает барменом в заведении, где вы с отцом провели вечер на прошлой неделе. Он от тебя просто обалдел.

— О Господи!

— Ладно, не переживай.

Воцарилось молчание.

— А еще никогда не ври, — невнятно пробормотала Джинни. — Враньем ничего не добьешься. Оно только будет преследовать тебя.

— Я не вру. Я в самом деле хочу купить этот ресторан.

— Верится с трудом.

Брэд пожал плечами.

82
{"b":"26138","o":1}