ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джинни направилась к двери. На сердце у нее было ужасно тяжело.

— Джинни! — крикнула Лайза, бросаясь за ней. — Я не хочу, чтобы Брэд встал между нами. Неужели ты не можешь за меня порадоваться? Неужели не понимаешь, как много Брэд для меня значит?

— Нет, — бросила Джинни и вышла из квартиры.

Джинни не помнила, как добралась до дома. Глаза ее болели от готовых пролиться, но так и не пролитых слез. Одна утрата за другой: сначала Джейк, теперь Лайза. Два человека, которые значили для Джинни очень много, оставили ее. Все остальные не значили для нее ничего.

На шоссе Джинни охватило такое одиночество, какого она не испытала даже в тот день, когда умерла мать. Тогда Джинни отчетливо сознавала, что жизнь пойдет своим чередом, если только заставить себя жить. Тогда она была молода и могла о чем-то мечтать. Сейчас все иначе.

Войдя в прихожую, она услышала телефонный звонок. Лайза, мелькнуло у нее в голове. Лайза опомнилась, сообразила, что нельзя терять мать ради подонка Брэда.

— Я подойду! — крикнула она Консуэлло, не зная, дома та или отлучилась.

Джинни вбежала в большую комнату и схватила трубку. Это была не Лайза. Джесс.

— Джинни, — услышала она мелодичный голос далекой подруги, — я давно пытаюсь до тебя дозвониться.

Джинни хотела сразу положить трубку или повторить фразу, записанную на автоответчике, и даже изобразить звуковой сигнал, после которого следует оставлять сообщения, правда, Джесс может заподозрить неладное.

Она тяжело вздохнула:

— Привет, Джесс. Я выезжала по делам.

— Рада за тебя, — отозвалась Джесс. — Хорошо, когда сеть чем заняться. Ты получила сообщение о встрече Филипа с доктором Ларриби?

— Да, получила.

— Филип начинает розыски, — сообщила Джесс.

Джинни плюхнулась на диван.

— Только не жди чудес.

Помолчав секунду, Джесс встревоженно спросила:

— Джинни, что у тебя случилось?

— Ничего особенного.

«Мой муж умер, а дочь трахается с моим же пасынком! — едва не закричала она. — Вот что случилось!»

— Джинни, это же я. Ты меня не обманешь. Я чувствую: что-то не так. И я думала, ты обрадуешься, что моя дочь жива. По крайней мере надеялась на это.

— Конечно, рада. Но я сказала: не жди чудес. Тебе повезет, если она не захочет тебя видеть.

— Джинни, о чем ты?

— Мы всегда переоцениваем своих детей.

— Что-нибудь с Лайзой?

В горле у Джинни запершило, как будто на ее шее затягивали петлю..

— Ох, Джесс, — вздохнула она, — сколько же я наделала ошибок!

— Мы все наделали немало.

— Но теперь чаша моего терпения переполнилась. Лайза спуталась с моим пасынком. Точнее, он ее отловил. Чтобы добраться до меня, поскольку Джейк оставил мне все имущество.

Как всегда, Джесс каким-то образом залезла ей в душу и вынудила пойти на откровенность. Как всегда, Джесс разбередила в ней чувства. Черт возьми!

— Джинни, это же чушь.

— Ну да, это я бы стерпела, если бы он не был такой сукой.

— Значит, Лайза скоро поймет, кто он такой.

— Нет. Она ослепла из-за гормонов.

Джинни хотелось добавить, что гормоны ослепили Лайзу надолго, учитывая размеры члена Брэда и его богатый опыт.

— У меня тоже проблемы с Морой, если тебе от этого легче, — вздохнула Джесс.

Она рассказала Джинни про поездку дочери на Багамы и про то, с каким неодобрением смотрит та на ее попытки отыскать вторую дочь.

— А тебе точно нужна еще одна дочь? — ядовито спросила Джинни.

— Мне нужно все выяснить. По крайней мере я должна узнать о ее судьбе.

Джинни закрыла глаза.. И вспомнила. Вспомнила, как Джейк настаивал, чтобы она встретилась с дочерью, как неизменно поддерживал ее во время поездки в «Ларчвуд-Холл» и позже, когда Лайза прилетела в Лос-Анджелес.

— Ну что ж, вперед. Держи меня в курсе, ладно? А сейчас я должна идти.

Джинни положила трубку, опустила голову и наконец дала волю слезам.

Глава 11

— Меня интересует законодательство об усыновлении, — тихо сказал Филип.

Он и Николь стояли возле уставленных томами стеллажей в юридическом зале библиотеки Колумбийского университета. Филип прождал Николь почти час; она сослалась на то, что проспала. Он отогнал от себя мысль, что Николь не слишком стремилась на свидание с ним.

— Об усыновлении? — удивилась она. — Ты же промышленный юрисконсульт.

— Верно.

Филипу не хотелось рассказывать ей о своей помощи Джесс. Если объяснить, в чем дело, придется признаться и в том, что он сам усыновлен, что встретился уже взрослым с Пи-Джей, чем брат был крайне недоволен. А еще в том, что ему так и не хватило смелости рассказать о Пи-Джей матери… Короче говоря, Филип неизбежно стал бы исповедоваться, что едва ли уместно с малознакомой девушкой, даже если он провел с ней чудесную ночь.

— У меня особое дело, — неопределенно пояснил он.

Николь подошла еще ближе, и Филип уловил легкий мускусный аромат. Он подавил в себе желание обнять Николь за тонкую талию, уткнуться лицом в ее шею и вдохнуть полной грудью этот запах. «Потом», — приказал Филип своему телу, по которому уже разливалось тепло.

— Порядок усыновления определяется законодательством штатов, — ответила Николь, — а здесь секция федеральных законов.

— Да. — Филип улыбнулся. — Я знаю.

— Материалы по законам штатов на галерее. Твой клиент собирается усыновить ребенка?

Филип смутился.

— Нет. Эта особа пытается найти своего ребенка, когда-то отданного приемным родителям.

Хотя бумаги «Ларчвуд-Холла» сфальсифицированы, в архивах властей штата может скрываться истина. Не исключено, что именно там он найдет ответ на вопрос Джесс.

— Как мило, — с сарказмом бросила Николь. — Работа промышленного юрисконсульта, оказывается, сложнее, чем я думала.

Филип молча и неохотно отошел от нее.

— Филип!

Он остановился и повернулся к Николь.

— Если твой клиент ищет отданного на усыновление ребенка, то легальным путем найти его не удастся.

Ага, только этого ему и не хватало. Юрист, специализирующийся в области прав ребенка, сейчас подробно разъяснит, почему он не должен заниматься тем, чем занимается, и почему его «клиент» не имеет права вмешиваться в жизнь ребенка. Филип скрипнул зубами.

33
{"b":"26139","o":1}