ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джинни вдруг подумала, что, может, Эндрюсы сумеют втолковать Лайзе, кто такой на самом деле Брэд. Стоит этим людям взглянуть на него — с точки зрения среднего класса, — и им станет ясно, что он не пара их дочери. Когда они приедут в этом году? Должно быть, уже скоро. Они всегда появлялись весной.

Взгляд Джинни упал на телефон. Она решила ускорить события. Джинни до сих пор не удосужилась поблагодарить Эндрюсов за огромный букет красных и белых гвоздик, присланный ими на похороны Джейка. Отвратительные, признаться, цветы, но Эндрюсы хотели как лучше.

Джинни взяла со столика записную книжку, нашла телефон Эндрюсов и набрала номер. Уж они-то наверняка образумят Лайзу.

Радость миссис Эндрюс была неподдельной.

— Ох, Джинни, как давно я вас не слышала… Мы с мужем очень переживали за вас, когда ваш супруг скончался.

Уверена, Лайза помогает вам… У нас все замечательно, в этом году наши близняшки заканчивают университет, поэтому мы нынче не собираемся на Запад… Мы очень надеемся, что Лайза приедет на выпускную церемонию… И вам, конечно, мы были бы очень рады… Разместили бы вас на нижнем этаже… Мы только что провели там ремонт…

Джинни пожалела о своем звонке и попрощалась с миссис Эндрюс, так и не упомянув про Брэда, не сказав, что они и Лайза не разговаривают, не намекнув, что у них в Лос-Анджелесе дела идут не слишком хорошо.

Положив трубку, она выключила телевизор. Что ж, остается еще один человек, возможно, способный вправить Лайзе мозги. Только его Лайза воспримет всерьез. Это Гарри Лайонс, ее режиссер.

Джинни села на диван, решив завтра же нанести визит Гарри Лайонсу. Пусть он вызовет Лайзу и пустит в ход все свое красноречие. Но прежде Джинни должна найти достаточно убедительные слова.

Джинни прекрасно понимала, что в сорок семь лет ноги у нее уже не те, что в юности. Конечно, и Гарри Лайонса трудно причислить к выдающимся красавцам современности; впрочем, сам он, судя по всему, убежден в обратном. Как бы то ни было, Гарри мужчина.

Джинни нервно огляделась, боясь увидеть поблизости человека по фамилии О'Брайен, выбралась из машины и задержалась у зеркальной двери, чтобы проверить, все ли в порядке с ее внешностью. К счастью, ей удалось отыскать свободное мини-платье, которое не подчеркивало недавно обретенных дополнительных фунтов. Джинни сочла, что ее аргументы будут весомее, если ей удастся вызвать у Гарри хоть какой-то сексуальный интерес. Джинни и прежде не раз пускала в ход это испытанное оружие, но было это в далекие дни, когда она могла не сомневаться, что воспламенит мужчину, а не заразит его своей скукой. Времена, увы, изменились.

Но в этот раз ее обаяние должно сработать. Иначе последний шанс будет потерян.

Гордо подняв голову, Джинни переступила порог телестудии и направилась к кабинету режиссера, словно приходила сюда каждый день. Добравшись до крыла, где располагались костюмерные, она прошла мимо нескольких закрытых дверей и оказалась перед той, за которой пасынок сводил с ума ее дочь.

Джинни замедлила шаг, боясь, что ее вырвет. Потом подошла к следующей двери и решительно постучала.

— Прошу, — услышала она мужской голос.

Джинни втянула живот, расстегнула еще Одну пуговицу у ворота и вошла в комнату.

Гарри сидел за столом, разумеется, такой же лысый и дородный, как и в день похорон Джейка. На краешке его стола примостилась какая-то толстуха с сигаретой.

— Что вам угодно? — неприветливо осведомился Гарри. Джинни подошла и протянула руку.

— Здравствуйте, Гарри, — любезно сказала она. — Очень рада снова вас видеть. Я Джинни Эдвардс, мать Лайзы Эндрюс.

Гарри мгновенно вскочил, с досадой что-то тихо пробормотал и сжал ее руку в своей потной ладони.

— Эрта, будь любезна, оставь нас.

Неизвестная Эрта стрельнула в Джинни глазами и вышла.

— Чрезвычайно рад, что вы здесь. — Гарри подвел Джинни к мягкому стулу с виниловой обивкой. — Через две минуты вы уже не застали бы меня.

— Я тоже рада, — Джинни лучезарно улыбнулась, пренебрегая своей гордостью — если только у нее еще оставалась какая-то гордость, — и осмотрела стены, увешанные фотографиями. — Вот, значит, где обитает Гарри Лайонс.

Он засмеялся, и многочисленные складки на его шее пришли в движение.

— Мой основной кабинет в другом здании. Здесь я сижу только тогда, когда мы работаем в студии.

Джинни скрестила ноги и чуть-чуть приподняла подол платья. Ей повезло: только что Гарри имел Счастье созерцать женщину еще более толстую. До Эрты ей пока далеко!

— Гарри, мне очень нужно поговорить с вами.

Он ухмыльнулся, вновь уселся за стол и зажег сигару.

— Если вам нужна работа, пусть ваш агент свяжется со мной, — произнес он начальственным тоном.

Джинни рассмеялась:

— Нет, Гарри, я не ищу работу. Хотя если бы мне вдруг захотелось сниматься, я пожелала бы сниматься только у вас.

Гарри выпустил густое облако сизого дыма.

— Красивые женщины нередко обращаются ко мне, когда им нужна работа.

Джинни послала ему улыбку.

— Гарри, мне нужна не работа, а помощь.

— Чем я могу вам помочь?

— Речь идет о Лайзе.

— О, Лайза Эндрюс в помощи не нуждается. Она великолепна.

— Дело опять-таки не в работе. Возникла серьезная проблема в ее личной жизни.

И без того узенькие глазки режиссера превратились в щелочки:

— Что, она влипла в какую-то историю?

— Пока нет. Но это может произойти в любой день. — Джинни поднялась со стула и медленно, как бы оправляя платье, провела ладонями по груди, животу, бедрам. Как и следовало ожидать, глаза Гарри (глаза идиота) следовали за ее руками. — Конечно, Лайза далеко не ребенок, но она удивительно невинна.

Только бы не стал опровергать!

— Славная она малышка… Вас зовут Джинни?

Джинни опять сверкнула улыбкой:

— Да-да, Джинни.

Она была удовлетворена произведенным впечатлением. Гарри откровенно таращился на ее грудь, не отводя взгляда. Только бы ей удалось почувствовать… хоть что-то. Джинни боялась, что ей не удастся долго удерживать его внимание, если не будет вспышки внутри.

— Гарри, — вновь заговорила она глубоким грудным голосом, во всяком случае, надеясь, что он звучит именно так, — не сомневаюсь, у вас богатый опыт общения с женщинами.

36
{"b":"26139","o":1}