ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Путаница?

— Не исключено.

Но Джесс сомневалась. Она не из тех, у кого бывают счастливые случайности. С такими, как она, чудеса не происходят.

— В таком случае, — негромко проговорила миссис Готорн, и Джесс показалось, что в ее голосе прозвучала зависть, — возможно, ваш ребенок жив.

— Возможно, — согласилась Джесс и взяла у миссис Готорн конверт. — Или же это чья-то очень жестокая шутка.

Приехав домой, Джесс расположилась на диване и задумалась: кто мог знать, что она родила в те времена, когда сама была почти ребенком?

Возможно, кто-то из этих людей и написал письмо. Неизвестно, правда, зачем.

Она взяла, лист бумаги и вывела на нем: «Отец».

Но отец и слышать не желал о том, что пятнадцатилетняя незамужняя Джесс беременна. Он отказывался видеть ее, «пока все не будет решено». Кроме того, отец умер более пятнадцати лет назад. И больше никто из родственников не знал о том, что она опозорила почтенный дом Джеральда Бейтса.

Вспомнив про «Ларчвуд-Холл», Джесс написала имена: мисс Тейлор, Пи-Джей, Сьюзен, Джинни. Подумав о докторе Ларриби и Баде Уилсоне, совмещавшего в Вествуде, где располагался «Ларчвуд-Холл», должности шерифа и почтмейстера, она включила в список и их. Эти двое тоже знали о ее беременности.

Просмотрев список, Джесс глубоко вздохнула. Дико предполагать, что кто-то из этих людей способен написать ей от имени дочери. Ни у кого из них нет никакого резона вводить Джесс в заблуждение.

Никакого резона…

Пока она задумчиво покусывала кончик ручки, ее посетила еще одна мысль. Да, один человек действительно знает все. Он многое потерял из-за нее: дом, семью и доступ к значительным денежным средствам. Чарльзу, бывшему мужу Джесс, было известно про ее первую дочь. Правда, когда она выгнала его, он только обрадовался и вскоре женился на молоденькой женщине. Джесс всегда удивляло, как ему удается делать вид, будто он богат. Она-то знала, что Чарльз заблуждается, считая себя лучшим в мире специалистом по инвестициям.

«Чарльз», — написала Джесс на листе и тут же добавила: «Чак, Мора, Тревис». Она обо всем рассказала детям, поскольку хотела, чтобы они знали правду.

Нет, конечно же, дети здесь ни при чем.

Джесс еще раз изучила увеличившийся список, но взгляд ее задержался только на одном имени: Чарльз. Неясно, зачем ему это, но так поступить мог только он.

Сжав кулаки, она мысленно выругалась, потом сняла телефонную трубку и набрала номер его городской квартиры в Манхэттене.

— Сейчас мы не можем поговорить с вами, — услышала она самодовольный голос Чарльза. — Мы вернемся в Нью-Йорк десятого марта.

Би-и-ип.

Джесс положила трубку. Итак, он уехал. Куда?

Ей стало нехорошо при мысли о том, что Чарльз и его молодая жена отправились на какой-нибудь курорт. В Вайнард, например.

Снова схватив трубку, она быстро набрала номер сотового телефона Чака. О том, где Чарльз, скорее всего знает его любимый сын.

— Привет, родной, — сказала Джесс, услышав голос Чака.

— Мама? Привет, как дела?

— Ты очень занят?

Чак рассмеялся:

— Пока я не стал взрослым, жить было проще.

— Я тебя понимаю.

— Тебе что-то нужно?

Джесс вдруг сообразила, что звонила сыну редко и никогда, ни разу не позвонила просто так, чтобы сказать «привет». В свое время Чак вполне ясно дал понять: ему не по душе постоянный контроль матери. Он очень похож на Чарльза, да и на ее отца. Как все это грустно…

— В общем-то да, — призналась Джесс. — Мне нужно потолковать с твоим отцом. Кое-какие вопросы по поводу налогов.

— Папа на Багамах.

На Багамах? Значит, не в Вайнарде.

— А что ему там Понадобилось?

На мгновение она забыла, что не имела права задавать такой вопрос. Но в разводе они четыре года, тогда как в браке были двадцать лет, а старые привычки сильны.

— Он говорил, что хочет купить яхту.

Джесс вздохнула, но не сказала, что, по ее мнению, Чарльз никогда не повзрослеет.

— Ну хорошо, родной. Спасибо. — Помолчав, она добавила:

— Дорогой, я по тебе скучаю. Может, как-нибудь заедешь пообедать?

— Боюсь, не получится. Я сейчас на семинаре в Бостоне.

— В Бостоне? — удивилась Джесс.

— Ну да. Сотовый телефон — удобная штука, правда? «Бостон, — подумала она. — А оттуда рукой подать до Вайнарда».

Джесс прикрыла глаза и попыталась отделаться от слишком ясной мысли. Пробормотав какие-то слова, которые матери обычно говорят взрослым сыновьям, она попрощалась. Потом Джесс долго сидела и твердила себе: то, что Чак в Бостоне, еще ничего не значит. Да, он похож на Чарльза, но из этого вовсе не следует, что он пойдет по его стопам. И Чак все-таки и ее сын, поэтому не станет издеваться над матерью.

Джесс еще раз пробежала глазами список.

Отец.

Хозяйка пансиона.

Четыре бывшие подруги.

Между прочим, только у Джинни жизнь в конце концов сложилась удачно. Интересно, как повела бы себя Джинни, окажись она в подобной ситуации? Заподозрила бы собственного сына?

Глава 2

Джинни Стивенс-Розен-Смит-Эдвардс считала, что мужей лучше оставлять, чем хоронить.

Сейчас она стояла в полутемном ритуальном зале Лос-Анджелеса и смотрела на дубовый гроб, украшенный камелиями — любимыми цветами Джейка.

— Сукин сын, — прошипела она себе под нос. — Грязный, подлый сукин сын.

Он не имел права умирать. Пять лет Джинни была верна ему. Черт возьми, она любила его, если, конечно, можно назвать любовью то чувство, которое заставляет женщину вытворять разные глупости, например, не изменять мужу или неизвестно ради чего заботиться о нем. И Джинни не изменяла ему и заботилась о нем целых пять лет. И к чему это привело? Да к тому, что она стоит здесь, таращится на то, что когда-то было любимым человеком, и задается вопросом, хороший ли выбрала гроб и что сказал бы Джейк насчет бледно-голубой шелковой обивки.

Всех, кроме Джинни, удивило, что Джейк не желал кремации, хотя это было принято в Калифорнии. Как-никак Лос-Анджелес — огромный город, и земля здесь невероятно дорогая. Но Джейк всю жизнь боялся огня, и Джинни об этом знала. Она вообще много знала о своем муже: например, он мечтал о карьере певца, не умея верно воспроизвести ни единой ноты. Джейк стал удачливым продюсером документального кино только потому, что первая жена, мать его двоих детей, алкоголичка, всячески этому противилась. И еще Джинни считала, что Джейк — самая большая удача, выпавшая ей в жизни.

4
{"b":"26139","o":1}