ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Будет ли им недоставать меня, если я уже не выйду из этого леса?»

А ведь Джесс в самом деле недостойно поступила с Морой. Много лет Мора считала себя единственной дочерью Джесс. И вдруг сейчас от нее требуют, чтобы она уступила место в материнском сердце неизвестной, безымянной «другой» дочери. Сколько бы Мора ни изучала психологию, она не сможет объективно оценить эту ситуацию. Всю жизнь Мора будет пристрастна к Мелани, Саре и к тому, кого когда-то любила Джесс, — к Ричарду.

Теперь надежды обрести первого ребенка рухнули, и Джесс хотелось только вернуться домой и смириться с тем, что она узнала за эти дни. Оказывается, отец, не склонный или неспособный выказывать чувства, так любил Джесс, что взял на себя заботу о ее дочери, устроил жизнь девочки наилучшим, как ему представлялось, образом. Теперь Джесс надеялась, что сможет принять свое прошлое таким, каким оно было. Поэтому Джесс вовсе не хотелось умирать в лесу. Она мечтала вернуться домой.

Но Джесс лежала на земле не в силах сдвинуться с места и гадала, долго ли продержится и скоро ли обнаружат ее тело. По щекам Джесс текли слезы, обильные и тихие, как осенний дождь.

Ничего, она доберется до этого сукина сына и прикончит его. Если справилась с Брэдом, то и шакал по имени Ричард получит свое.

«Ричард», — повторила про себя Джинни, выехав на шоссе на пикапе Дика. Это имя она слышала миллионы раз еще тридцать лет назад. «Вот увидишь, Ричард обязательно приедет за мной», — твердила целыми днями пятнадцатилетняя Джесс. И этот самый, Ричард так и не приехал. Он сбежал сюда, на остров. Джинни отчасти понимала его. Вайнард во всех отношениях привлекательнее «Ларчвуд-Холла». А «Мейфилд-Хаус» — куда более достойное место, чем квартирка без горячей воды, где пришлось бы ютиться Ричарду, Джесс и ребенку. Ведь если бы Ричард женился на Джесс, ее отец, конечно же, не стал бы помогать им деньгами.

Но и сейчас, как три десятилетия назад, Ричард ничтожен и жалок. Какими бы россказнями он ни пудрил Джесс мозги, его поступки говорят сами за себя.

И Джинни убьет этого сукина сына за то, что он опять пытается обмануть Джесс.

Когда начал накрапывать дождь, она смачно выругалась и включила «дворники».

Хорошо еще, что машина Дика оказалась в гараже. К счастью, Дик оставил ключ зажигания в замке. Но, по правде говоря, Джинни была не в силах по-настоящему радоваться этим маленьким подаркам судьбы. У нее кошмарно болела спина, а она во что бы то ни стало должна отыскать Джесс.

Притормозив, Джинни опустила стекло и крикнула человеку в желтом плаще:

— Эй, как попасть в Уэст-чопский лес?

Желтый плащ притворился, что не слышал вопроса, и скользнул в темный подъезд.

— Козел, — бросила ему вдогонку Джинни.

Она решила выехать на Спрингс-стрит, сделать небольшой круг и оказаться в начале Мейн-стрит. Можно заехать в «Тисбери инн». Там наверняка найдется хоть кто-то с головой на плечах.

Джинни не ошиблась. Портье был на месте. Доковыляв до его стойки, она спросила:

— Мне нужно в Уэст-чопский лес. Где это?

Портье улыбнулся:

— Для пикника погода мало подходит, не так ли?

Не обращая внимания на боль в спине, Джинни склонилась над стойкой и рявкнула:

— Черт побери, говорите, как туда проехать. Речь идет о жизни и смерти.

Должно быть, портье испугался, увидев перед собой с трудом передвигающуюся женщину в мокром нейлоновом костюме. Джинни все-таки успела одеться до появления полиции, но два дня не мылась и не обновляла косметику. Наверное, портье хотелось, чтобы она убралась из гостиницы как можно скорее, но ей не было до этого никакого дела. Портье объяснил Джинни, как ехать, и она потащилась к выходу.

Джесс засыпала и просыпалась. Дождь усиливался и больно хлестал ее; земля все больше пропитывалась водой.

Перестав плакать, Джесс окончательно очнулась и стала всматриваться в ночь.

Один раз она попыталась ползти по тропе, но корни и палки врезались в тело, так что пришлось оставить попытки. Теперь, лежа неподвижно, Джесс спрашивала Бога, за что Он сотворил с ней такое, просила Его не продлевать мучений и позволить ее душе отойти с миром.

Она вспомнила, как читала когда-то о религиозной философии индусов, которые убеждены, будто люди являются в мир, чтобы решить проблемы, не решенные ими в прошлых воплощениях. Если идея переселения душ верна, значит, скоро Джесс вернется на Землю другим человеком и уже никогда не узнает, сопутствовало ли счастье Чаку, Море и Тревису и открыл ли кто-то Мелани тайну ее рождения.

Впрочем, скоро Джесс Бейтс Рэндалл уже не будет на свете.

— Джесс!

В шуме дождя ей померещилось, будто ее окликнули. Джесс подумала, что духи леса начали разговаривать с ней. Наверное, она потеряет рассудок, а потом жизнь.

— Джесс! Где ты?

Она затаила дыхание и прислушалась.

— Джесс!

Голос явно приблизился.

— Джесс! Это я, Джинни!

Джесс прикрыла лицо руками и разрыдалась. Джинни! Джинни здесь!

— Джинни! — крикнула она, насколько хватило сил. — Я здесь! Не могу идти.

— Где — здесь? Где?

— Не знаю. Я оступилась…

Слезы душили ее, и она едва говорила.

— Только не молчи! — приказала Джинни. — Я найду тебя.

— Я не могу… Не знаю, что говорить…

— Расскажи мне, какая у тебя замечательная подруга. Ведь я все-таки тебя отыскала, хотя, сама едва хожу. Между прочим, ты до чертиков нас всех напугала.

— Кого — всех?

— Меня, Лайзу, Филипа, Дика.

Где-то неподалеку хрустнула ветка.

— Джинни, — негромко предупредила Джесс, — только не споткнись.

— Тьфу, черт!

Наступило молчание. Дождь лил как из ведра.

— Эй, что с тобой все-таки случилось? — спросила Джинни.

— Я же тебе сказала. Оступилась. Упала. Похоже, сломала ногу. Идти совсем не могу.

— Где Ричард?

— Он не появился.

— Это я заметила.

Джесс уронила голову.

— Джинни, пожалуйста…

— Послушай, я вообще-то не знаю, как тебя отсюда вытащить. Сама понимаешь, взвалить тебя на спину мне не удастся.

— Тогда я подожду, пока ты кого-нибудь привезешь.

— Дождь хлещет, Джесс.

— Я пришла сюда засветло. Так что потерплю еще полчаса.

75
{"b":"26139","o":1}