ЛитМир - Электронная Библиотека

«Мы были одной командой», – подумала о своих родителях Кэролайн, но не стала говорить этого вслух.

По той февральской передаче она помнила, что Лоренс, Клер и Холли тоже были когда-то единой любящей командой.

– Кэролайн? – встревожился Лоренс, заметив появившуюся на ее лице печаль. – С вашими родителями что-то случилось?

– Да, – тихо отозвалась она, вспоминая давнее горе. – Все трое – мама, папа и дедушка – погибли в авиакатастрофе в западной Америке. Стоял сильный туман, они пытались приземлиться, но у них не получилось...

– А где были вы в это время?

– В Нью-Йорке, на первом курсе университета. Когда мне исполнилось восемнадцать, на семейном совете было решено, что я должна получить образование в университете. Конечно, я не хотела расставаться с родителями, и они не хотели расставаться со мной, но...

– Настало время самостоятельно отправиться в путешествие. Так, Кэролайн?

– Да, – улыбнулась она. – Всю свою жизнь до этого момента я проводила время среди взрослых. Теперь же, поступив в университет, я оказалась в компании сверстников, и это было тоже своего рода интересным приключением.

Вздохнув, она замолчала. Потом едва слышно добавила:

– Я была очень наивна и доверчива. Живя в семье, я ни разу не сталкивалась с настоящим обманом... Когда мне исполнился двадцать один год, я получила огромное наследство, доставшееся мне после гибели дедушки, отца и матери. Я была все такой же наивной и доверчивой, как в первый год обучения в университете. И тут в моей жизни появился некий Гpант Ганнон.

– Отрицательный персонаж романа?

– Вот именно. Негодяй, ловко замаскировавшийся под героя на белом коне. Он был старше меня на пять лет и уже делал успешную карьеру брокера на Уолл-стрит. Собственно, сначала Грант вовсю крутил роман с моей соседкой по комнате, но, когда узнал, что я стала невероятно богатой наследницей, полностью переключил все свое внимание на меня, и только на меня. Он сразу заявил, что притворялся, будто его интересует моя соседка, в то время как с самого начала его мысли занимала только я и никто другой. Он сказал, что давно околдован моей красотой и умом... Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что все это было искусной ложью, направленной на достижение желанной для него цели. Но тогда его слова показались мне абсолютно искренними. Грант был старше меня... Он был хорош собой и ужасно обаятелен. А мне тогда было очень тоскливо и одиноко. Я отчаянно нуждалась в любви...

Кэролайн внезапно замолчала на половине фразы. На ее щеках проступил горячий румянец, и она опустила глаза. Идиотка! Она вздумала рассказать Лоренсу свою историю о том, как очаровательный мужчина заставил ее выйти за него замуж, хотя ему нужна была неона, а ее богатство. Разумеется, Грант Ганн он оказался настоящим негодяем, но его подлость и алчность все же не шла ни в какое сравнение с подлостью Дерека Берка. Берк, как оказалось, хладнокровно попытался застрелить Лоренса в далеких вьетнамских джунглях, а потом совратил убитую горем вдову своим лживым рассказом о настоящей дружбе с ее погибшим возлюбленным.

– Кэролайн! – тихо позвал ее Лоренс. Он давно уже забыл, что такое страх, но сейчас ему вдруг стало страшно, что она перестанет рассказывать ему о своей жизни и навсегда замкнется в своем мире. – Кэролайн! – снова позвал он, и на этот раз в его чуть охрипшем голосе прозвучала тревога.

Именно эта неподдельная взволнованность заставила ее снова взглянуть на Лоренса и едва слышно произнести:

– Все, что потом случилось со мной, Лоренс, мое несчастливое замужество за человеком, которому нужны были только мои деньги, все мои слезы и переживания, – все это очень тривиально. Просто глупая и наивная девчонка сделала неправильный выбор, вот и все. Вряд ли об этом стоит много говорить.

– Вы хотите сказать, это все пустяки в сравнении с тем, что произошло с Клер?

– Да.

– Нет! – мягко, но решительно возразил ей Лоренс. – Измена – любая измена – оскорбительна, любое предательство страшно, любая потеря горька... Кэролайн, прошу вас, не считайте, что события, выпавшие на мою долю, гораздо важнее любых других, в том числе и тех, которые имели место в вашей жизни.

По любым меркам то, что случилось с Лоренсом Элиотом, было гораздо важнее, гораздо значительнее, но Кэролайн хорошо понимала смысл его просьбы. Он хотел, чтобы ему рассказали о своих горьких переживаниях, чтобы позволили помочь, чтобы не оставляли его в невольной изоляции от других людей только потому, что произошедшая в его жизни трагедия казалась всем невероятно тяжелой и невыносимой.

Что и говорить, судьба обошлась с ним крайне жестоко. Тот факт, что Лоренсу Элиоту удалось справиться со своими бедами, свидетельствовал о незаурядности его человеческой личности. Однако теперь он просил Кэролайн лишь об одном: чтобы она позволила ему стать внимательным и сочувствующим слушателем.

Она догадалась, что за последние семнадцать лет вряд ли кто-нибудь осмеливался «плакаться в жилетку» Лоренсу Элиоту, и тот факт, что он сам просил ее об этом, несомненно, льстил ей.

В его темно-зеленых глазах Кэролайн вдруг ясно прочла искреннюю заинтересованность в ее жизни и судьбе, и у нее захватило дух от поднявшейся в ней самой ответной волны горячей симпатии.

– Кэролайн, расскажи мне о себе, – чуть хрипло прошептал Лоренс. – Расскажи, что ты чувствовала, когда твой муж тебя обманул.

Откровенно говоря, она никому никогда полностью об этом не рассказывала, стремясь самостоятельно преодолевать все трудности и эмоциональные потрясения. Ее оптимистическая натура не позволяла ей опускать руки. В глубине души всегда жила вера в то, что она все равно будет счастлива.

Но теперь Кэролайн решила рассказать все сидевшему рядом с ней мужчине, чья судьба оказалась еще более тяжелой.

– Сначала Я пришла в смятение, потом мне стало очень больно и обидно. Я никак не могла взять в толк куда испарилось все очарование и нежная забота Гранта после того, как я официально стала его женой. Я пыталась понять, в чем я ошиблась. Я думала, что сама виновата в этом, потому что сделала что-то не так и это оттолкнуло от меня моего мужа. Потом я стала пытаться снова заслужить его любовь, вернуть себе хотя бы его доброе расположение, но все оказалось напрасно.

– Должно быть, тебе было очень трудно...

– Да, очень трудно, – кивнула Кэролайн, но внутренний голос тут же возразил, что на самом деле по-настоящему трудно было не ей, а Лоренсу. Это соображение чуть было не заставило ее замолчать, но Лоренс, казалось, прочитал ее мысли и взглядом приказал продолжить свой рассказ. Это был мягкий, но по-мужски властный приказ, которому Кэролайн с охотой подчинилась.

– Наш брак длился семь лет, хотя, как я теперь понимаю, он мог длиться всю жизнь, потому что я была исполнена решимости завоевать любовь мужа, а он был вполне доволен своей жизнью. И вот в один прекрасный день отвергнутая и разъяренная любовница Гранта – их у него было немало, как потом выяснилось, – позвонила и раскрыла мне глаза относительно похождений моего супруга. Вначале я была буквально раздавлена горькой правдой, но потом почувствовала значительное облегчение: эти измены дали мне наконец ответ на мучившие меня вопросы. Его супружеская неверность заставила меня наконец действовать. Я решила, по примеру отца, разом обрубить все ненужные связи и двигаться дальше, навстречу новым, интересным открытиям. Конечно, я не обладала таким сильным характером, как он, но все же сумела добиться быстрого развода и переехала из Нью-Йорка в Сиэтл, где в прежние времена часто отдыхала вместе с родителями в ожидании новой экспедиции. Переезжая в Сиэтл, я подумала, что поживу там немного, а потом, когда буря переживаний уляжется, уеду еще куда-нибудь... Но этого так и не случилось. С тех пор прошло двенадцать лет, а я так и продолжаю жить в Сиэтле.

– Двенадцать лет? – переспросил Лоренс, мысленно делая подсчет. Ей был двадцать один год, когда она вышла замуж. Брак, длившийся семь лет, окончательно развалился двенадцать лет назад, значит... Тебе сорок?

17
{"b":"26143","o":1}