ЛитМир - Электронная Библиотека

– Барбара, может так случиться, что я не сразу дозвонюсь до Джейсона, – сказала Рейвен. – Давайте я сама позвоню мисс Синклер.

– Вообще-то у меня горят билеты в оперу, смущенно пробормотала Барбара. – Вы действительно согласны позвонить ей вместо меня?

– Ну конечно! Для меня это не составит никакого труда. А если у меня сегодня не получится дозвониться до Джейсона, то я сообщу об этом мисс Синклер, чтобы она не ждала понапрасну.

Рейвен и правда не имела ничего против того, чтобы лично поставить в известность капризную мисс Синклер о том, что любовь не всегда бывает счастливой.

– Спасибо, Рейвен, – обрадовалась Барбара. Тогда я позвоню ей прямо сейчас и скажу, что вы с ней непременно свяжетесь.

Когда она продиктовала номер телефона Лорен Синклер, Рейвен спросила, где живет знаменитая писательница.

– Кадьяк, штат Аляска.

– Далековато для поездок в Нью-Йорк.

– Она никогда не приезжает в Нью-Йорк. Ее книги занимают первое место по продажам, но она ни разу не была в нашем издательстве. Никто из нас ни разу не видел мисс Синклер, у нас даже нет ее фотографии, чтобы поместить на обложку.

Рейвен удивленно подняла брови. У нее уже успел сложиться образ избалованной славой и деньгами эксцентричной особы, признающей только счастливый конец и имеющей нахальство указывать самому Джейсону Коулу, как надо снимать фильм по ее книге. Но она никак не предполагала, что Лорен Синклер ведет затворнический образ жизни.

– Вы позвонили как раз вовремя, – сказала Грета, секретарша Джейсона, когда Рейвен набрала его номер. – Шеф только что вышел из монтажной. Сейчас я вас соединю.

Пока Рейвен ждала у телефона, она попыталась представить, как в этот момент выглядит Джейсон, один из самых сексуальных мужчин Голливуда. Наверняка на нем сейчас черная просторная футболка, потертые джинсы и видавшие виды ковбойские полусапожки: такая одежда подчеркивает гибкость и мускулистость его тела. Густые длинные волосы растрепаны, лицо небрито, под неправдоподобно синими глазами залегли темные круги. Впрочем, он не производит впечатление человека крайне усталого. Скорее наоборот – он источает энергию и желание творить, несмотря на долгие часы изнурительной работы.

– Рейвен? – раздался в трубке бархатный баритон Джейсона.

– Привет! Как идут дела?

– Более-менее. От меня требуется очень много терпения.

Рейвен отлично знала, что Джейсон был очень нетерпеливым, когда дело касалось творчества, но в постели его нельзя было упрекнуть в отсутствии терпения. Во всяком случае, именно так утверждали его многочисленные любовницы.

И вот этому чрезвычайно талантливому темпераментному человеку Рейвен постаралась доходчиво объяснить причину своего звонка.

– Кажется, в конце романа Саванна благополучно рожает дочь? Так вот, мисс Синклер опасается, что ты в своем фильме не дашь ребенку родиться живым.

– С ребенком все будет в полном порядке! – заверил ее Джейсон. – Это Саванна умрет при родах.

– Значит, счастливого конца не будет?

– Вот именно. И скажи, пожалуйста, мисс Синклер, что это будет мой фильм, хотя по ее книге.

– Хорошо, скажу. Она должна понимать, что продажа прав на экранизацию всегда предполагает возможность изменения первоначальной сюжетной линии.

– Вот именно! – нетерпеливо подтвердил Джейсон.

Рейвен ненавидела себя. Недавний разрыв с Майклом и его жестокие слова лишний раз показали то, что она и так знала всю жизнь, – она словно прекрасное изваяние изо льда, которым можно восхищаться, но которое нельзя по-настоящему любить...

Набирая номер Лорен Синклер в Аляске, она испытывала некоторое злорадное удовольствие от того, что сейчас заставит избалованную вниманием писательницу, смеющую кружить головы миллионам читателей своими чудесными сказками о настоящей любви со счастливым концом, почувствовать горький привкус реальности.

– Алло?

Голос в трубке был тоненьким и даже испуганным. Очевидно, это была секретарша Лорен Синклер, только что пережившая бурю негодования своей патронессы, чрезмерное самолюбие которой было уязвлено известным кинорежиссером.

– Меня зовут Рейвен Уинтер. Я хотела бы поговорить с Лорен Синклер.

Это был псевдоним, но Холли Элиот, не колеблясь, ответила:

– Я и есть Лорен Синклер. Барбара Рэндал сказала мне, что вы будете звонить.

Рейвен была слегка озадачена тем, что, как выяснилось, этот тонкий голосок принадлежал самой писательнице, а не ее секретарше, но невозмутимо продолжала разговор:

– Я только что разговаривала с Джейсоном Коулом.

– И что он вам сказал?

В далеком испуганном голосочке послышались нотки надежды. Злорадное удовольствие Рейвен моментально улетучилось. Теперь ей было жаль обладательницу тоненького голоса, потому что ответ Джейсона не оставит камня на камне от ее хрупкой надежды. Стараясь говорить как можно мягче, она сказала:

– Джейсон считает, что фильм получится более захватывающим и реалистичным, если главная героиня умрет при родах. Ребенок останется в живых, но...

– О нет! Только не это!

Эти слова были произнесены шепотом, полным такого ужаса и скорби, словно Рейвен сообщила писательнице о внезапной смерти близкого ей человека. Вслед за этим в трубке воцарилось молчание.

– Мисс Синклер? Лорен? Вы слышите меня?

– Да.

Еще несколько секунд назад в этом голосе звучала надежда, теперь же в нем слышалась смертная тоска. Но ведь на самом деле никто не умер! Как бы ни любили и боготворили Саванну читатели, она все же была не реальным человеком, а всего лишь вымышленным персонажем!

Как бы там ни было, Рейвен выполнила свою миссию. Лорен Синклер восприняла сообщение с отчаянием, но без всякого протеста, словно решение Джейсона умертвить Саванну было абсолютно неизбежным, словно она уже умерла.

Но на самом деле судьба Саванны еще не была решена окончательно хотя бы потому, что Джейсон пока не приступил к работе над фильмом. И у Рейвен внезапно возникла весьма опасная идея. Не только опасная, но и глупая! А может, даже безнадежная...

Разум приказывал ей немедленно распрощаться с Лорен Синклер, сказав несколько общепринятых любезных фраз, но ни в коем случае не говорить ей об авантюрной идее.

И все же Рейвен решила прислушаться к внутреннему голосу:

– Насколько я понимаю, это для вас очень важно. Не могли бы вы рассказать мне о причинах вашего чрезвычайно трепетного отношения к персонажам вашего романа? Возможно, я могла бы попытаться убедить Джейсона в вашей правоте. Впрочем, было бы гораздо лучше, если бы вы все объяснили Джейсону сами при личной встрече. Вы сможете прилететь в Лос-Анджелес, чтобы встретиться с Джейсоном Коулом?

На этот вопрос Холли мысленно сразу дала отрицательный ответ. Предложенная Рейвен Уинтер поездка в Лос-Анджелес показалась ей совершенно невозможной. Последние пятнадцать лет Холли Элиот жила на Аляске, никуда не выезжая. И вообще она покидала свой скромный домик только в случае крайней необходимости. Иногда она пешком проделывала четырехмильное путешествие в город за покупками, или чтобы наведаться на почту, или чтобы посмотреть очередной фильм Джейсона Коула, который показывали в местном кинотеатре.

Так было не всегда. Первые пятнадцать лет жизни на Аляске Холли весьма активно путешествовала по всему штату, не уставая восхищаться красотой арктической природы. Каждый год она ездила в Барроу, а в 1989 году отправилась на берега пролива Принца Уильяма, чтобы помочь в спасении морских птиц и животных, пострадавших от разлившейся после крушения танкера нефти.

Конечно, она вполне могла бы прилететь в Лос-Анджелес. Ее пугала не поездка, а личная встреча с самим Джеймсом Коулом и необходимость подробно объяснять ему, почему она так настаивает на непременно счастливом конце фильма.

И все же внутренний голос подсказывал Холли, что она должна это сделать. Семнадцать лет назад, когда она была тринадцатилетней девочкой, ей не удалось спасти жизнь горячо любимой матери. Теперь же она должна успеть спасти жизнь другой матери, пусть и вымышленной...

2
{"b":"26143","o":1}