ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Создайте личный бренд: как находить возможности, развиваться и выделяться
Гортензия
Зона навсегда. В эпицентре войны
Лживый брак
Выйди из зоны комфорта. Рабочая тетрадь
НЛП. Большая книга эффективных техник
Всеобщая история чувств
Стены вокруг нас
Ледяная Принцесса. Путь власти

Получилось, что Ник и Рейвен застряли в этой сказочной снежной стране, в то время как у каждого были важные дела в Лос-Анджелесе.

– Извини, – пробормотала Рейвен Нику, подсознательно ожидая от него вспышки гнева. Будь сейчас на его месте Майкл, он бы непременно обрушился на нее с градом жестоких обвинений в том, что у него срываются срочные дела. Впрочем, окажись на месте Ника Майкл, они бы не были застигнуты снегопадом в отеле, потому что отправились бы в Лос-Анджелес первым утренним рейсом – задолго до того, как над городом разразилась снежная буря.

Вспомнив Майкла, Рейвен подумала, что он наверняка нашел бы общий язык с Викторией и Блейном, очень быстро бы подружился с ними. Наверняка он бы настоял на том, чтобы Рейвен пошла танцевать с Блейном, и не только с ним, а со всеми бывшими любовниками-одноклассниками. Сам Майкл тем временем с удовольствием развлекал бы их жен. Потом Рейвен уговорила бы его отправиться спать, потому что на другой день им предстояло подняться очень рано из-за необходимости успеть на утренний рейс домой. Потом он бы потребовал от нее сексуального удовлетворения и после грубоватого совокупления крепко заснул бы, отвернувшись к стене... А Рейвен чувствовала бы себя счастливой потому что он все-таки не отказался от роли эскорта на этой важной для нее встрече выпускников...

Взглянув на Рейвен, Ник не мог не заметить ее печальную задумчивость.

– Послушай, Рейвен, – мягко сказал он, – это же еще не конец света. Напротив, так романтично! Знаешь что? Давай примем душ и закажем завтрак в номер. Но прежде мне, да и тебе, я думаю, тоже, нужно сделать несколько телефонных звонков. Согласна?

Белоснежка встретила его слова чудесной улыбкой, но в следующее мгновение на ее лице появилось крайне сосредоточенное выражение.

– Пытаешься вспомнить деловое расписание? – слегка поддел ее Ник.

– Нет, я пытаюсь вспомнить номер телефона Лорен Синклер в Кадьяке на Аляске. Она, Джейсон Коул и я должны были встретиться завтра в двенадцать часов, чтобы обсудить будущую картину, которую он снимает по ее роману «Дары любви».

– Завтра? Тогда она, может быть, уже вылетела в Лос-Анджелес.

– Вот именно! А я не знаю, в какой гостинице она остановится.

– Твое присутствие на этой встрече обязательно.

– Нет, не обязательно, но очень желательно, сказала Рейвен и мысленно добавила: «Лорен обрадуется, если я буду рядом с ней во время важного для нее разговора с Джейсоном». Она не стала говорить вслух, потому что это прозвучало бы излишне самонадеянно. – Мы с Лорен должны убедить Джейсона не менять счастливый конец ее романа. Я уже дважды звонила ей, поэтому должна вспомнить номер.

Она замолчала, сосредоточенно глядя в пространство перед собой.

– У тебя фотографическая память?

– Во всяком случае, была когда-то. С возрастом у меня появилось такое ощущение, будто пленка постепенно кончается, а другой у меня почему-то нет.

– Тогда почему бы не полистать телефонный справочник? Или Лорен Синклер – это ее псевдоним?

– Да, это действительно псевдоним, но мне известно ее настоящее имя. Однако она так заботится о сохранении своей частной жизни в полнейшей тайне, что я буду несказанно удивлена, если обнаружу номер ее телефона в справочной книге.

– Ладно, я прекращаю свои расспросы, иначе ты никогда не вспомнишь этот злополучный номер. Я пойду в свою спальню и буду звонить оттуда, чтобы не мешать тебе. А потом... Можно мне присоединиться к тебе в душе?

– Да... конечно...

Рейвен была уверена, что правильно вспомнила последовательность цифр, но когда Лорен так и не сняла трубку, она решила на всякий случай проверить номер по телефонной справочной службе Кадьяка. Как она и ожидала, в списках справочной службы не значилось ни Лорен Синклер, ни Мэрилин Пирс. Судя по всему, как и предполагал Ник, писательница уже вылетела в Лос-Анджелес.

Глава 13

Тогда Рейвен позвонила в собственный офис и оставила сообщение для своей секретарши с просьбой отменить все встречи, назначенные на первую половину понедельника, поскольку она из-за нелетной погоды застряла в Чикаго.

Сделав еще несколько деловых звонков, Рейвен подошла к окну и стала задумчиво глядеть на причудливые завихрения снежных потоков за стеклом. Наверное, на улице было очень холодно. Но даже если бы Рейвен оказалась сейчас там, под снегопадом, ей все равно было бы тепло, потому что она впервые в жизни чувствовала себя По-настоящему счастливой.

Ник тоже глядел в окно, любуясь сказочной красотой снегопада и чувствуя себя бесконечно счастливым. Набрав свой домашний номер, он стал ждать, пока трубку снимет кто-нибудь из его родителей. Наверное, счастливый голос выдаст его с головой. Во всяком случае, мама сразу поймет, что с ним произошло что-то очень хорошее.

Однако вопреки ожиданиям к телефону подошла его старшая дочь, которой было уже двенадцать лет. Саманта была дома, и это означало, что Дендра нарушила свое обещание и не взяла девочек к себе на воскресенье. Ник почувствовал приступ негодования по отношению к легкомысленной и безответственной Дендре, в очередной раз обманувшей девочек. Однажды она уже предала их, но только старшая, Саманта, помнила об этом.

Ника захлестнула волна сочувствия и горячей любви к дочери, и он сказал в трубку:

– Привет, Саманта!

– Папочка!

– Почему ты дома? Что случилось?

– Она сказала, что простудилась. Голос действительно был охрипшим.

Услышав в голосе Саманты нотки защиты по отношению к матери, по мнению Ника, совершенно не заслуживавшей этого, так как много лет назад она сама бросила своих детей, он снова возмутился. Впрочем, Саманта даже радовалась в глубине души, когда Дендра по той или иной причине отменяла воскресные свидания с детьми.

Ник надеялся, что, повзрослев, обе девочки наконец поймут, какова на самом деле их мать – эгоистичная и бессердечная.

– Как ты себя чувствуешь, детка?

– Все хорошо, папочка. Мы с бабушкой и дедушкой играем в канасту.

На лице Ника появилась счастливая улыбка. Если бы не его родители, ему было бы чрезвычайно трудно в одиночку поднимать своих дочерей. Бабушка с дедушкой горячо любили своих внучек, всякий раз с готовностью отзываясь на просьбы Ника о помощи.

– Ты выигрываешь?

На другом конце раздался счастливый детский смех.

– Нет! Выигрывает, как всегда, бабушка!

– Как всегда! – эхом откликнулся Ник, улыбаясь во весь рот. Это была своего рода семейная традиция.

Бабушка всегда выигрывала в канасту.

– А где Мелоди?

– у Джессики.

Девятилетней Мелоди могло вообще не быть на этом свете, если бы Ник в свое время не узнал о том, что Дендра беременна и собирается сделать аборт. Тогда ему удалось уговорить ее не делать этого. В итоге родилась Мелоди.

– Ты уже едешь домой, папочка? – с надеждой в голосе спросила Саманта.

– Нет, детка, – с долей грусти ответил Ник. Сейчас ему очень хотелось оказаться рядом с дочерью. Больше того. Похоже, я не смогу вернуться домой до завтрашнего вечера. Хочешь узнать почему?

– Почему? – повторил детский голосок.

– Потому что здесь, в Чикаго, внезапно разразилась сильнейшая снежная буря.

– Снежная буря? – восторженно переспросила Саманта.

Ник улыбнулся. Обе девочки обожали снег. Как только они узнали о его существовании. Все рождественские каникулы проводили на озере Тахо, где находился один из отелей «Эдем». Там они могли с утра до вечера играть в снежки, кататься на санках и пить горячий шоколад с нежнейшим зефиром, глядя как за окном тихо падают снежинки.

– Жаль, что тебя сейчас нет рядом со мной, – сказал Ник. – Знаешь, что я сейчас чувствую?

– Нет. А что ты сейчас чувствуешь?

– Мне кажется, будто я попал в один из твоих стеклянных снежных шаров и кто-то хорошенько встряхнул его!

– Здорово!

– Конечно, здорово! – согласился Ник, вспоминая коллекцию снежных шаров, которую собирала Саманта.

31
{"b":"26143","o":1}