ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мелоди?[4]

– Да, – счастливо улыбнулся Ник. – Это имя ей очень подходит. Она всегда такая веселая и приветливая, словно звонкая песня радости и безоблачного счастья! Когда я думаю о том, что Дендра хотела убить ее задолго до рождения... Если бы в тот день я не вернулся домой пораньше...

– Но ведь ты вернулся! – ободряюще сказала ему Рейвен, думая о том, как ее мать делала аборт за абортом, без колебаний убивая своих нерожденных детей. – А кто же заботится сейчас о твоих дочерях? – вдруг встрепенулась она.

– Мои родители. Мы живем все вместе. Сегодня Дендра должна была взять их к себе на весь день, но в последнюю минуту, как это бывало уже не раз, отказалась. Заявила, что внезапно простудилась.

– Значит, она до сих пор живет в Лос-Анджелесе?

– В Лос-Анджелесе, в Нью-Йорке, в других городах. Она вышла замуж за очень состоятельного человека, у которого уже есть дети.

– Ты все еще любишь ее?

– Честно говоря, я вообще не помню, чтобы я когда-либо любил ее по-настоящему. Все мои чувства были разом уничтожены в тот день, когда я понял, что она тайком была готова убить нашего ребенка и что если бы не случайность, именно так все бы и произошло. Мне страшно даже подумать об этом!

Рейвен понимающе кивнула, и в комнате на некоторое время воцарилось молчание. Наконец Ник спросил:

– А ты до сих пор любишь свою мать, несмотря на ее предательство?

Прежде чем ответить, Рейвен долго размышляла, потом едва слышно проговорила:

– Сейчас уже не люблю. Но очень долгое время после ее внезапного отъезда и всего того, что произошло потом, я действительно продолжала ее любить. Мне кажется, она не любила саму себя, поэтому оказалась неспособной любить собственного ребенка. А почему ты спрашиваешь меня об этом, Ник? Ты хочешь понять, что чувствуют Саманта и Мелоди по отношению к своей матери?

– Да. Меня особенно волнует Саманта. Она почему-то стремится во что бы то ни стало сохранить отношения с Дендрой, хотя та не проявляет особого энтузиазма.

– Ты не должен препятствовать Саманте в этом, Ник. Придет время, и она сама порвет эти отношения.

– Рейвен, я хочу познакомить тебя с моими дочерьми, – внезапно заявил Ник.

– Я буду очень рада, – прошептала она.

– Давай устроим совместный ужин на этой неделе?

– Отличная идея!

Рейвен на секунду задумалась, вспомнив, что уже очень давно – а если быть точнее, целых пять лет не готовила ужин, рассчитанный на гостей, но, понадеявшись на опыт и хорошую память, предложила:

– Может, устроим ужин у меня дома? Я неплохо готовлю.

– Ты уверена, что хочешь этого?

– Абсолютно!

– Отлично! МЫ придем к тебе в гости!

Заметив в ее глазах нерешительность, Ник мягко спросил:

– Тебя что-то беспокоит?

– Просто я подумала, не пригласить ли нам и твоих родителей?

Ник не сомневался в том, что его родители с удовольствием примут это приглашение. Особенно мама, которую уже распирало любопытство – с какой это женщиной он отправился в Чикаго на весь уик-энд?

Это ей он постарался посадить роскошные розы и сирень из собственного питомника? А теперь еще хочет познакомить со своей семьей?

– Спасибо за приглашение, но, думаю, на первый раз вполне хватит моих девочек. С Мелоди проблем не будет, а вот Саманта может заважничать и даже показать свою враждебность к тебе, чужой женщине. Она прелестная девочка, Рейвен. Ласковая и очень заботливая ко мне, к сестре, к бабушке и дедушке. Но за пределами семейного круга она скрытна и недоверчива.

Джейсон не любил тратить время попусту и никогда этого не делал, чем сильно отличался от других творческих натур, порой терявших чувство времени и пространства. В отличие от типичных представителей богемы он был очень собранным и организованным человеком.

Узнав, что первая половина дня у него неожиданно освободилась, Джейсон тут же переключил внимание на дела, которые предстояли ему в ближайшие четыре дня. В четверг он должен был вылететь в Гонконг на съемки очередного фильма, а до того нужно было выполнить множество других мелких дел и обязанностей, часть которых имела большое значение, а остальные были простой рутиной. Но Джейсон не делал различий между важным и не очень важным. Все дела будут выполнены им до отлета в Гонконг.

В течение нескольких освободившихся часов он решил разобраться с накопившейся корреспонденцией. Если бы рядом была верная Грета, он бы просто надиктовал ей все ответы. Но Греты не было, и Джейсон решил вызвать к себе стенографистку из секретариата студии.

Сняв трубку, он набрал номер исполнительного администратора студии «Голд Стар». Марго была отличным администратором, и Джейсон, несмотря на то что день вручения наград считался на студии неофициальным выходным, был уверен, что она пришлет eмy хорошую стенографистку.

На другом конце сняли трубку и Джейсон, не представляясь, сказал:

– Мне нужна помощь.

– Нет, Джейсон, – тотчас узнала его Марго. – только не сегодня. Разве ты забыл какой сегодня день?

– Нет, не забыл, но мне срочно нужна помощница.

– Всего лишь одна помощница? – недоверчиво переспросила Марго. Обычно Джейсон требовал от нее нескольких помощников и немедленно.

– Да, одна, – подтвердил Джейсон. – Точнее, мне нужна стенографистка с двенадцати до трех часов дня. Это возможно? .

– Хорошо, я пришлю тебе кого-нибудь к полудню.

– Спасибо!

– Всегда к твоим услугамl – улыбнулась Марго. – Да, чуть не забыла! Желаю удачи сегодня вечером!

Она появилась на пороге его кабинета ровно в полдень. Ее появление было абсолютно бесшумным, словно она материализовалась из воздуха.

В тот момент Джейсон был целиком погружен в свою работу, но что-то заставило его поднять голову. Опытный актер, он сумел скрыть свое изумление при виде явившейся к нему стенографистки.

В секретариате студии стенографистками и секретарями, как правило, работали начинающие актрисы. Они мечтали попасться на глаза какому-нибудь известному Голливудскому режиссеру и «засветиться», чтобы он при случае вспомнил о них и, может быть, дал какую ни будь роль в своем фильме. Для этого они всегда одевались стильно и ярко, их макияж был безупречным, они с охотой брались за любую работу и старались при всяком удобном случае продемонстрировать свое умение играть самые разные эмоциональные состояния. Они были умными, красивыми, талантливыми, и каждая обладала несомненно и индивидуальностью.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 14

Их объединяла одна очень важная для Голливуда черта – уверенность в себе или по крайней мере искусная маска уверенности.

Молодая женщина, появившаяся на пороге кабинета Джейсона, выглядела очень неуверенной и робкой, что сразу удивило его. Казалось, ей смертельно хотелось исчезнуть, уйти, раствориться в воздухе. Ее лицо было наполовину скрыто волной густых золотистых волос, глаза таинственно мерцали из-за больших очков в тонкой золото и оправе. Вместо привычной для начинающих актрис яркой стильно и одежды, выгодно подчеркивающей красоту ног и фигуры, на этой стенографистке было надето очень свободное и целомудренное платье, скрывавшее ее тело от шеи до пят. Оно было вышито нежными луговыми цветами.

Джейсону понравилось это необычное платье, которое казалось принадлежностью другого мира.

Перед ним стояло дитя цветов, место которого было не в секретариате киностудии, а где-нибудь среди весенних лугов, где она могла бы тихо петь под гитару мелодичные песни о любви.

Казалось, произошла какая-то чудовищная ошибка, из-за которой это хрупкое и нежное существо оказалось вырванным из пасторальной идиллии и перенесенным в суперсовременны и кабинет известнейшего режиссера и продюсера, каким был Джейсон Коул.

Как бы там ни было, она пришла точно в двенадцать, как и обещала Марго. В ее тонких пальцах вместо гитарных струн был зажат большой блокнот. Она была готова к работе.

вернуться

4

мелодия (англ.)

33
{"b":"26143","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
История матери
Сильнее смерти
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Убыр: Дилогия
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Солнце внутри
Рой
Фоллер