ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Полночный соблазн
Поколение Z на работе. Как его понять и найти с ним общий язык
Второй шанс
Черный кандидат
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Не прощаюсь (с иллюстрациями)
Путин. Человек с Ручьем
Планета Халка
Похититель детей

Он был приятно удивлен тем, что Холли проделывала неблизкий путь в город, чтобы посмотреть его фильмы. Залюбовавшись ее блестящими сине-зелеными выразительными глазами, он чуть не потерял нить разговора, но вовремя очнулся:

– Ты права насчет темпа. Художественный фильм не должен длиться дольше двух часов, а это означает, что при написании сценария придется убрать кое-какие сцены из романа.

– Это меня не пугает. Просто я не уверена, смогу ли сделать все как нужно.

– Я тебе помогу! – улыбнулся Джейсон. – Конечно, если ты не против. Для начала я подробно напишу для тебя план всего фильма, каким я его представляю, с указанием тех сцен, наличие которых мне кажется обязательным. Ну как, Холли, ты согласна стать сценаристом моего фильма?

В его словах она услышала обещание возобновить магию нежных и доверительных отношении, поэтому не могла ответить иначе как смелым согласием:

– Да, я постараюсь!

– Вот и хорошо! Я очень рад, что ты приняла мое предложение.

Прежде чем приступить к съемкам фильма «Дары любви», Джейсону предстояло отснять еще два фильма, поэтому он пока не занялся разработкой сценария.

Однако теперь это было единственной ниточкой, связывавшей его с Холли.

– Завтра я улетаю в Гонконг, – сказал он. – Но до этого непременно пошлю тебе несколько учебников по написанию сценариев и копию сценария одного из моих прошлых фильмов, чтобы ты могла поучиться. В воскресенье, в крайнем случае в понедельник я пошлю тебе по факсу из Гонконга свою концепцию фильма, в соответствии с которой ты сможешь развивать идею во всех подробностях...

«Значит, завтра он улетит в Гонконг? – пронеслось в голове Холли. – Значит, волшебство завтра кончится?»

Ах, неизбежный конец должен был наступить слишком скоро! А как же чувство радостной надежды? Неужели и оно пропадет вместе с ним? Нет, Холли не позволит надежде умереть в ее возрожденной жизни душе!

–Гонконг? – слабым эхом отозвалась она. – Завтра?

– Я должен лететь, Холли, – тихо сказал он, – глядя в ее затуманившиеся тоской глаза.

Ах, как ему хотелось остаться с ней! Но чрезвычайно дисциплинированный и ответственный человек, каким был Джейсон Коул, не мог отложить поездку даже на один час. Слишком много людей были связаны с ним в единую творческую команду. Актерский состав и технический персонал с нетерпением ждали его приезда, чтобы начать увлекательную, хотя и нелегкую работу по созданию еще одного киношедевра.

Джейсону не хотелось расставаться с Холли, поэтому он чуть было не предложил ей отправиться вместе с ним в Гонконг, но вовремя остановился. Этот хрупкий северный цветок едва не погиб после поездки в Лос-Анджелес, что уж говорить об экзотическом далеком Гонконге! Когда-нибудь, когда Холли окрепнет и окончательно поверит ему, они будут вместе путешествовать по миру, а пока...

– Ты уедешь надолго? – с нескрываемой печалью спросила Холли.

Джейсон ответил не сразу. Первоначально съемочному периоду отводилось восемь недель, хотя сам Джейсон надеялся закончить работу за семь. Теперь же, услышав тоску в голосе Холли, он серьезно пообещал:

– Я вернусь через шесть недель и приеду к тебе в Кадьяк, если ты, конечно, не возражаешь.

– Буду рада снова видеть тебя, – улыбнулась она. – Тогда и обсудим сценарий?

– Да, – кивнул Джейсон. – Но если у тебя будет время, мы могли бы часть работы сделать уже в эти шесть недель, пока меня не будет. Звони мне в Гонконг в любое время дня и ночи, а если не застанешь меня в гостиничном номере, то можешь послать мне факс. Аппарат будет стоять прямо в моем номере.

– Да? – удивилась Холли, и в ее глазах сверкнул радостный огонек.

– Сегодня это уже не редкость в отелях высшего разряда, особенно в Гонконге, где жизнь течет так быстро, что даже факсимильная связь кажется слишком медленной. Итак, я буду с нетерпением ждать твоих звонков или факсов – как тебе захочется – с подробным изложением твоих мыслей относительно будущего сценария моего фильма по твоей книге. Договорились?

– Да! – улыбнулась она. – Мой редактор сильно удивится!

– Почему? – спросил Джейсон, любуясь ее ожившими глазами.

– В свое время я купила факс только потому, что редактор выразил пожелание, чтобы я имела его на всякий случай, если будет нужно прислать мне какие-то страницы для авторской правки или что-нибудь в том же духе – срочное и небольшое по объему, – снова улыбнулась Холли. – Полагаю, на самом деле он не очень-то верит в то, что в Кадьяке действительно можно запросто пользоваться факсимильной связью.

– Имея такой компьютер, как у тебя, это не составит никакого труда!

– Но я еще только учусь пользоваться им.

– Хочешь, я тебе помогу освоить компьютер? Я хорошо знаком с большинством редакторских программ.

– Собственно говоря, я сейчас учусь... печатать, – призналась она. – Свою первую книгу я написала от руки, перевязала всю стопку листов цветной ленточкой и отослала по почте в одно из Нью-Йоркских издательств. Мою книгу вскоре опубликовали...

– Как? – перебил ее изумленный Джейсон. – Ты сама, без всякого агента, отослала рукопись, а немашинописный экземпляр, просто по почте?

Джейсон был не понаслышке знаком с издательским делом и знал, что рукописи, приходившие по почте, сразу же откладывались в долгий ящик, где они могли проваляться, никем так и не прочитанные, целую вечность. Опубликование такой рукописи было крайней редкостью, не говоря уже о том, чтобы такая книга сразу стала бестселлером, как это случилось с первым романом Холли, то есть Лорен Синклер.

Однако случай с Холли оказался еще более поразительным. Ее рукопись была не только отослана в издательство по почте, но еще и не была отпечатана! Все, от самого начала до самого конца, было написано от руки, старательным крупным почерком, на обычной линованной бумаге.

– Вот это да! – удивленно протянул Джейсон.

– Мне просто повезло.

– Тут дело не в везении.

– Мне повезло, что цветная ленточка, которой я перевязала рукопись, привлекла внимание редактора и она стала читать ее...

– У тебя очень разборчивый почерк.

– То же самое сказала и она.

– Но теперь-то у тебя есть машинистка, которая перепечатывает твои рукописи?

– Да, мой издатель договорился об этом с хорошей машинисткой из Нью-Йорка. Пока что всех устраивает такое положение, но мне кажется нелепым, что я не могу, как все, сама печатать свои работы.

– Значит, ты хочешь писать свои книги прямо за компьютерной клавиатурой и хранить все написанное в памяти на жестком диске?

– Ну, это вряд ли. Я слишком привыкла писать от руки и скорее всего буду просто перепечатывать сделанное за письменным столом.

– Но ведь это двойная работа!

– Ничего, меня это нисколько не утомляет, пожала плечами Холли, а про себя горько подумала: «Мне больше нечем занять свое время, кроме как упорным сидением за клавиатурой компьютера. Похоже, это тоже своего рода помешательство. Я стремлюсь как можно дольше оставаться в мире своих персонажей, чтобы не возвращаться в мир реальных людей».

– Холли! – тихо позвал ее Джейсон.

В глазах Холли читалась бессловесная мольба спасти ее от себя самой, и Джейсон предложил:

– Может быть, после завтрака стоит отправиться на прогулку? Я был бы просто счастлив, если бы ты стала моим гидом. Покажешь мне окрестности?

– Да, конечно; – с готовностью согласилась она, благодарно улыбаясь.

– А после прогулки мы вместе пообедаем, хорошо?

– Пообедаем? – удивилась Холли.

– Да, в холодильнике лежит кое-что для отменного обеда, – улыбнулся Джейсон, но, взглянув на часы тут же помрачнел. – Боюсь, обедать тебе придется без меня. К сожалению, я должен улететь в Лос-Анджелес не позднее пяти часов вечера, чтобы успеть уладить все дела до завтрашнего отлета в Гонконг.

44
{"b":"26143","o":1}