ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, конечно, но...

Но? Я имею в виду работу над сценарием, Холли!

– Значит, я не совсем правильно тебя поняла...

– Холли, мы должны держать друг друга в курсе событий относительно того, как продвигается работа над сценарием, – еще раз повторил Джейсон, любуясь ее огромными выразительными глазами. – Ты говорила, что учишься печатать, но мне бы хотелось попросить тебя писать мне от руки.

Холли поняла, что это сделает их отношения более интимными, и радостно кивнула в знак согласия.

На прощание Джейсон ласково погладил Холли по бледной щеке, и от взгляда его синих глаз ей стало тепло на душе, словно она снова вернулась в беспечное детство, когда отец с матерью еще были живы...

Потом Джейсон уехал, и Холли долго глядела вслед его удалявшейся машине, задержав дыхание. Ей казалось, что восхитительное чувство надежды на лучшее вот-вот покинет ее и бросится вдогонку за Джейсоном, но этого так и не произошло. Ни тогда, ни спустя сорок пять минут, когда над домом Холли прогудел реактивный лайнер, унося Джейсона из Аляски в Лос-Анджелес.

Вечером Холли достала из стенного шкафа плетеный ридикюль, с которым летала в Лос-Анджелес на первую встречу с Джейсоном Коулом, и принялась задумчиво разглядывать его. Потом она сняла свои очки в тонкой оправе и спрятала их в самый дальний угол комода, потому что решила больше никогда их не надевать. Потом... Потом достала драгоценные фотографии своей семьи. Через шесть недель, когда Джейсон вернется из Гонконга, она непременно покажет их ему.

Непременно!..

Сидя в самолете, Джейсон разложил перед собой деловые бумаги, решив не терять времени даром и поработать во время полета. Он чувствовал себя довольно усталым и с удовольствием погрузился бы в сладостную дремоту, наполненную мечтами о Холли, но чувство долга и самодисциплина заставили его углубиться в работу, которой было у него непочатый край.

«Перестань думать о ней!» – властно приказал ему внутренний голос, и Джейсон тут же пообещал: «Не буду!»

Но уже в следующую секунду на его губах появилась нежная улыбка. Он подумал о том, что сегодня Холли будет спать гораздо спокойнее. Теперь кошмарные воспоминания уже не смогут мучить ее как прежде, потому что она решилась наконец поделиться своими переживаниями с другим человеком.

В течение четырех часов Джейсон усердна работал, погрузившись в чтение подготовленных материалов. Потом в его мозгу внезапно вспыхнула мысль, что в рассказе Холли явно чего-то недоставало. Но чего именно? Ее рассказ был весьма подробным, и все же... Точно! Она ни разу не назвала имени отца, матери и близнецов и только отчима несколько раз называла Дереком! Это было вполне понятно: отец был для нее отцом, мать – матерью, близнецы – сестрой и братом. В семье она никогда не звала их по имени.

Однако причина странного беспокойства Джейсона заключалась не только в том, что имена членов семьи Холли остались для него тайной. Нет, дело было в чем-то ином! Он никак не мог понять, в чем именно.

Будучи студентом-второкурсником калифорнийского университета, Джейсон прочитал когда-то статью в журнале «Тайм», которая не могла ему не запомниться на долгие годы. В ней рассказывалось о жестоком убийстве целой семьи в День святого Валентина, о том, что спустя восемь месяцев после этой трагедии вернулся чудом воскресший из мертвых отец этой семьи, целых семь лет пробывший во вьетнамском плену. Джейсону было тогда только девятнадцать лет, но он уже твердо знал, что будет кинорежиссером. Поэтому эта история запомнилась ему, как интересный материал для будущего фильма. Статья в журнале заканчивалась загадочным исчезновением тринадцатилетней дочери вьетнамского пленного. Джейсон это очень хорошо запомнил. Он не видел недавней сенсационной телепередачи, в которой некий Лоренс Элиот рассказал о том, что вот уже семнадцать лет безуспешно разыскивает свою пропавшую дочь. В тот февральский вечер он был в доме Николь Хэвиленд, наслаждаясь горячей страстью и плотскими удовольствиями.

Пока что история, рассказанная Холли, давняя журнальная статья о трагическом убийстве целой семьи никак не были связаны друг с другом в его сознании, хотя он чувствовал, что эта связь должна существовать.

– Значит, отчима звали Дерек, а уцелевшую девочку – Холли... И тебе не известны ни их фамилии, ни имена других действующих лиц этой трагедии, – задумчиво повторила Бет Робинсон, не скрывая скептицизма, за которым, впрочем, крылось глубокое уважение к Джейсону Коулу и готовность помочь ему.

Всего три месяца назад Бет была лучшим исследователем студии «Голд Стар». Ей нравилась эта работа, но когда акушер-гинеколог заявил, что ее нерожденный ребенок и она сама, сорокатрехлетняя мать, нуждаются в постоянном пребывании дома в течение последних трех месяцев беременности, Бет без всяких колебаний ушла с работы. Теперь до родов ей осталось совсем немного, и она чувствовала себя на удивление хорошо. Настолько хорошо, что с удовольствием согласилась немного поработать на Джейсона Коула, своего старого знакомого и щедрого заказчика.

Он заехал к ней по дороге в аэропорт, откуда должен был улетать в Гонконг на съемки очередного фильма, и попросил расследовать убийство, имевшее место много лет назад где-то в штате Вашингтон.

– Ты хотя бы знаешь, когда было совершено это убийство, – Джейсон? В каком году? Или хотя бы в какое время года?

– Это случилось зимой, – ответил он, вспомнив, как Холли рассказывала про снегопад, и стал подсчитывать, сколько лет могло пройти с того страшного дня.

Сейчас Холли было тридцать, а тогда она была подростком. Если она сумела , .незаметно бежать из города и начать самостоятельную жизнь, ей должно было быть тогда лет пятнадцать, если не больше...

– Я не могу точно назвать тебе год, но, думаю, это случилось лет пятнадцать назад, – сказал он наконец.

– Ладно, – недовольно пробормотала Бет. – Если кто-нибудь спросит меня, почему я так интересуюсь этим событием значительной давности, я скажу, что ты собираешься снимать документальный фильм, посвященный насилию в семье. Идет?

– Идет! Но это – версия для всех, кроме нас с тобой. То, о чем я тебя прошу, является моей личной просьбой, а не заданием студии. Поэтому все твои счета будут оплачены лично мной и всю добытую тобой информацию буду получать только я. Ты хорошо меня поняла, Бет? Я дам тебе мою телефонную кредитную карточку, чтобы ты могла делать все необходимые звонки за мой счет, и оплачу все почтовые услуги, если в этом появится необходимость.

– Договорились! – улыбнулась Бет. – Тогда завтра в восемь утра я начну интенсивные поиски.

Джейсон, может, подскажешь, с какого города начать?

Он задумался. Холли рассказывала ему о снегопаде, но это могло случиться в любом городе штата Вашингтон. На всем пространстве к востоку от Каскадных гор холодные сypoвыe зимы были далеко не редкостью. Впоследствии Холли выбрала местом своего постоянного жительства далекий северный остров Кадьяк, входивший в состав штата Аляска. Значит, ей нравилась панорама морского побережья... Поразмыслив, Джейсон сделал логический вывод, предположив:

– На твоем месте я бы начал с западной части штата. Скажем, с Сиэтла... Или с какого-нибудь городка поменьше вдоль океанского побережья.

– Хорошо, тогда я начну с Сиэтла. В тамошнем журнале, который называется «Сиэтл таймс», работает один человек, который всегда охотно мне помогал в расследованиях, – кивнула Бет.

46
{"b":"26143","o":1}