ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Яга
Корона из звезд
Тобол. Мало избранных
Справочник писателя. Как написать и издать успешную книгу
Шепот пепла
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Большие девочки тоже делают глупости
Академия магических близнецов. Отражение
Наши судьбы сплелись

Ее босые ноги бесшумно шагали по ковру. Кэролайн уже наполовину спустилась с лестницы, когда невольно остановилась, вспомнив, что накануне вечером Лоренс сначала не хотел оставаться у нее на ночь. но она так умоляла его, что он все же остался. Впрочем, если смотреть правде в глаза, ей не пришлось слишком уж просить его об этом. Что ни говори, а физическое влечение было взаимным и очень сильным. Однако теперь, когда мужской голод был удовлетворен, Лоренс решил уехать, не прощаясь, словно между ними ничего не произошло.

Нет, на этот раз она не станет умолять его остаться. Просто улыбнется и... попрощается.

Она нашла Лоренса на кухне. Он склонился над столом и что-то писал на листке бумаги, не замечая присутствия Кэролайн.

Воспользовавшись этим, она несколько секунд любовно разглядывала мужчину, сумевшего под покровом ночи разбудить в ней такую страсть, о которой она и не подозревала лежа в объятиях других мужчин. Лоренс был одет, но Кэролайн отлично помнила все контуры его тела, все его изгибы и... шрамы, его силу и страсть, его нежность и ловкость...

– Доброе утро! – негромко сказала она наконец.

Лоренс тут же выпрямился и повернулся к ней лицом. На его губах, с такой важностью ласкавших ее ночью, появилась чуть удивленная, приветливая улыбка.

– Доброе утро! – ответил он.

Кэролайн взглянула в глаза мужчины, узнавшего все тайны ее тела, все самые сокровенные ее желания и увидела в них неутоленное желание. Она вздрогнула всем телом.

– А я хотел оставить тебе записку.

Кэролайн понимающе кивнула. Он хотел расстаться с ней как можно тактичнее. Она почувствовала что должна ответить такой же любезностью.

– Знаешь, хотя вчера я не пользовалась кoнтpaцептивами, но...

– Мы не пользовались контрацептивами, – мягко поправил Лоренс.

– Ну да! – смутилась она, не совсем понимая, к чему эта поправка. – Я просто хотела сказать, что ты можешь не волноваться за последствия, потому что...

Кэролайн осеклась на полуслове, заметив в его глазах выражение, огорчения, а не облегчения, как она ожидала, словно он не только не волновался за последствия, а напротив, желал их...

Лоренс смотрел на нее так, словно вчерашний безудержный секс без контрацептивов был не случайностью, а их общим сознательным выбором, словно они оба совершенно сознательно не стали пользоваться защитой от...

Защитой от чего? От возможности забеременеть от такого замечательного мужчины и чрезвычайно заботливого отца? Зачем ей нужна защита от материнства?

Прислушиваясь к себе, она вдруг с неожиданной paдостью подумала о том, что хотела бы родить от Лоренса ребенка. Увы, вчера зачатие произойти не могло – был неблагоприятный для этого день.

Кэролайн заранее знала, что ночь любви не приведет к зарождению новой жизни, но Лоренсу об этом не могло быть известно. Неужели мужчина, который даже в юности был достаточно ответственным человеком ведь он не допустил нежелательной до свадьбы беременности у Клер, – мог теперь столь беззаботно отнестись к возможности зачатия ребенка? Неужели он сознательно не воспользовался презервативом? Если так он... он хотел, чтобы Кэролайн забеременела от него?!

Скорее всего вчера ночью, под влиянием импульса, он хотел зачать еще одного ребенка, но теперь, при ярком свете нового дня, пожалел о содеянном, потому что это было своего рода предательством по отношению к пропавшей и так до сих пор и не найденной дочери.

– Почему ты так в этом уверена? – спросилЛоренс. – Вчера был безопасный день?

– Да, – кивнула Кэролайн. – Я уже чувствую все признаки приближения менструации.

– Какие именно?

Кэролайн вздрогнула от такого интимного вопроса. Зачем ему было знать подробности ее женского организма?

– Тянущие боли в самом низу живота, сверхчувствительность сосков, напряженность в груди, – пробормотала она, заливаясь краской смущения, словно невинная девушка.

– Кэролайн, я сделал тебе больно прошлой ночью? Я был слишком груб с тобой? – озабоченно спросил Лоренс.

– Нет, что ты! – воскликнула Кэролайн, с трепетом вспоминая его жгучие ласки. Несмотря на большую физическую силу, он был крайне нежен с ней.

Нет, Лоренс, мне с тобой было так хорошо!

– Знаешь, я подумал... у меня давно не было женщины, и Я...

– У меня тоже давно никого не было, – улыбнулась Кэролайн. – Но как только откроются аптеки, я сбегаю в ближайшую, чтобы купить что-нибудь из противозачаточных средств...

Она остановилась на полуслове, перестав улыбаться. Она вспомнила, что спустилась вниз для того, чтобы попрощаться с Лоренсом, который собирался уехать, даже не разбудив ее. А теперь вдруг заговорила о контрацептивах...

– Знаешь, что я хотел тебе написать? – ласково спросил Лоренс, нарушая затянувшееся молчание.

– Нет, расскажи...

– Я хотел предупредить тебя о том, что, хотя официально у меня сегодня выходной, я все же согласился осмотреть нескольких животных, первое из которых ждет меня к половине девятого. Кстати, я с удовольствием взял бы тебя в помощники, если ты, разумеется, не против поехать со мной.

Лоренс улыбнулся, увидев радостное согласие в заблестевших глазах Кэролайн.

– После этого я хочу отвезти тебя к Джульетте.

За шесть дней она так выросла, что ты, ее просто не узнаешь. Потом мы отправимся в торговый центр, где ты сможешь заглянуть в аптеку и купить все, что считаешь нужным. Тем временем я закуплю провизию для маленького пикника на чудесном лугу у берега ручья, о котором знаю только я и дикие олени. Там очень красиво, Кэролайн. Тебе понравится.

Лоренс замолчал, но не для того, чтобы выслушать ответ Кэролайн, а для того, чтобы насладиться в воображении картиной совместного ленча на берегу ручья. Там при ясном свете дня, среди моря пахучих луговых цветов, они с Кэролайн будут любить друг друга и на этот раз испытают еще большее наслаждение, чем вчера ночью, потому что теперь они лучше знают свои желания и гораздо больше доверяют друг другу.

– Пообедаем в каком-нибудь загородном ресторанчике, а завтра утром, если мне удастся встать, не разбудив тебя, я схожу в магазин, чтобы купить к завтраку молока, круассанов и еще чего-нибудь вкусненького. Ну как, тебе нравится такой план, Кэролайн?

В ее глазах Лоренс давно видел восторженное согласие, но все же ему хотелось услышать это из ее уст.

Кэролайн ответила не сразу. Она просто не могла этого сделать, потому что мысленно была на лугу, под ласковыми лучами весеннего солнышка, среди цветочных запахов, в горячих объятиях любимого...

Лоренс терпеливо ждал ее ответа и Кэролайн, с трудом вернувшись в реальную действительность, торопливо прошептала:

– Очень нравится, Лоренс!

Брентвуд, штат Калифорния

Воскресенье, 2 апреля

Подъехав к дому Рейвен, Ник оглянулся на своих дочерей и, улыбнувшись, сказал:

– Должно быть, нас уже ждут.

Они приехали в грузовике. Это было решением отца, с которым девочки, долго не раздумывая, согласились. Прежде чем отправиться в гости, Ник рассказал своим дочерям правду о том, как он познакомился с Рейвен, какой чудесный сад создал возле ее дома, о том, чем она зарабатывает на жизнь, о встрече выпускников школы в Чикаго, на которую он летал вместе с ней, и, наконец, о приглашении всей семьи к ней в гости.

Однако Ник не сказал ни слова о том, что Рейвен считает его профессиональным садовником, а не управляющим сети элитных отелей. Ему не хотелось вовлекать девочек в свою сложную игру. А если в гостях у Рейвен правда случайно выплывет наружу – что же, так тому и быть. Но Ник был почти уверен, что этого не произойдет. Его дочери, к счастью, не любили говорить о деньгах, о модной одежде или о дорогих ресторанах точно так же им было все равно, ехать в роскошном папином «лексусе» или же в небольшом грузовике, которым он пользовался, когда занимался садовыми работами. Честно говоря, им даже больше нравилось ездить в грузовике, потому что там была высокая подножка, упругие амортизаторы и просторная кабина, позволявшая всем троим сидеть рядом.

49
{"b":"26143","o":1}