ЛитМир - Электронная Библиотека

И вдруг Бет сама позвонила ему.

– Джейсон, со мной все в порядке, – услышал он голос Бет в телефонной трубке. – У меня родился чудесный сын, такой спокойный и обожающий поспать, что у меня остается уйма времени на отдых! Вот я и решила заняться твоей просьбой. Я позвонила тому репортеру из «Сиэтл Таймс», о котором я тебе говорила, и выяснилось, что ОН отлично помнит нашумевшую историю о том, как Дерек умертвил всю свою семью; пощадив лишь падчерицу по имени Холли.

– Не может быть! – вырвалось у изумленного Джейсона.

– Может! Еще как может! – засмеялась Бет. Вот только в его рассказе есть одна деталь, не совпадающая с тем, что рассказывал мне ты.

– Какая именно?

– Дело в том, что, по его сведениям, отец Холли, Лоренс Элиот, вовсе не погиб во Вьетнаме, хотя все думали именно так, основываясь на свидетельских показаниях Дерека, его однополчанина. На самом же деле именно он, Дерек, выстрелил в Лоренса и оставил умирать в джунглях. Его подобрали вьетнамцы и держали в плену целых семь лет.

Слушая взволнованный голос Бет, Джейсон вдруг ясно вспомнил ту давнюю статью из «Таймс» и поразившую его концовку: пропавшую девочку, падчерицу Дерека, так и не нашли. Не нашли? Он нашел ее!

– Ты сказала, ее отца звали Лоренс Элиот? А как звали мать? Случайно, не Холли?

– Нет, ее звали Клер.

Лоренс и Клер... Лорен Сиклер... Лорен Синклер!

Bот оно! Пропавшая дочь была найдена! У страшной истории мог бы быть счастливый конец, но Джейсон слишком заботился о душевном равновесии Холли, чтобы делать поспешные выводы.

– А где теперь этот Лоренс Элиот?

– Живет в небольшом городке поблизости от Сиэтла. Он хороший ветеринарный врач, его все любят, ион пользуется у жителей большим уважением. Все знают о трагической истории его жизни. Он ищет свою пропавшую дочь с того самого момента, как вернулся из вьетнамского плена. А в феврале этого года, в День святого Валентина, по телевизору показывали его интервью, в котором он просил откликнуться людей, знающих местонахождение его дочери.

– Мне бы очень хотелось посмотреть запись этого интервью.

– Я так и думала, что ты захочешь увидеть все своими глазами. Я уже созвонилась с архивом телекомпании, сделавшей эту запись. Они сделали для меня копии всей информации, относящейся к этому делу, газетных и журнальных статей, а также видеозапись интервью самого Элиота. Всю эту кучу материалов я уже выслала в твой офис в Лос-Анджелесе. Твоя секретарша сказала, что ты появишься на работе в понедельник утром. Но я решила все-таки позвонить тебе и спросить: может, стоит переслать материалы из Лос-Анджелеса прямо к тебе в Гонконг?

– Да, перешли, пожалуйста. Так будет лучше.

– Будет сделано!

– Кто-нибудь спрашивал, зачем тебе нужна эта информация?

– Нет. Я с самого начала сказала всем, что эта информация нужна тебе для нового документального фильма, посвященного насилию в семье, и это отбило у них всякую охоту расспрашивать меня дальше. Репортер из «Сиэтл таймс» даже дал мне номер телефона Лоренса Элиота на тот случай, если ты захочешь сам взять у него интервью о случившемся. Хочешь, я продиктую его прямо сейчас?

– Конечно!

Продиктовав все имевшиеся у нее телефонные номера Лоренса Элиота – домашний, рабочий, справочный внутренней службы, – Бет понизила голос и догадливо сказала:

– Джейсон, Холли жива? Ты знаешь, где она?

Он целиком и полностью доверял Бет, поэтому ответил, не колеблясь:

– Да, она жива, и я знаю, где она.

– И она не знает, что ее отец жив? О, это невозможно, Джейсон! Об этой сенсационной истории долгое время писали почти все крупные газеты и журналы. Все, с кем я говорила о Лоренсе Элиоте, отзывались о нем с большим уважением и сочувствием. Все они без исключения уверены, что Холли либо давно умерла, либо по каким-то причинам не хочет больше видеть своего отца.

– Она жива, – уверенно повторил Джейсон и вспомнил, что в Доме Холли он не увидел ни телевизора, ни радиоприемника, ни газет, ни журналов. – И я почти уверен, что она действительно понятия не имеет о том, что ее отец жив и давно разыскивает ее.

– Это просто невероятно!

– Что действительно невероятно, Бет, так это то, что тебе у далось все это раскопать.

– Мне не пришлось прикладывать к этому слишком – много усилий, Джейсон. Всего один телефонный звонок!

– Да, – тихо отозвался он. – Я тебе безмерно благодарен, Бет.

Закончив разговор с Бет Робинсон, Джейсон еще долго сидел, погруженный в размышления, не читая ежедневного послания Холли по факсу, не делая попыток позвонить Лоренсу Элиоту по телефону...

Будучи известным режиссером с многомиллионным бюджетом, он мог позволить себе роскошь снова и снова переснимать одну и ту же сцену, изменяя и улучая ее до тех пор, пока она не станет идеальной в его понимании.

Давняя история страшного убийства в снежный февральский вечер нашла свое завершение. Джейсону теперь были известны все относящиеся к этому делу факты. Пропавшая дочь была наконец найдена, и Джейсону нужно было теперь как следует подумать над постановкой финальной сцены этой душераздирающей мелодрамы.

Тут не будет никаких дублей, поэтому все должно быть тщательно продумано заранее. Джейсон чувствовал, что он должен быть как никогда скрупулезным и предусмотрительным... ради Холли.

Глава 25

В течение многих лет Холли делала все необходимые покупки – не считая провизии, разумеется, – по каталогам «Товары – почтой», Так были приобретены и компьютер, и факс, и микроволновая печь, и кухонная утварь, и книги.

Холли находила такой способ делать покупки очень практичным. Какими бы громоздкими или тяжелыми ни были ее приобретения, их всегда доставляли прямо на дом. Кроме того, заказ товаров по почте сохранял ее анонимность.

Она могла долго и придирчиво изучать каталоги ничего не опасаясь и никуда не торопясь, а потом Мэрилин Пирс, вооружившись телефоном и кредитной карточкой принималась звонить по указанным в каталогах номерам, где всегда отвечали очень любезным голосом.

Вся одежда Холли была в разное время заказана по почтовым каталогам: джинсы, свитера, фланелевые ночные рубашки, теплое нижнее белье, пуховые куртки. Она могла заказать и юбки, и платья, но эти вещи, присущие женскому гардеробу, казались ей слишком непрактичными в условиях холодной Аляски.

Однако на следующий день после того, как Джейсон улетел в Гонконг, Холли решила заказать себе что-нибудь иное, чем джинсы, чтобы надеть это к его возвращению.

Честно говоря, она делала это не только для Джейсона, но и для себя, потому что в ней с его помощью проснулась женщина, которой хотелось носить не только практичные, но и соблазнительно-красивые вещи.

В каталоге на фотомоделях многие платья выглядели очень привлекательными, но Холли никак не могла представить, как они будут выглядеть на ней, если она их купит по почте. Ей хотелось приобрести что-нибудь не слишком бросающееся в глаза: юбку в крупную складку до середины икры, шелковую блузку светлых тонов.

Или что-нибудь в том же духе.

Наконец, решившись, она сделала несколько заказов, и спустя некоторое время ей доставили красочные коробки с различными предметами женского туалета.

Холли открыла все коробки по очереди, бережно вынимая их содержимое и удивленно разглядывая чудесные вещи из шелка и кружев. Она так и не решилась сразу примерить свои покупки. Даже туфли остались лежать нетронутыми в коробке.

Она боялась, что, как только наденет на себя новое платье, все ее иллюзии, включая и удивительно радостное ощущение надежды, рухнут, потому что ей придется взглянуть на себя в зеркало, а она не делала этого уже очень много лет.

Еще девочкой Холли не любила глядеться в зеркало. Да это и не было ей нужно. Любовь в глазах родителей служила ей лучшим зеркалом на свете.

После смерти матери все другие зеркала перестали для нее существовать. Так продолжалось до тех пор, пока в ее жизни не появился Джейсон.

56
{"b":"26143","o":1}