ЛитМир - Электронная Библиотека

И в голосе Холли он с облегчением услышал нотки радостной надежды.

– Ну конечно, хочу! – вырвалось у него. – Хочу, очень хочу!

Позвонив Холли, Джейсон сказал ей, что прилетит в Кадьяк в пятницу днем, как и обещал, но утром в субботу ему предстоит очень важная встреча с одним человеком в Сиэтле.

Об отношениях Холли с отцом Джейсон знал только то, что она сама ему рассказала, да и то почти все сводилось к одной фразе:

«Мой отец был убит во Вьетнаме». Когда же Джейсон попросил ее поподробнее рассказать о том февральском вечере, она говорила лишь о своем страхе и ужасном преступлении, совершенном ее отчимом. Джейсон знал, что она горячо любила свою мать. А что, если Холли ненавидела своего отца?! Что, если у нее были на то веские основания?! Что, если она и без Джейсона давно знала, что ее отец вернулся из вьетнамского плена и теперь обосновался в Сиэтле, и жила в страхе, что он в конце концов найдет ее?!

Глава 26

Брентвуд, штат Калифорния

Четверг, 11 мая

Первые, небольшие пятна крови появились вечером, за двадцать минут до звонка Ника. Изо всех сил борясь с собственным страхом, Рейвен говорила с Ником совершенно спокойно, словно ничего не случилось, мысленно обещая своему нерожденному ребенку сохранить его хрупкую, пока еще внутриутробную жизнь.

Когда Ник спросил, можно ли ему приехать к ней и, как всегда, остаться на ночь, Рейвен, сославшись на крайнюю усталость, попросила его не приезжать. Заставив себя улыбнуться, она добавила, что хочет как следует отдохнуть и набраться сил перед поездкой в Санта – Барбару.

Повесив трубку, Рейвен поморщилась от боли. У нее начались схватки.

Боль была режущей, словно ее лоно терзали стальные когти хищной птицы, решившей во что бы то ни стало уничтожить ее будущего ребенка...

Рейвен! Ворон! Черная птица смерти!!!

Она не спала почти всю ночь, лишь под утро забывшись тревожным сном. Болезненные схватки все усиливались, предвещая неизбежный печальный конец беременности.

Утром в пятницу, закончив осмотр, доктор Сара Роквелл сказала Рейвен:

– Беременность на данный момент сохранена. Схватки и выделения крови могут означать начало выкидыша, но...

– Могут? Но не обязательно?

– Нет, не обязательно, – ободряюще улыбнулась доктор Роквелл. – Небольшое кровотечение может быть вызвано незначительным отслоением плаценты. Нужно сделать анализ на содержание гормонов, и тогда можно будет сказать что-нибудь определенное.

– Когда будет известен результат анализа?

– Полагаю, сегодня во второй половине дня. А тем временем вам следует сохранять спокойствие и избегать физических нагрузок.

– Хорошо, доктор.

В голосе Рейвен прозвучала такая отчаянная надежда, что Сара Роквелл сочла необходимым разъяснить свои слова:

– Рейвен, вы должны с самого начала знать, что никакой физический и душевный покой не в состоянии предотвратить выкидыш, если процесс отторжения плаценты уже начался. Я хочу, чтобы вы понимали: дело вовсе не в том, что это вы что-то не так сделали. Выкидыш происходит по не зависящей от вас причине. К тому же это довольно часто случается на ранних сроках беременности у нерожавших женщин.

– Да, я знаю, – кивнула Рейвен и мысленно добавила: «Я знаю, что мой ребенок ни в чем не виноват. Просто он попал в холодный и негостеприимный дом. Мое испорченное наркотиками чрево не способно выносить новую жизнь».

– Уровень гормонов идентичен предыдущему анализу.

– Идентичен? Что это значит?

– Это значит, Рейвен, что мы пока не можем с полной уверенностью сказать, как проходит ваша беременность. Остается только ждать развития событий. Время покажет, сохранится ваша беременность или нет.

Рейвен поняла, что ее будущий ребенок ведет отважную, но, увы, неравную борьбу с утробой, пытающейся отторгнуть его.

– Как вы себя чувствуете, Рейвен?

– Схватки и кровотечение прекращаются.

– Не было ли сгустков?

– Похоже, не было.

– Это хорошо. В выходные я буду дежурить в клинике. Если кровотечение резко усилится или вы за метите значительные сгустки, немедленно звоните мне в любое время дня и ночи.

– Хорошо. Мне нужно повторить анализ крови на количество гормонов беременности?

– Разумеется! Даже если кровотечение и схватки совершенно прекратятся, в понедельник утром вы должны явиться в клинику, чтобы сдать анализ крови.

Значит, в Санта-Барбару ехать нельзя. Рейвен понимала это, но не знала, как объяснить свой отказ от поездки Нику и девочкам. Сказать им правду она пока не могла и не хотела.

Внезапно острая боль пронзила ее тело, и Рейвен задохнулась от смертельного испуга. Когда боль прошла, она вытерла холодный пот со лба и решила немедленно ехать в Бель-Эйр, к Нику и его семье, которая должна была стать семьей и для ее отчаянно сражавшегося за жизнь ребенка. Она должна была доказать всем, что она не такая, как Дендра, способная в последнюю минуту отказаться от запланированной встречи с дочерьми.

Недолгая поездка из Брентвуда в Бель-Эйр оказалась на удивление легкой и безболезненной, словно когти хищной птицы смерти решили на время отказаться от своих намерений. Но как только Рейвен подъехала к дому Ника, схватки возобновились с новой силой.

Ей нужно было время, чтобы прийти в себя, перевести дух и заставить себя улыбнуться, но Hик и Саманта уже шли к ее машине. Они грузили вещи в свой грузовик, когда увидели подъезжавшую машину Рейвен.

Она отключила зажигание и, как только Ник открыл дверь с ее стороны, храбро улыбнулась.

– Привет! – выговорила она и вышла из машины. И тут же покачнулась от резкой боли внизу живота, едва не потеряв равновесие.

– Рейвен! – встревожено воскликнул Ник, подхватывая ее на руки. – Что с тобой?

Ее белоснежная кожа была белее обычного, ледяной и влажной на ощупь. Расширившиеся глаза и черные круги под ними красноречиво свидетельствовали о сильной боли.

– Что случилось? – спросила подбежавшая к ним Саманта.

– Пищевое отравление, – с трудом выдавила Рейвен пришедшую ей в голову спасительную ложь.

Вымученно улыбнувшись Нику, она высвободилась из его сильных рук и, сделав шаг назад, незаметно оперлась на собственный автомобиль.

– Со мной все в порядке, – снова улыбнулась она, на этот раз обращаясь к Саманте. – И падать в обморок я не собираюсь.

– Пищевое отравление? – недоверчиво переспросил Ник.

– Во всяком случае, так мне сказал доктор. Возможно, это из-за несвежего гамбургера, который я съела вчера вечером по дороге домой. Тут нет ничего серьезного или заразного, но... Боюсь, я все же не смогу поехать с вами в Санта-Барбару.

– Ты уверена, что с тобой все в порядке? спросила Саманта, скрывая свое разочарование тем, что Рейвен не поедет с ними.

– Да, конечно! – с притворной уверенностью сказала Рейвен. – Просто мне необходимо какое-то время отдохнуть, полежать, и все будет в полном порядке...

Ее снова скрутила резкая боль. «Лгунья! Ты никогда не будешь в полном порядке!!!»

– Рейвен! Тебе больно? – всполошился Ник.

– Ничего страшного, Ник, – прошептала побелевшими губами Рейвен. – Просто у меня сильно болит живот, но это пройдет...

– Пожалуй, нам всем в этот раз не стоит ехать в Санта-Барбару, – неожиданно сказала Саманта. – Рейвен, тебе лучше остаться у нас, чтобы мы могли позаботиться о тебе.

– Ах, Саманта! Как это мило с твоей стороны, – выдохнула Рейвен. – Но я не могу принять твое предложение. Я поеду сейчас домой, Улягусь в постель и буду думать о чем-нибудь приятном... Например, о том, как ты весело проводишь время в Санта-Барбаре...

– Послушай, Рейвен, – перебил ее не на шутку встревожившийся Ник. – Мне кажется, Саманта права. Почему бы тебе...

– Нет, Ник! Только не сегодня, прошу тебя... – Ник понял, что это не кокетство с ее стороны, что она действительно хочет побыть в одиночестве, не объясняя причин своего состояния. И он не стал настаивать на своем, потому что любил ее и не хотел силой навязывать ей свою волю.

58
{"b":"26143","o":1}