ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну хорошо, – кивнул он. – Мы поедем в Санта-Барбару, а ты отправишься домой и постараешься как можно быстрее оправиться от этого неожиданного отравления. Только домой повезу тебя я, потому что в таком состоянии тебе нельзя вести машину.

– Нет, – снова запротестовала Рейвен. – Я поеду домой сама и в своей машине. Кто знает, может, уже завтра я проснусь совершенно здоровой и захочу отправиться вслед за вами в Санта-Барбару?

– Тогда сделаем так, – предложил Ник. – Я отвезу тебя домой, но не на своей машине, а на твоей. Тогда ты будешь иметь возможность завтра воспользоваться ею в случае необходимости.

Ник был проницателен, особенно когда дело касалось близкого ему человека.

Увидев в глазах Рейвен молчаливое согласие, он повернулся к дочери и негромко сказал:

– Ступай домой и предупреди всех, что я немного задержусь и нам придется повременить с отъездом.

Ник чувствовал боль, которую испытывала Рейвен, и мучился собственным бессилием. Он старался вести машину как можно осторожнее. Понимая, что она не в состоянии отвечать на его вопросы, Ник почти всю дорогу молчал и, только когда машина подъехала к дому Рей вен, спросил:

– У тебя есть все необходимые лекарства, Рейвен?

– Да, спасибо, – вымученно улыбнулась она.

– Это тебе спасибо, Рейвен, – покачал головой Ник. – Спасибо, что приехала предупредить Саманту...

– Я просто хотела, чтобы она не считала меня такой же, как Дендра...

– Ах, Боже мой, – заволновался Ник, заметив ее потемневший от боли взгляд. На какой-то миг ему даже показалось, что жизнь сейчас навсегда покинет. Рейнен. Скажи мне, что я могу для тебя сделать? Чем помочь? Может, необходимо купить какие-то лекарства?

– Н-н-нет... Просто мне необходимо как можно скорее лечь в постель и отдохнуть.

Ник хотел уложить ее в постель, поставить на тумбочку фужер прохладного питья и дождаться, пока она уснет, но Рейвен не позволила ему даже войти в дом. Нежно поцеловав Рейвен на прощание во влажный висок, Ник ощутил болезненную дрожь ее тела. Но не успел он попросить разрешения остаться, как Рейвен торопливо попрощалась с ним и исчезла за дверью.

В небольшом аэропорту Кадьяка было совсем мало народа, и все же Джейсон не сразу узнал ее. Сначала его внимание привлекли пышные золотистые кудри, необычайно яркий сине-зеленый цвет больших глаз, и только потом он понял, что это была Холли!

Все шесть недель разлуки он мечтал о том, как снова прилетит в Кадьяк и увидит ее. И вот...

– Здравствуй, Холли, – тихо сказал он, не смея обнять ее. К тому же ее руки были заняты двумя дорожными сумками.

Придя в себя от изумления, вызванного неожиданным изменением внешнего облика Холли, Джейсон поспешно забрал у нее сумки, не отрывая влюбленных глаз от ее улыбающегося лица. В ее глазах он прочел осторожную надежду и готовность доверять ему, и это несказанно обрадовало его. Значит, Холли удалось вырваться из мрачного плена страшных воспоминаний прошлого и теперь она была готова жить новой жизнью, в которой было место для... любви?

– Как ты прекрасна, Холли! – выдохнул восхищенный и окрыленный надеждой Джейсон.

– Просто так я выгляжу более современной, потупилась она.

– Нет, именно прекрасной! – горячо возразил Джейсон и мысленно добавил: «И гораздо более здоровой, чем прежде!»

Вскоре после дозаправки горючим самолет взмыл ввысь, унося Джейсона и Холли в Сиэтл.

Когда они добрались до отеля, в котором для них 6ыли забронированы два соседних номера, близилось к полуночи.

Расставшись с Холли, Джейсон пожелал ей спокойной ночи и напомнил, что зайдет завтра утром, часов в одиннадцать, после того как встретится с тем человеком, ради которого они прилетели в Сиэтл, вместо того чтобы провести выходные вдвоем в Кадьяке.

Этот человек находился в нескольких милях от города. Как раз в то самое время, когда Джейсон и Холли укладывались спать каждый в своем номере, он шел по ночному лугу, возвращаясь из конюшни в дом.

Кэролайн ждала его на кухне. Перед ней на столе лежала книга кулинарных рецептов. Она собиралась испечь на завтрак сдобные пончики с черничным джемом.

Вошел Лоренс.

– Ну, как она? – повернулась к нему Кэролайн, имея в виду его новую пациентку – кобылу, поранившую переднюю ногу.

– Действие успокоительного уже закончилось, нолошадка ведет себя по-прежнему смирно.

– Это хорошо, – кивнула Кэролайн и замолчала в нерешительности. Потом, собравшись с духом, все же начала давно назревший, по ее мнению, разговор: – Как ты себя чувствуешь, Лоренс?

– Немного устал...

– И очень обеспокоен, – мягко добавила Кэролайн.

Лоренс стоял, небрежно прислонившись к дверному косяку. Одетый в джинсовый костюм, он был сейчас похож на обаятельного ковбоя, привыкшего со всеми бедами справляться в одиночку.

– Мне кажется, тебя беспокоит не столько завтрашняя встреча с Джейсоном Коулом, сколько... Скажи, может, тебе будет лучше, если я уйду из твоей жизни?

– Ах, Кэролайн, – виновато прошептал Лоренс. – Прости, если я дал тебе повод так думать о наших отношениях...

– Лучше горькая правда, чем сладкая ложь. Во всяком случае, для меня.

– Правда? – задумчиво переспросил он, потом улыбнулся и мягко сказал: – Правда состоит в том, что я хотел попросить тебя остаться жить в моем доме.

– Хорошо, – кивнула она. – Я буду жить у тебя ровно столько, сколько ты этого захочешь.

– Ты станешь моей женой?

На лице Кэролайн отразилось смятение. Она была ошеломлена столь неожиданным предложением руки и сердца. Кроме того, она давно приучила себя к мысли, что место жены Лоренса всегда будет занято трагически погибшей Клер.

– Наверное, я слишком тороплю события? – прервал затянувшуюся паузу Лоренс.

– Нет, что ты... Просто я никак не могу поверить в то, что ты хочешь видеть меня своей... женой.

– Хочу! Еще как хочу! – улыбнулся он. – Кэролайн, я хорошо знаю; что такое истинная любовь, потому что имел счастье испытать это чувство еще в ранней молодости. Честно говоря, я был уверен, что в моей жизни это никогда уже не повторится... Но я ошибался.

– Ты хочешь сказать, что... что ты любишь меня?!

– Я очень люблю тебя, Кэролайн, и мне очень нужна твоя любовь.

Тихие и серьезные слова Лоренса окончательно разогнали все ее сомнения, заставив глаза сиять счастьем и любовью.

– Я люблю тебя, Лоренс, – прошептала она, – и буду любить всегда! Но... – она слегка помрачнела, я знаю, тебе наша любовь должна казаться предательством по отношению к Холли и Клер.

– Ты права, – опустил голову Лоренс. – В большей степени это относится к Холли...

– Обещаю тебе, Лоренс, мы будем продолжать искать ее! – пылко воскликнула Кэролайн.

– Разумеется, но...

– Но?

– Я хочу, чтобы у нас с тобой были дети... Если ты, конечно, не имеешь ничего против.

Кэролайн знала, что ее ответ был очень важен для Лоренса.

– Да, любимый, я хочу, чтобы у нас с тобой были дети! – искренне проговорила она. – Я всегда хотела иметь детей, только никак не могла найти для них настоящего отца. Теперь этот отец найден!

Кэролайн подошла к нему и ласково прильнула всем телом. Почувствовав на своих плечах его нежные и сильные руки, она взглянула в его лицо и тихо сказала:

– Лоренс, наша любовь – это вовсе не измена по отношению к твоей жене и дочери. Наоборот, это еще большее доказательство твоей любви к ним обеим. Твое желание снова создать семью и воспитывать детей говорит о том, что в тебе жива память о былом счастье с Клер и Холли.

Темно-зеленые глаза Лоренса наполнились слезами боли и благодарности. Потом он улыбнулся, и в его взгляде отразилась любовь.

– И откуда у тебя столько мудрости? – прошептал он, ласково касаясь ее виска теплыми губами.

– Просто я очень тебя люблю, – тихо прошептала Кэролайн. – Люблю всем сердцем...

59
{"b":"26143","o":1}