ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но мир все-таки не наступил? — спросил Патрик. — Во всяком случае, для Шерри?

— Нет. Для Шерри мир не наступил. Более того, примерно через час Ройс вошел в комнату Шерри и зажег свет. Впервые за долгие годы, проведенные в абсолютной темноте, она увидела свою спальню. Когда же посмотрела на Ройса, то с ужасом обнаружила, что он стоит перед ней почти голым. Шерри поняла, что имеет дело с сумасшедшим.

Ройс начал обвинять Шерри в том, что это она его довела до такого состояния, что ему пришлось сильно избить Бренди. И предупредил: вина за возможную смерть матери тоже ляжет на нее!

Он сказал, что будет вынужден убить Бренди, если Шерри не откроет ему секрет беспроигрышной карточной игры. Или же не удовлетворит его плотские желания. Если она не знает, как это делается, то Ройс готов преподать ей практический урок.

Шерри поняла, что этот негодяй уже успел искалечить ее мать. Но впереди Бренди, несомненно, ожидает нечто худшее, а концом ее страданий неминуемо станет ужасная смерть. И если бы Бренди могла противостоять своему мучителю, то давно бы это сделала. Теперь спасти ее могла только несовершеннолетняя дочь, уступив домогательствам Ройса.

В такой ситуации Шерри уже не могла сопротивляться неизбежному изнасилованию, а потому безропотно сдалась. Но Ройс все же зачем-то опутал ее веревками и привязал к кровати.

…После изнасилования Ройс и не подумал развязать свою жертву. Он встал, оделся и направился к двери, оставив Шерри совершенно голой, опутанной по рукам и ногам, накрепко привязанной к кровати. Но на пороге обернулся, закурил сигарету и, насмешливо хмыкнув, пообещал вскоре вернуться вместе с Бренди.

— Но так и не вернулся? — спросил Патрик дрожащим. от волнения голосом.

— Почему же? Вернулся. С бездыханной и окровавленной Бренди на руках.

— Бренди была мертва?

— Да. Он убил ее еще до того, как изнасиловал Шерри.

Довольно! Не могу больше слушать! Я должен убить этого Ройса! И убью! Непременно убью!..

Но Аманда не слышала этой молчаливой мольбы Патрика, а потому продолжала:

— Он положил тело Бренди рядом с Шерри, прикрыл обнаженную грудь девушки холодной рукой матери и как бы еще крепче привязав этим Шерри к постели. После чего потушил свет, вышел в коридор и, заперев дверь на ключ, поджег квартиру.

— Неужели?

— Да, он это сделал.

— И как же Шерри?

— Как ни странно, но Шерри, поняв, что сделал Ройс, почувствовала облегчение. Ибо впервые у нее исчезло чувство страха, хотя впереди и предстояла нечеловеческая боль. Но ощущение умиротворения на несколько мгновений заслонило все остальное. Однако тут же ее охватило непреодолимое желание освободиться от пут. Что именно послужило тому главной причиной, Шерри не может до конца объяснить себе и поныне.

Может быть, она хотела в последний раз обнять отошедшую в мир иной мать? Или же вынести ее тело на балкон и спрыгнуть вместе с ним вниз в надежде взлететь подобно птице?

— А может быть, Шерри просто хотела жить…

Патрик не был уверен в том, что Аманда услышала его слова, сказанные шепотом. Он понимал, что мысленно она сейчас была вновь в той охваченной огнем комнате, крепко привязанной к кровати рядом с мертвой матерью. Возможно, она уже в который раз спрашивала себя, что именно дало ей тогда силы вырваться из стягивавших все тело пут? Но она вырвалась, оставив на веревках клочки окровавленной кожи. Шрамы от тех ран скорее всего сохранились и поныне.

Их никто и никогда не видел. Ведь ты всегда носила плотно застегнутую блузку с длинными рукавами. Но остались и другие шрамы, которых не может скрыть никакая одежда…

— Шерри спаслась сама или же ей все-таки помогли?

— Ее выручили. Сама она не смогла бы спастись. На то, чтобы освободиться от веревок, Шерри потратила все оставшиеся силы. После чего продолжала лежать в кровати, будучи не в состоянии даже пошевелиться. И непременно сгорела бы. Тем более что в квартире не было пожарной сигнализации.

— И как же?

— Выручил сосед, живший на том же этаже. Он сначала почувствовал, а потом увидел дым, пробивавшийся из-под двери квартиры Бренди и Шерри. И тут же позвонил в пожарную охрану. Те приехали буквально через несколько минут.

— А Ройс? Что стало с ним?

— Ройс погиб через час после начала пожара. Опасаясь возможного преследования полиции, он ехал с сумасшедшей скоростью на своей машине и на одном из поворотов не справился с управлением. Врезался в столб и разбился насмерть. Слава Богу, в ту ночь больше никто не пострадал.

Кроме тебя, дорогая моя Аманда, кроме тебя!

— Шерри три месяца лежала в больнице. О том, что Ройс ее изнасиловал, никто не знал. Хотя было известно, что он убил Бренди, а ее дочь оставил погибать в огне пожара.

— Что было дальше?

— В больнице Шерри, помимо обычного лечения, наблюдалась у психиатра. Наверное, поэтому она стала чувствовать себя в клинике надежно защищенной от любых опасностей. Такое с ней было впервые в жизни.

— Видимо, это чувство и подтолкнуло Шерри стать врачом. Так?

— Да.

— Психиатром?

— В конечном счете психиатром.

Аманда замолчала, не решаясь рассказывать дальше. Но ведь это была как бы история жизни ее пациентки, а не ее собственная. А впрочем, Патрик, конечно же, все понял. И коль скоро она уже начала эту повесть, то лучше рассказать ее до конца.

— Поскольку родственников у Шерри не было, она попала под опеку властей штата. После выписки из больницы ей нашли приемного отца и поселили в его доме. Приемный отец очень скоро заметил в Шерри то, что до него привлекло к ней Ройса. И даже более того: догадался, что его приемная дочь уже стала жертвой чьих-то сексуальных домогательств. Поэтому решил, что заставить ее уступить ему также не составит труда. Ибо прошедшая через насилие девица обычно начинает считать, что ее любят только за тело. Поскольку чувство самоуважения и женского достоинства в ней, как правило, навсегда подорвано, она становится неразборчивой в случайных связях и очень легко к ним относится.

Так или почти так думал приемный отец Шерри.

Между тем сама Шерри просто не выносила, когда до нее вообще кто-то дотрагивался. А назойливость мужчин вызывала в ней отвращение и негодование, граничившее с бешенством. Поэтому она не только сразу же отвергла гнусные приставания приемного отца, но и принялась его шантажировать. Шерри потребовала от него двести долларов за молчание. В противном случае пригрозила донести в полицию.

— Я не знаю, чего было больше в реакции приемного отца Шерри, — заметила Аманда. — Возможно, он действительно испугался. А может быть, у него в голове зашевелилась гаденькая мысль: не попытаться ли просто-напросто покупать тело приемной дочери за деньги? Скорее всего как раз последнее. Недаром же после их объяснения он стал называть Шерри своей «маленькой потаскушкой»…

Полученными от приемного отца деньгами Шерри распорядилась именно так, как предлагал ей в свое время Ройс: она купила вызывающе экстравагантное платье, намазала лицо жирным слоем яркого грима, сделав его донельзя вульгарным, и поехала в казино.

— Где выиграла?

— Не только выиграла, но стала выигрывать раз за разом. Наверное, именно потому, что ненавидела карточную игру. Говорят, что таким всегда везет. Если бы она раньше согласилась с планом Ройса, то… Но и сейчас за какие-то несколько часов она выиграла достаточно, чтобы уехать из Лас-Вегаса и прожить на эти деньги довольно долго.

Перед отъездом Шерри все-таки заявила на приемного отца в полицию. При этом дала начальнику двести долларов для передачи тому после освобождения из-под ареста и согласилась выступить против него в суде.

Шерри переехала в Лос-Анджелес и сняла квартиру на первом этаже большого дома недалеко от университета. Хозяину квартиры она сказала, что учится в университете. В какой-то степени это было правдой: она действительно училась, но не в университете, а в местном медицинском техникуме.

К этому времени Шерри не только переменила фамилию и имя, но и сильно изменилась внешне. Она стала стремительно набирать вес. Объяснялось это просто: сексуальное насилие всегда влечет за собой неразборчивость в еде, нарушение режима питания.

45
{"b":"26144","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Расскажи мне о море
Ненависть. Хроники русофобии
Сумерки
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Я ленивец
Посею нежность – взойдет любовь
Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов