ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но когда мы с Райзой вернемся в Лос-Анджелес, ты тоже обязательно должен будешь туда приехать.

— Непременно приеду!

— Вот и хорошо. Я очень бы хотела, чтобы ты присутствовал при нашей встрече с Фрэнком Фарреллом.

— Что?!

— Не пугайся, Джесс! Все нормально. Ты же знаешь, что Райза совершенно здорова, но профилактика все же не помешает. К тому же тебе необходимо еще раз поговорить с Фрэнком. Да и с Дэниелом тоже. Ведь прошло уже пять лет…

Да, через три недели как раз в это время истекают пять лет с того дня, когда родители стояли у кроватки Райзы, которой только что исполнилось несколько часов. Но уже тогда они с тревогой вслушивались в жалобную мольбу ее крохотного сердца.

Однако самое страшное ждало их в будущем. Ибо в тот момент малютке не требовалась хирургическая операция. Ее организм стал нормально развиваться. А появившиеся позже постоянные респираторные заболевания долгое время не вызывали особого беспокойства.

Но теперь, по прошествии пяти лет, без операции не обойтись. И по иронии судьбы она должна состояться как раз в день рождения девочки.

— Я хотел бы быть там, Линдсей. Очень хотел бы… Но ты ведь знаешь, что Дэниел вряд ли будет доволен моим присутствием.

— Дэниел злится только на то, что ты проводишь время с Райзой. Вот и все.

— Ты уверена?

— Уверена. Так же как и в том, что тебе необходимо присутствовать при нашем разговоре с Фрэнком.

Именно так говорила Линдсей в тот день. Но когда стало приближаться время встречи с Фарреллом, она неожиданно заявила:

— Я уезжаю, Джесс.

— Как? Накануне операции? Мы же договорились, что все вместе будем рядом с Райзой!

— Больше всего я хочу, чтобы с ней был ты, Джесс. Мне же необходимо уехать прямо сегодня. Тем более что я сама назначила встречу, которую уже нельзя отменить!

— С кем?

— Со своими демонами.

Джесс знал, что это правда. В последнее время он постоянно беседовал с Линдсей, пытаясь выяснить, что происходит. Ибо с каждым днем она становилась все мрачнее. Джесс чувствовал в ней какую-то внутреннюю борьбу. Борьбу отчаянную, но тщетную. И теперь Линдсей собиралась уступить. Сдаться…

Да, она должна была немедленно уехать! Чтобы окончательно не сойти с ума. Ибо никакие лекарства уже не помогали. Вылечить Линдсей могло только время. Она и сама это отлично понимала. Поэтому регулярно уезжала куда-нибудь, где могла побыть наедине с собой…

— Я знаю, что тебе надо уехать, — тихо сказал Джесс. — Но может быть, на этот раз имеет смысл нам вместе встретиться с твоими демонами? Ты ведь знаешь, что я с ними тоже знаком и даже несколько раз имел дело.

— Но очень недолго!

— Поэтому-то мне, верно, и следовало бы с ними познакомиться получше. А Райза пока останется с Дэниелом.

Несколько мгновений Линдсей боролась с искушением, но потом все же отрицательно покачала головой:

— Нет, я должна сделать это одна. — Она улыбнулась Джсссу и добавила: — Ты без труда отыщешь кабинет Фрэнка. Он расположен на восьмом этаже Уэствудской больницы в кардиологическом отделении. Кроме того, точный адрес знает Райза.

— Хорошо.

Джесс наклонился и коснулся губами щеки Линдсей:

— Будь осторожной!

…Все свое изгнание Джесс провел в скромном номере отеля «Южная Калифорния». С утра до вечера он сидел за столом, писал и больше ничем не хотел заниматься. Но незадолго до приезда Райзы перебрался в более комфортабельный двухместный номер гостиницы «Шато», расположенной прямо напротив больницы.

Джесс только что закончил последние строчки нового романа «Голубая луна», когда услышал за спиной тихий детский голос:

— Джесс…

Райза стояла посреди комнаты босая, в длинной ночной рубашке. Длинные золотистые волосы падали на спину почти до самой талии.

— Райза? Милая, почему ты не спишь? Что случилось?

— Я боюсь.

— Боишься? Чего?

Райза молчала.

— Может быть, тебя пугает встреча с доктором Фарреллом?

— Нет.

— С папой?

Голос Джесса сразу же почерствел, когда он назвал так Дэниела.

— С папой? Нет.

— Со Стефани?

— Тоже нет, но все же мне почему-то стало очень страшно…

— Приснилось что-нибудь ужасное?

— Может быть.

— Хочешь, я расскажу тебе что-нибудь веселенькое?

— Расскажи.

— О «вкусной картошке»?

— Да.

— Это было очень давно, — начал Джесс. — В одном городе жила-была девочка. Ее звали… Как же ее звали?

— Райза! Ее звали Райзой.

— Ах да! Девочку действительно звали Райзой. И было нечто такое, что она любила больше всего на свете. А что именно — я, честно говоря, забыл.

— Больше всего на свете она любила ходить в гастроном вместе с Джессом! И покупать там очень вкусную картошку.

— Совершенно верно.

И Джесс принялся рассказывать придуманную им самим сказочку, которую Райза очень любила слушать.

Очень скоро девочка закрыла глазки, дыхание ее выровнялось.

Джесс всмотрелся в маленькое бледное личико и прочел на нем скрытую тревогу. Райза чего-то боялась. Боялась даже сейчас, заснув у него на коленях.

— Нет! Нет! Нет! — вдруг забормотала Райза.

Она открыла полные страха глаза и крепко прижалась к груди Джесса.

Ни Джесс, ни Райза не могли знать, что как раз в этот момент машина Линдсей сорвалась с обрыва и рухнула в пропасть. Эта дорога славилась не только своими живописными пейзажами, но и опасными поворотами. Поэтому мало кто осмеливался ехать по ней ночью. Особенно в это время года, когда вместе с темнотой с моря наплывал густой туман, окутывавший не только побережье, но и горные перевалы.

Никогда прежде Линдсей не совершала паломничества в ту прекрасную зеленую долину, где провела свои ранние годы, и красота которой никогда не вписывалась в ее унылую, одинокую, опустошенную юность. Они с Джессом не раз обсуждали возможность подобного рода ностальгических поездок: сначала — в ее долину Кармел, а потом — в его Монтклер, на озеро Грейдон.

Но Линдсей по каким-то соображениям решила поехать в Кармел одна. Она поехала и… погибла.

Искореженную машину с останками Линдсей только утром обнаружили на дне пропасти. Трагедия вызвала всеобщий шок. И лишь реакция Дэниела выглядела непонятной и странной. Он взял за локоть Джесса и тихо сказал, внимательно глядя ему в глаза:

— Я знал все о вас, Джесс Фалконер. И знал уже много лет…

Да, Дэниел действительно стремился узнать все о человеке, с которым его дочь провела целых пять лет бок о бок. Конечно, он мог сделать это и раньше. Но считал себя не вправе вторгаться в личную жизнь незнакомого человека. К тому же Дэниел чувствовал вину перед Джессом. Ведь он был его должником. Без Фалконера Дэниел так никогда бы и не узнал о существовании своей крошки. Ибо именно Джесс потребовал, чтобы Линдсей призналась ему. Но в то же время именно это и подхлестывало его желание узнать о Фалконере все до конца.

По роду своей деятельности Дэниел часто общался с известными частными детективами, из которых он и выбрал самого достойного. За несколько месяцев этот деятель сумел разузнать все подробности совершенной Джессом на озере Грейдон попытки братоубийства, а затем — оскорбления женщины, которую якобы хотел изнасиловать, за что и угодил в тюрьму. Причем буквально каждый, с кем детективу довелось разговаривать, был убежден, что место Джесса Фалконера именно в тюремной камере. Но при этом никто не назвал имени женщины, чуть не ставшей его жертвой.

Впрочем, эти детали занимали больше самого детектива, нежели заказчика расследования. Ибо для Дэниела этого было достаточно. А подробности его не очень интересовали. Однако когда он поделился с Линдсей всем, что удалось узнать, та презрительно фыркнула:

— Все это ерунда!

— Ерунда? — опешил Дэниел. — Изнасилование и убийство, по-твоему, ерунда?

— Никакого убийства и изнасилования не было, Дэниел!

— То есть ему просто не удалось совершить ни того, ни другого. Ты это имеешь в виду?

— Дело не в том, удалось или нет. Просто все выдвинутые против Джесса обвинения — не что иное, как грязная фальшивка.

54
{"b":"26144","o":1}