ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но ведь это был всего лишь сон! И даже во сне, разве доктор Фаррелл был в этом виноват?

— Конечно, нет. Но какое это имеет значение? Ведь сон был таким страшным! И так похож на правду…

Райза закрыла глаза, но тотчас же снова открыла их.

— А рядом стояла мама…

— Мама… — словно эхо повторил Джесс.

Боже, как медленно действуют эти медикаменты! Именно сейчас Райза должна, обязательно должна забыться. Забыться, чтобы ее оставил образ Линдсей, зовущий за собой. Зовущий туда, откуда нет возврата!..

— Хочу быть с мамой, — донесся шепот девочки. — И буду с ней. Буду…

— Я это знаю, милая, но…

— Но что станется с папой, Стефани и Джессом?

— Нет, Райза! Я хочу сказать, что мама всегда рядом. Рядом с тобой! И сейчас она стоит около твоей постели. Вместе со мной. Но ты права в том, что маленькая Райза нужна всем нам здесь. И обязательно будет с нами. Будет всегда…

Джесс улыбнулся. Улыбка скрыла переполнявшие его в этот момент чувства. Осталось только одно — всепоглощающая любовь к этому маленькому, страдающему существу.

— Но я так боюсь, Джесс…

— Знаю, но разве страх исчезнет, если тебя будет оперировать не доктор Фаррелл, а кто-то другой?

— Я хотела бы, чтобы меня оперировал другой доктор, — вновь пошевелила губами Райза. — Но вдруг Фаррелл обидится?

— Милая, доктор Фаррелл не обидится! — зашептал Джесс. — Пусть тебя это не беспокоит!

— Ты уверен?

— Уверен. И знаешь, случилось так, что здесь, в клинике, работает мой большой друг. Это — женщина. Великолепный хирург-кардиолог. Ее можно позвать сюда в любой момент. И она с готовностью сделает тебе операцию.

— Правда?

— Правда! Надо только, чтобы ты доверяла ей так же, как я.

— А ты доверяешь ей, Джесс?

— Да, милая!

Всем сердцем, всем, что для меня дорого на свете. Я доверяю ей! Беззаветно верю в нее…

— Тогда я тоже буду ей доверять!

— Да ты же просто рассвирепел, Дэниел!

— Я не хочу видеть этого человека около моей дочери!

— Но она же разговаривает с ним, — пыталась урезонить мужа Стефани. — Может быть, как раз сейчас она рассказывает Джессу, чего и почему боится!

Кэтлин невольно слышала этот разговор, хотя он происходил на пониженных тонах, порой — шепотом. Вместе с Мартой и Фрэнком она наблюдала через стекло двери за всем, что происходило у кровати Райзы. Джесс стоял к ним спиной. Но на лице девочки, хотя оно и было до половины закрыто кислородной маской, отражались ее безграничная любовь и доверие к «черногривому льву».

Может быть, как раз это и вызвало негодование Дэниела? Неужели он настолько ослеплен ревностью, что не понимает, насколько необходима сейчас доброта готовому угаснуть сердцу маленькой дочери?

В этот момент за дверью что-то произошло. Кэтлин снова прильнула лицом к стеклу. Она увидела, как Джесс встал со стула, повернулся в их сторону и тоже посмотрел на них через стекло. Кэтлин поняла: Фалконер на что-то решился. И это связано именно с ней — с Кэтлин Тейлор.

Что ты задумал? Что ты хочешь от меня, Джесс Фалконер?

Джесс направился к двери и открыл ее.

— Кэтлин, ты можешь сделать это?

— Что именно?

— Прооперировать Райзу?

Джесс отлично знал, что доктор Тейлор — опытный специалист именно в этой области хирургии. А потому спрашивал не о том, сможет ли она сделать подобную операцию, а согласится ли на это? И Кэтлин поняла подлинный смысл его вопроса.

Времени для раздумий не было. К тому же разве сам Джесс не исполнил ее просьбу и не спас жизнь Патрику? К тому же теперь к ней с аналогичной просьбой обращался уже не просто Джесс Фалконер, а человек, которого Кэтлин Тейлор безумно любила.

— Я согласна, — чуть слышно прошептала она.

— Спасибо, — так же тихо сказал Джесс и повернулся к доктору Фарреллу. — Вы извините нас, — проникновенно произнес он. — Никаких сомнений в вашей квалификации ни у кого из нас нет и быть не может. Но Райза на днях видела сон. Ей приснилось, будто вы сделали ей операцию, после чего она умерла. Поймите, Фрэнк: сейчас нам надо любым способом развеять страх, поселившийся в душе девочки. Она сама не стала вам всего этого рассказывать, потому что боялась обидеть.

Да, врачи, несомненно, принадлежат к людям науки. Но и они верят во всякого рода чудеса. В том числе и в злые. Если у пациента возникают какие-то недобрые предчувствия, врач всегда очень серьезно к этому относится. Доктор Фар-релл не был исключением.

— Вы сказали Райзе, что обиды с моей стороны никакой быть не может? — спросил он у Джесса.

— Конечно. Но будет лучше, если девочка услышит это от вас.

— Можно это сделать сейчас? Одновременно я представлю ей Кэтлин.

— Я сам их познакомлю, как только вы все скажете Райзе.

— А я пока спущусь вниз, — заметила Кэтлин, — и переоденусь для операции.

И сделаю один очень важный звонок…

Глава 29

Уэствудская больница

Вторник, 7 мая 1999 года

— Патрик, это Кэтлин! Ты мне нужен.

— Кэтлин… — послышалось в ответ нечленораздельное бормотание.

Весь вечер Патрик разговаривал по телефону с Амандой. Их разговор закончился взаимными обещаниями встретиться в субботу вечером и отметить благополучный исход операции. Всего же они проговорили не один час. И с большей неохотой сказали друг другу «до свидания», чем «здравствуй» в начале разговора.

А потому, когда телефон через несколько мгновений зазвонил снова, Патрик не сомневался, что это — Аманда.

Но звонила Кэтлин. И она повторила те слова, которые, как в глубине души надеялся Патрик, когда-нибудь скажет ему Аманда Прснтис…

— Я тебе нужен?

— Да, Патрик, нужен! И не только мне, а одной шестилетней девчушке. Я согласилась сделать операцию на сердце и нуждаюсь в ассистенте высочайшей квалификации. Хочу, чтобы им стал ты.

— А почему не Фрэнк?

— Фрэнк не может им быть. Больше же я ни к кому не обращалась. И прошу тебя, Патрик, поторопись.

— Почему?

— Потому что эта девчушка — не кто иная, как дочь Джесса.

— Боже мой!

— Нет, Патрик, она — не твоя племянница. Во всяком случае — генетически.

— Джесс не стоит сейчас рядом с тобой, правда? И даже не догадывается о том, что ты звонишь мне?

— Его действительно здесь нет. И если ты чувствуешь, что не можешь сделать этого, то обещаю: он никогда не узнает о твоем отказе.

— Я согласен! На какой час назначена операция?

— Мы должны сделать ее срочно. Через час или два. Не позднее! Подготовка девочки уже практически завершена.

— Кэтлин, я сию же минуту выезжаю! Первым делом мне необходимо увидеть девочку, проверить все показатели и степень ее подготовки. После чего сразу же начну оперировать. А пока распорядись увеличить дозу подаваемого ей кислорода. Это не помешает.

Джесс ждал Кэтлин на том же месте, где они расстались — у операционной. За стеклянной дверью около Райзы толпились Фрэнк, Дэниел, Марта и Стефани. В этот круг любви к бедной девчушке его не допустили, оставив стоять в коридоре…

Кэтлин хотела тронуть его за плечо, но вместо этого обняла и шепнула:

— Вот и я. Там все готово?

— Как будто — да.

— Когда они все выйдут, мы войдем.

Она прильнула лицом к стеклу двери. Как раз в этот момент все стоявшие вокруг Райзы расступились, и Кэтлин увидела лицо девочки.

— Похоже, ей легче дышать, чем полчаса назад.

В глазах Джесса вспыхнул огонек надежды. Тут же дверь открылась, и все взрослые покинули операционную. Теперь Кэтлин и Джесс могли войти.

…Райзе действительно стало лучше. Джесса она встретила обожающим взглядом.

— Ну, как дела, мадемуазель? — улыбнулся он в ответ.

— Ты сегодня какой-то не такой, Джесс, — прошептала Райза.

— Разве?

Еще бы! Разве могу я выглядеть нормально, если все время с ужасом думаю о том, что, не дай Бог, опять останусь совсем один? Без тебя…

56
{"b":"26144","o":1}