ЛитМир - Электронная Библиотека

Не исключено, что они путешествуют всей семьей. И младенец, бывший тогда еще в утробе матери, благодаря чему она не смогла сопровождать мужа в поездке через Атлантику, теперь тоже плывет на этом лайнере вместе со своими законными братьями и сестрами. Может быть, и другие дети Майкла, такие же незаконные, как и она, будут сидеть в роскошном ресторане теплохода рядом с ними и лакомиться деликатесами.

Вполне вероятно, что по океанским просторам путешествует немало таких детей. Тех, кого матери потчуют удивительными историями о морских круизах, во время которых они якобы вынуждены были пренебречь общепринятой моралью и зачать свои чада.

Самолет накренился, прервав спокойное течение мыслей Кэтлин. Рука машинально потянулась к обвивавшему шею жемчужному ожерелью, всегда действовавшему на нее успокаивающе. Когда-то этот жемчуг принадлежал Маргарет, теперь — ей. Ожерелье, ставшее для дочери таким же талисманом, каким оно было для ее матери.

Кэтлин нежно погладила жемчужину. Самолет сразу выпрямился, но на душе у Кэтлин не стало спокойнее. Она думала о том, что не должна была предпринимать это путешествие, когда Патрик так тяжело болен.

Я хочу, чтобы ты поехала, Кэтлин… И при этом обещала ни при каких обстоятельствах не возвращаться раньше времени.

Она обещала. Обещала… Обещала…

Глава 5

Нью-Йорк

Пассажирский морской порт

Понедельник, 22 апреля 1999 года

— У меня еще нет результатов анализа костного мозга, Кэтлин. Биопсию сделали только час назад.

Почему так поздно?

Кэтлин хмуро смотрела на сотовый телефон. Связь была хорошей, но оживленное жужжание толпы, собравшейся у трапа теплохода в ожидании посадки, мешало разговору.

— Вы не могли бы рассказать мне о самой процедуре, Стивен? — прикрыв ладонью микрофон трубки почти прокричала Кэтлин. — Или о том, как внешне выглядел образец, взятый для анализа?

— Нет, пока ничего не могу сказать.

— Но кое-что вы уже определенно знаете! Я чувствую это по вашему голосу…

— Расстроенному? Наверное, вы не ошиблись. Извините.

— Какие-то проблемы с Дэвидом? Или с Кристиной?

Голос Стивена сразу же стал ровным и спокойным:

— Нет, с женой и сыном все в полном порядке, спасибо.

— До вашего приезда в клинику я сама ничего не предпринимала. Знаете, я поступила очень глупо, пустившись в это путешествие, и хочу вернуться с первым же самолетом.

— Не надо, Кэтлин. Ведь я неплохой гематолог.

— Я это знаю!

Но вы к тому же добрейший человек. И сейчас просто стараетесь оградить меня от переживаний. Я это чувствую.

А может быть, ей почудилась уклончивость в голосе Стивена? Ее раздражало царившее у сходней оживление. Неужели здесь никто не понимает, в каком ужасном положении оказался Патрик? Как они все могут веселиться, если ее друг, возможно, скоро умрет?

В больном воображении Кэтлин всеобщее веселье выглядело чуть ли не кощунством. Но все меркло перед ее смертельной усталостью. Не помогал даже сон, ибо снились Кэтлин такие ужасы, что она молила Бога послать ей бессонницу.

Ночные кошмары переносили ее на борт призрачного корабля. Но не корабля любви, о котором вспоминала Маргарет, а страшного парусника, населенного вампирами и привидениями. Среди вампиров выделялся один, который преследовал Кэтлин ночи напролет. Им был не кто иной, как Майкл.

Своей элегантностью и безукоризненными светскими манерами он очаровывал, заманивал, соблазнял ее мать. Его черные волосы блестели. Голубые глаза сверкали. Особенно когда он смотрел на свою Мэгги. Майкл любил Мэгги. Он целовал ее шею. Это были нежные поцелуи, пока его зубы не впивались в кожу.

Затем Майкл поворачивался к Кэтлин и смеялся, увидев выражение ужаса на лице дочери. А с губ его капала кровь Мэгги, которую он успел высосать…

Вампир-отец хотел, чтобы Кэтлин сосредоточилась на его руках музыканта и хирурга. Еще одно наследство, переданное отцом дочери. Майкл тоже был хирургом. И его главной страстью были операции на сердце. В том числе на сердце Мэгги…

А затем… Нет, нет! Майкл оперировал Маргарет! Оперировал голыми руками! Он брал сердце Мэгги и, смеясь, показывал Кэтлин. Сердце неистово трепетало, и на его блестящей красной поверхности Кэтлин видела крошечный язычок пламени. С каждым биением сердца язычок вздрагивал и вспыхивал все ярче, окрашивая в огненный цвет лежавший рядом бледно-розовый листок бумаги. И во сне Кэтлин отчетливо слышала отчаянную мольбу матери: «Спаси меня, Кэтлин! Спаси меня!»

Кэтлин бросалась за Майклом по бесконечно длинной, покрытой скользким лаком палубе. Но догнать и поймать вампира не могла. Всякий раз, когда она уже протягивала руку, чтобы схватить его, Майкл уплывал и растворялся в воздухе. Казалось, ему доставляла удовольствие подобная «отеческая» игра в прятки с дочерью.

В конце концов Майклу надоедала эта забава, он вспоминал, что вот-вот из-за линии горизонта появится солнце и озарит своими лучами океан. Он в последний раз приникал к шее Мэгги и с выражением величайшего удовлетворения на призрачном лице делал несколько глотков ее крови. После чего хватал свою возлюбленную и бросал в океан. Но тонула почему-то не Маргарет, а сама Кэтлин…

В этот момент она с отчаянным криком просыпалась.

И так почти каждую ночь. Не слишком ли высокая цена за возможность встретиться с призраком родного отца?

Кэтлин вздохнула и вновь прижала мембрану сотового телефона к уху.

— Кэтлин? — донесся до нее удивленный голос Шеридана. — Куда вы пропали?

— Я здесь, извините.

— Послушайте, вам незачем возвращаться в Лос-Анджелес!

— Ладно, пока я не стану возвращаться. Но скажите, когда вы ожидаете результаты биопсии?

— Завтра после полудня. Почему бы вам не позвонить мне по приезде на Бермуды?

— Это слишком долго. Я попаду туда не раньше среды. Можно позвонить с борта теплохода через спутник. В какое время это лучше сделать? Естественно, речь идет о завтрашнем дне.

Они договорились, после чего Стивен передал Кэтлин пожелание Патрика:

— Он хочет услышать от вас полный отчет по возвращении. Все подробности о теплоходе, путешествующих вместе с вами пассажирах, питании. Одним словом — обо всем.

— Хорошо. — Кэтлин сделала над собой усилие, чтобы голос не дрожал, и довольно бодро произнесла: — Передайте ему: «Будет исполнено!»

«Итак, мой дражайший старший братец, вот мы и стоим перед трапом кирпичного цвета с серыми стальными поручнями, в конце которого возвышается высокий борт „Королевы Елизаветы-2“.

Судно элегантно и построено в английском стиле. В том же духе организована и процедура посадки. К нам вышла целая армия мужчин и женщин с приветливыми, свежими лицами. Знаешь ли, нечто похожее, наверное, можно было наблюдать в сельской Англии в прошлом веке, когда домашняя челядь подобострастно встречала своего помещика с супругой, вернувшихся из-за границы. Все выглядят подтянутыми, отмытыми, аккуратно причесанными. Одеты в синюю форму, стилизованную под морскую, с перчатками, такими же белыми, как твое ли…

Тьфу, не обращай внимания! Я пишу глупости. Итак, мы поднимаемся на борт всемогущего монарха морей и океанов. Как только что объяснил один из членов команды, в первую очередь мы ступим на вторую палубу — своего рода вестибюль в средней части корабля. Стены и потолок в нем сплошь покрыты фресковой живописью, иллюстрирующей основные вехи истории трансатлантической пароходной линии «Кунард». Наибольшее впечатление, по меньшей мере на меня, произвело изображение деревянного судна, идущего под всеми парусами по беснующемуся от урагана морю.

Откуда-то доносится музыка, мелодии кажутся мне знакомыми. Ты бы их узнал с первой ноты.

В нескольких шагах от вестибюля — отведенная мне каюта № 2063. Я подхожу к двери и берусь за ручку, но войти не успеваю. В этот момент ко мне подходит улыбающийся, очень приятный молодой человек и вежливо спрашивает с сильным шотландским акцентом: «Мисс Тейлор?»

8
{"b":"26144","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Удиви меня
Слишком близко
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Тео – театральный капитан
Основано на реальных событиях
Зона навсегда. В эпицентре войны
Люди с безграничными возможностями: В борьбе с собой и за себя
Фима. Третье состояние
Зубы дракона