ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Твой принц или мой? — весело пошутила Алекса, когда их разговор перебил зазвонивший телефон.

— Я отвечу, — сказала Кэтрин, в надежде, что это действительно будет принц: ей сейчас было так необходимо тепло Алена, чтобы растопить ледяные призраки своей первой любви и напомнить о доброй, нежной любви… а не об опасной и сказочной. — Алло?

— Жила-была прекрасная маленькая девочка, которую не хотела ее мать.

— Кто это?

— Если хочешь узнать, что сталось с отвергнутой малышкой, приезжай сейчас же на пристань Мальборо.

— Кто… — снова начала Кэтрин, но осеклась, потому что голос исчез, связь оборвалась.

— Кэт? Кто это? — спросила Алекса, чувствуя, как ее сердце сжимает страх.

Томпсон Холл? Хилари? Вот уже несколько месяцев всякий раз, когда звонил телефон, сердце Алексы проваливалось в мрачную пропасть, и она молча молилась, прежде чем ответить. Так же, казалось Алексе, как это делала теперь Бринн. Если бы безмолвная молитва могла изменить весть, скрывавшуюся за телефонным звонком! Но сегодня Алекса забылась, потому что именно сегодня Роберт наконец получал развод, и, конечно же, к этому дню Алекса уже знала бы, если бы Томпсон что-то обнаружил, и Рождество почти уже настало, и все должно было быть прекрасно…

— Ах Алекса…

Кэт перевела дух и слово в слово передала сестре то, что сказал звонивший. И сначала увидела в глазах Алексы конец надежде, но буквально через мгновение заметила и знакомую решительность.

— Я поеду на пристань.

— Я с тобой. — Кэтрин протянула одно из висевших на антикварной вешалке зимних пальто Алексе, а второе принялась надевать сама.

— Нет, Кэт, — спокойно возразила Алекса. — Прошу тебя, останься здесь. Пожалуйста, останься, позвони Джеймсу и скажи ему о том, что произошло.

— Джеймсу, а не Роберту?

— Нет, не Роберту. Я никогда не говорила ему о ребенке, Кэт. Я не могу ему сказать.

— Потому что это Кэти? — тихо спросила Кэт. — Роберт так много говорил о малышке за ужином в понедельник, а ты никогда даже не упоминала при мне о приемной дочери Бринн, и я еще тогда подумала, что, может быть, это твой ребенок.

— Да, Кэт, это так, — призналась Алекса. — Кэти наша дочка. Я не говорила Роберту. Я не могу. Это так ранит его.

— Но, Алекса…

— Мне надо идти. Прошу тебя, Кэт, останься здесь и позвони Джеймсу.

— А что может сделать Джеймс?

— Не знаю. Но пожалуйста, просто позвони ему. Где ключи от машины?

— У меня в сумочке. Вот. — Кэтрин отдала ключи. — Алекса, увидишь, все будет хорошо.

— Нет, Кэт, — возразила старшая сестра. — Я так не думаю.

Глава 27

Как только Алекса спустилась по ступенькам и пропала в сумерках, Кэтрин набрала номер Инвернесса.

— Джеймс?

— Кэтрин, я…

— Алексе нужна твоя помощь. Ей только что позвонил кто-то, кто знает о ребенке.

— Дай мне с ней поговорить, пожалуйста.

— Ей велели приехать на пристань Мальборо.

— И она…

— Я не могла ее остановить, Джеймс. Она… — Но слова Кэт прервал внезапный, всепоглощающий страх.

Она не помнила услышанного звука, но он должен был прозвучать, потому что, пока мозг пытался расшифровать причину навалившегося безграничного и необъяснимого ужаса, раздался дьявольский грохот.

— Нет! — разорвал тишину ее крик.

— Кэтрин? Что это?

— Что-то… взорвалось. О-о, Джеймс, нет!

— Я еду. Я вызову команду спасения и полицию по телефону из машины. — Джеймс хотел, чтобы Кэтрин дождалась его в Роуз-Клиффе, но знал, что она не сможет. — Кэтрин, дорогая, будь осторожна!

Кэт не была осторожна. Стремительно спустившись по лестнице, она бросилась через парковочную стоянку на продуваемую ветрами дорогу и кратчайшим путем побежала к Алексе.

Но Алексы внизу не было — только страшный столб серо-черного дыма, темнее, чем грозовое зимнее небо, да зловещее пламя, вырывавшееся из горевшей на берегу машины. Кэтрин добежала до края скалы и стала искать путь вниз по отвесной гранитной стене. Бесчувственное тело Алексы лежало на самом краю выступа, всего шестью футами ниже того места, где стояла Кэтрин. Быстро сняв светлое пальто и растянув его на парапете в виде сигнала Джеймсу и команде спасения, Кэт спустилась к сестре.

— Алекса, — прошептала она, склоняясь к лицу, принявшему от потери крови пепельный цвет.

Алекса была без сознания, грудь ее поднималась и опадала короткими, судорожными толчками, пульс тоненькой ниточкой учащенно бился на шее. Кэтрин из осторожности не стала двигать Алексу, но нежно, очень нежно дотронулась своей пылающей щекой до холодной щеки сестры и прошептала:

— Я люблю тебя, Алекса. Помощь уже в пути, так что прошу тебя, держись, изо всех сил держись. Ах, Алекса, я люблю тебя! Пожалуйста, держись. Пожалуйста…

Команда спасения из Мальборо прибыла через пять минут. К приезду Джеймса, покрывшего двадцатиминутный путь от Инвернесса до Роуз-Клиффа за тринадцать минут, резкое падение кровяного давления у Алексы уже поддерживалось питательной смесью и компрессором, шея и спина были зафиксированы, и хирурги травматологического отделения Мемориального госпиталя, оповещенные по рации о возможном внутреннем кровоизлиянии, уже готовили операционный стол и место в палате реанимации.

Кэт все еще стояла на коленях около сестры, стараясь не мешать борющимся за ее жизнь врачам.

Небольшой выступ скалы казался еще меньше от количества спасателей и их оборудования. Джеймс хотел спуститься вниз, чтобы быть рядом с Алексой и Кэтрин, но ему пришлось остаться, поскольку здесь же уже стоял лейтенант полиции, с нетерпением ожидавший приезда Джеймса.

— Это вы звонили?

— Да. Я Джеймс Стерлинг.

— Лейтенант Эд Бейкер. Как вы узнали, что нужно позвонить, мистер Стерлинг?

— Я разговаривал по телефону с ее сестрой Кэтрин, когда она услышала взрыв.

— Там, на выступе, это Кэтрин?

— Да.

— Отлично. Мне нужно с ней поговорить. Я здесь всего пять минут, а у меня уже масса вопросов, связанных с этой аварией.

— Например?

— Например, тот факт, что на дороге нет следов торможения, а следы колес показывают, что машина не поворачивала, улетев прямехонько со скалы.

102
{"b":"26145","o":1}