ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 4

— Телесеть заказала «Пенсильвания-авеню» на два сезона, — во вторник вечером сообщил Джеймс Стерлинг.

— Два сезона? Это невероятно! — Алекса не верила своим ушам.

Она достаточно долго проработала в мире шоу-бизнеса и привыкла к причудам его правил: контракты в нем всегда были краткосрочными — сезон, часть сезона, и расторжения могли совершаться без всякого предупреждения.

— Да, иногда такое случается. Очевидно, телесеть понимает, что после трех сезонов, удерживаясь на вершине рейтинга, «Пенсильвания-авеню» не собирается терять аудиторию. В результате компания хочет подписать с тобой контракт на два года.

— Звучит ободряюще, не так ли?

— Тебе нужны доказательства серьезности их намерений? Мне, пожалуй, с этого и надо было начинать: ты им нужна, Алекса. В бешеном успехе сериала ключевой является именно твоя роль. Они готовы заплатить солидные премиальные, лишь бы ты подписала контракт на два года.

— Так ты считаешь, нам следует на это пойти?

— Не «нам», Алекса, а тебе. В любом случае продюсеры огребут кучу денег, так что вопрос заключается только в том, как ты намерена распорядиться своим временем и своей карьерой. Ты вроде бы говорила о том, что хотела взять передышку?

— Да, но только не за счет «Пенсильвания-авеню». Джеймс, мне ужасно хочется заполучить двухгодичный контракт.

— Хорошо. Я дам тебе знать, как только мы придем к соглашению о приемлемой сумме гонорара. Все зеркала сняли нормально?

— Что? Ах да, все в порядке. Спасибо.

— Контракт на столе, дожидается твоей подписи на шесть миллионов за два года, с увеличением положенных тебе процентов от реализации и продажи за рубеж…

— Шесть миллионов? — прошептала, обретя наконец дар речи, Алекса.

— Таков итог разумных доводов, Алекса.

Джеймс назвал сумму таким будничным голосом: для него шесть миллионов, возможно, и были просто цифрой шесть, но не для Алексы…

— Это же гораздо больше гонорара, о котором мы говорили! И они согласны выплатить мне такую сумму?

— Без вопросов. Беседа прошла в очень приятной обстановке.

Джеймс, разумеется, лукавил. Конечно же, пришлось применить все свое искусство и излюбленную тактику «наплевательства», но поскольку он всегда шел на переговоры вооруженный всеми необходимыми данными, то и задал тон обсуждению с позиции силы. Его стартовое предложение — десять миллионов — было намеренно завышенным, как и начальная сумма продюсера была намеренно заниженной. Джеймс намеревался в конце концов договориться на пяти миллионах и был приятно удивлен шестью, хотя никоим образом не показал, что остался доволен.

— Я так понимаю, ты согласна принять предложение?

— Да, — весело рассмеялась Алекса.

— Вот и хорошо. Думаю, с бумажной волокитой по этому вопросу мы справимся очень быстро. Им не терпится получить твою подпись, заарканить тебя и занять работой, пока кто-нибудь снова не соблазнил тебя шикарным кинопроектом. Сначала я, разумеется, проверю контракт, а потом отошлю его тебе.

— Как мне тебя отблагодарить?

— Не надо благодарности, Алекса: то, что я сделал, я сделал в свое удовольствие. — Джеймс помолчал, и когда он снова заговорил, голос его зазвучал мягче:

— Вот только, если…

— Что «если»? — ободряюще переспросила Алекса.

— Если… ты захочешь поужинать со мной?

— Уже хочу. Но в данном случае на ужин должна приглашать я.

— Если это означает, что мы как-нибудь отведаем домашней кухни в твоей уютной квартире, то я согласен. Ты умеешь готовить по-деревенски?

— Конечно, нет! — поспешила отказаться Алекса и тут же подумала: «За этим следует обращаться к другой сестре Тейлор».

А вместе с этой мыслью пришла и грусть, потому что она вспомнила радостный смех, доносившийся из маленькой кухоньки сельского дома, где мать учила ее младшую сестру готовить. Алекса, разумеется, могла бы присоединиться к ним, но все свое отрочество она старалась держаться от Кэтрин как можно дальше и игнорировала все, что могло нравиться младшей сестре. Поэтому несмотря на непреодолимое желание прийти к матери и Кэт, колдовавшим на кухне, старшая сестра решительно себе это запрещала.

Алекса заставила себя вернуться в настоящее — к невероятному контракту на шесть миллионов долларов и невероятно привлекательному мужчине, желавшему с ней поужинать.

— Я не умею готовить, но думаю, могла бы заказать что-нибудь в ресторане «Арена».

— Ты предлагаешь гурманствовать на дому?

— Почему бы и нет? Считаешь, я не смогу с ними договориться?

— Более чем уверен, что сможешь. Но позволь мне на этот раз вывезти тебя куда-нибудь. Что у тебя в этот уик-энд? — Поскольку Алекса замешкалась с ответом, Джеймс предположил, что она просматривает расписание спектакля «Ромео и Джульетта» и свой, несомненно, напряженный график публичных выступлений. — Все забито? — в конце концов поинтересовался он.

— Нет. У влюбленных подростков выход в пятницу вечером, после чего они свободны до понедельника. Компания «Шекспир на Бродвее» представляет этой весной четыре пьесы: в выходные пойдут «Ричард III», «Гамлет» и «Буря».

— Но?..

— Но я планировала провести уик-энд в Мэриленде.

— Где в Мэриленде?

— Около тридцати километров к востоку от Вашингтона. До прошлого ноября, пока снималась «Пенсильвания-авеню», я жила в городском доме в Джорджтауне, но теперь у меня есть крошечный уединенный коттедж, примостившийся на скале с видом на Чесапикский залив. Домик замечательный, но с ним придется немного повозиться.

— В духе Лауры Эшли?

— Там действительно нужно было сделать кое-что внутри, но я смогла справиться с этими работами за зиму. Теперь в доме все цветет, но он совершенно запущен. Бригада садовников из местного питомника уже выполнила самую трудоемкую работу — подготовила почву. Осталось только посадить розы, которые прибудут в пятницу.

— И именно этим ты намерена заняться в уик-энд?

— Да. Это мой первый сад. Мне нравится идея самой разводить цветы.

— Если твой коттедж находится в тридцати милях к северу от столицы, — сказал он после минутного размышления, — и смотрит на залив, то он скорее всего находится недалеко от пристани Мальборо…

16
{"b":"26145","o":1}