ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Итак, вы собираетесь отдать меня в лапы НСБ?

— Не могу, — сказал Мейнард.

— Не можете? Не будете? Не хотите?

— Согласно правилам Договора, ни один эльф ни одной касты не может быть переправлен на Землю ни одним человеческим органом власти ни по каким причинам.

— «Права и привилегии»?

Мейнард кивнул.

Да, солнышко проглянуло сквозь тучи, но это было слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. Тинкер испытала удачу:

— Не думаю, что НСБ смотрит на вещи под тем же самым углом.

— Мне, собственно, наплевать. — Мейнард чуть шевельнул плечом. — Этого не позволит лорд Ветроволк — а больше меня ничего не волнует. Я стараюсь быть тактичным в отношении эльфов. И не хочу досадить вице-королю лишь для того, чтобы облегчить работу двум федеральным агентам, писающим от радости, что у них в руках пушки.

— Но что, черт побери, значит «вице-король»?

— Тебе, девочка, нужен урок политики.

Глава 6

СВИДАНИЕ: НЕОДНОЗНАЧНЫЙ ЭФФЕКТ

Вице-король — очень высокая должность в эльфийском правительстве. Слово «вице-король» казалось Тинкер странным: «вице» и «король» — что-то вроде вице-президента, хотя, конечно, президент — это совсем из другой оперы. На Эльфдоме президентом следовало считать королеву эльфов, которая жила на востоке, в области, соответствующей Европе. Ветроволк был, очевидно, самым молодым из эльфов, когда-либо назначавшихся на этот пост, но у Тинкер создалось впечатление, что у них не нашлось никого более достойного. Ветроволк старательно изучил освоение Америки людьми, а затем, достигнув совершеннолетия, возглавил эльфийскую высадку в Западных Землях. Конечно, управляющий колонией (а Западные Земли считались именно колонией) не мог претендовать на должность вице-короля, однако после прибытия Питтсбурга и внезапно начавшегося торгового бума статус Ветроволка был повышен, причем просто потому, что он являлся основным землевладельцем в этих краях.

В результате он стал мишенью нападок как внутри своего клана, так и за его пределами. Старейшины его собственного клана считали, что юного Ветроволка должен заменить кто-то более взрослый и менее радикально настроенный. Остальные кланы разделились: одни хотели взять в свои руки контроль над торговлей с людьми, другие же выступали за полное прекращение всяких контактов. Королева, однако, благоволила к Ветроволку, и поэтому он так и остался вице-королем.

Если хорошенько все взвесить, то Ветроволк — увы, увы! — был абсолютно недостижим для земной девочки со свалки металлического лома, даже несмотря на то, что эта девочка, может быть, гений.

Все эти тонкости эльфийской политики Мейнард объяснял Тинкер по дороге к своему лимузину. Он был поражен тем, что, воспитывая Тинкер, ее дед не сообщил ей ровно ничего о государственном устройстве и дал крайне мало сведений о мировой географии. («Не стоит забивать мозг тем, что меняется», — считал дед. Все ее сведения о политике и географии были получены от Лейн, которая верила в общее образование: «Специализируются насекомые, а не люди».)

— Люди должны быть крайне заинтересованы в том, чтобы Ветроволк оставался вице-королем, — подытожил Мейнард. — Он интеллигентен, благороден, он — личность с открытым мышлением. И в наших интересах оставаться на его стороне. Если бы мы позволили двум незначительным земным агентам похитить нового члена его семьи, он бы наверняка пришел в ярость.

— Члена семьи? — взвизгнула Тинкер.

— Я немного упрощаю, так просто понятней, — загадочно сказал Мейнард. — Эльфийский пограничник увидел члена семьи Ветроволка с двумя людьми, которые заявили, что этот самый член семьи — то есть ты — находится под их арестом. А это базовое нарушение Договора, и мне придется применить все свои дипломатические способности, чтобы остановить бурю. Если Ветроволк еще не знает об этом инциденте, то очень скоро узнает. К счастью, пограничник позвонил в ЗМА, чтобы мы помогли аккуратно освободить тебя.

— Вы хотите сказать, что я бегала тут по коридорам совершенно напрасно?

Мейнард искоса взглянул на нее.

— Благодаря этому агенты НСБ так и не узнали, кто ты на самом деле и где сейчас находится Александр Грэм Белл. И это помешало им немедленно забрать тебя из хосписа, а я успел до него добраться. По-моему, время потрачено не зря.

— А где они сейчас? — Тинкер смотрела в заднее стекло автомобиля на удаляющееся здание эльфийской больницы.

— Они арестованы за нарушение Договора. Если им повезет, то их не казнят без суда и следствия.

— Вы шутите.

— Не шучу, — сказал Мейнард. — НСБ допустило серьезный прокол в протоколе из-за собственного невежества. Эти агенты ухудшают свое положение тем, что отказываются обсуждать, почему они так себя вели. Тебе они что-нибудь объяснили?

Тинкер задумалась, стоит рассказать Мейнарду правду или нет. Именно он помешал НСБ увезти ее, но поступал так ради Ветроволка, а не для ее блага. Он оберегал ее только из-за Ветроволка. Поэтому Тинкер решила уклониться от прямого ответа.

— Я говорила вам, что мой отец был убит. НСБ считает, что мне угрожает опасность со стороны тех же самых людей.

— НСБ не имеет обыкновения отправлять двух агентов на тридцать дней, чтобы просто защищать маленькую девочку.

Она сверкнула на него глазами:

— Я не маленькая девочка. Я женщина.

— Или женщину.

И Тинкер предположила, что скрывать от Мейнарда истинное положение дел, которое он рано или поздно обязательно узнает от агентов НСБ, не стоит, поскольку это вызовет у него раздражение.

— Мой отец — Леонардо да Винчи Дюфэ.

По реакции Мейнарда Тинкер поняла, что он знаком с именем ее отца. Вот уж чего она не ожидала!

— Леонардо Дюфэ? Человек, который изобрел гиперфазовые ворота? А откуда тогда появилась фамилия Белл? Это фамилия твоей матери?

Тинкер наморщила носик.

— Не так просто. В ту ночь, когда Лео был убит, в его доме кто-то произвел обыск и утащил и записи, и компьютер. А месяц спустя кто-то попытался похитить дедушку. Дедушка всегда говорил, что это были убийцы Лео. Они поняли: украденная ими информация неполна, и надеялись восполнить ее с помощью дедушки. Тогда вмешалось правительство. Деду сменили имя, выдали новые документы и вывезли его из Питтсбурга. Когда китайцы начали строить ворота, дедушка покинул свое тайное укрытие и исчез совсем. Не знаю, чем он занимался следующие пять лет и сколько имен сменил, но когда Питтсбург первый раз переместился на Эльфдом, он уже жил там под именем Тимоти Белл.

— И, решив остаться в Питтсбурге, уже не смог сменить имя, — догадался Мейнард. Согласно поспешно заключенному тогда мирному Договору, после первого Выключения в городе могли остаться лишь зарегистрированные переписью жители Питтсбурга, а остальных выселяли на Землю с помощью армии.

— Даже когда родилась я, он все еще боялся дать мне фамилию Дюфэ. Он прятал его изобретения. Лейн всегда говорила, что дедушка немного сдвинулся на этой почве.

— Так каким же образом НСБ ни с того ни с сего тебя вычислило?

— Я подала заявление в Университет Карнеги-Меллон. У меня в основном домашнее образование, но я не хотела на целый месяц приковать себя к Земле, только чтобы пройти стандартные вступительные тесты. Тогда Лейн подумала, что я должна воспользоваться правом отца и поступить с его помощью. Ведь уже прошло столько лет, и дедушка умер, и все такое. Откровенно говоря, я не думала, что кого-то еще волнует, кем был мой отец.

Мейнард смотрел в окно, обдумывая полученную информацию. После некоторого молчания он сказал:

— Ты сказала, что украденная информация оказалась неполной.

— Да. Неполной. — Тинкер никогда не придавала этому значения, и оказалось, что зря. Может, стоит попробовать реконструировать всю историю? — Если бы я жила только с дедушкой, то, наверное, никогда этого всего не узнала бы, но Масленка до десятилетнего возраста жил со своей мамой, и она приоткрыла ему некоторые семейные тайны. Основатель рода Дюфэ, врач, живший много веков назад во Франции, был эльфом. Он успешно лечил знатных людей и во время Французской революции попал на гильотину. Его жена и сын бежали в Америку. Когда мои отец и тетя были детьми, с ними жила моя двоюродная пра-пра… — Тинкер сделала паузу, подсчитывая, — прабабушка. Ей было более ста лет. Она пересказывала им услышанные в свое время от ее собственной прабабушки истории о первом Дюфэ. Работа отца разрушала все основы не столько потому, что углубляла исследования кого-то другого, сколько потому, что была экстраполяцией информации, передававшейся в нашей семье из поколения в поколение как предания. Так, очевидно, что Дюфэ переселился на Землю с Эльфдома, но не смог вернуться обратно. Если верить этим сказкам, то сам Дюфэ является доказательством существования параллельного мира.

32
{"b":"261467","o":1}