ЛитМир - Электронная Библиотека

Натан попытался подняться на ноги, и тут на его лодыжке сомкнулись исполинские пальцы.

– Моё-о-о! – ликующе проревело чудовище. – Ням-ням.

Глава VI

ПЛАН ДЖОРДИ

Натан брыкался изо всех сил. Чудовище завопило и дернуло его за лодыжку. Натан неотвратимо скользил прямо в пасть голодному монстру.

Он перекатился на бок и свободной ногой лягнул монстра по руке.

Исполинская хватка на миг ослабла. Чудовище завопило еще громче.

Натан поднялся на колени и что есть духу припустил к выходу. Вытянув руки, он рыбкой пролетел через дверь и обессиленно рухнул на пороге.

Едва он коснулся земли, дверь захлопнулась. Натан лежал возле рва, в метре от подъемного моста, озаряемый мягким сиянием предзакатного солнца.

А на том берегу рва люди увлеченно покупали билеты в «Замок Франкенштейна». Другие прохаживались по дорожкам, смеясь и болтая, лакомясь мороженым и сахарной ватой. Вполне заурядный вечер в «Парке вампиров».

Доктора Франкенштейна и след простыл.

Дрожа всем телом, Натан кое-как поднялся и ощупал ногу, чтобы убедиться, что она на месте. На джинсах ниже колена зияла дыра.

Он поморщился от боли и, пошатываясь, побрел по мосту. Добравшись до кассовой будки, растолкал посетителей и пробился к окошечку.

Вежливо прочистил горло и, дождавшись, пока Мэри удостоит его взглядом, заговорил:

– Кстати, о вашем аттракционе. Вам не кажется, что вы немного хватили через край?

– Чего? – Голос Мэри звучал так, будто Натан ей смертельно надоел.

– Аттракцион. Может быть, не стоит устраивать так, чтобы чудовище взаправду нападало на посетителей? Это может повредить бизнесу.

Мэри яростно жевала жвачку. Взгляд у нее был не в меру сосредоточенный, словно она целыми днями только и делает, что воображает всякую всячину. Такой взгляд, припомнил Натан, был у одной учительницы английского, которая твердила всем и каждому, что на самом деле она – знаменитая писательница, и на уроках читала классу свою дребедень.

Мэри углубилась в свои мысли и долго молчала, а потом наконец заявила:

– Не понимаю, о чем ты говоришь. Проходи, не задерживай очередь.

– В самом конце катания, – не отставал от нее Натан. – Когда чудовище разбивает стекло и гонится за доктором Франкенштейном до самого выхода. Не спорю, это довольно эффектно, но, пожалуй, напрасно вы позволяете парню, который играет доктора Франкенштейна, сбивать посетителей с ног. А тот, кто играет чудовище, пусть не хватает людей за пятки.

Натану показалось, что в глазах Мэри промелькнула странная тревога.

– У тебя богатое воображение, малыш, – отрезала она. – На твоем месте я бы не жаловалась. Ведь ты катался бесплатно, да?

– Да. Бесплатный билет в один конец на тот свет, – огрызнулся Натан.

– Эй, парень, – окликнул кто-то из очереди. – Иди своей дорогой.

Натан пристально посмотрел в глаза Мэри. Она ответила столь же пристальным взглядом. Похоже, она чего-то недоговаривает. Что она скрывает?

Он не знал.

– Что-то ты не похож на покойника, – проворчала Мэри.

– Мне повезло! – парировал Натан.

– Верно, – поддакнула Мэри. – Повезло прокатиться задарма.

Натан сдался. Прихрамывая, он протолкался сквозь длинную очередь и побрел прочь.

Джорди, как неразменный пятак, уже была тут как тут.

– Ну как, понравилось? – спросила она. Натан смерил ее яростным взглядом.

– Катание было весьма реалистичным, – заметила она.

– Золотые слова.

– По-моему, на сегодня ты побывал в замке последним, – продолжала Джорди.

Натан оглянулся.

Очередь возле билетной кассы рассеялась. На будке красовалась огромная вывеска: «Временно закрыто».

Мэри нигде не было видно.

А подвесной мост через ров был поднят.

Джорди склонилась к уху Натана.

– Расскажи мне, – тихо проговорила она, – что на самом деле произошло, пока ты катался по «Замку Франкенштейна»?

* * *

– Все это мне просто померещилось, – снова и снова говорил Натан, но понимал, что его слова звучат неубедительно даже для него самого. – Игра воображения, и все.

– Игра воображения, – повторила Джорди. – Значит, это воображение порвало тебе джинсы и поставило синяк на ноге.

– Я упал, – упрямо твердил Натан. – Упал и зацепился джинсами. И разбил колено.

– И ты уверяешь, будто катание на этом аттракционе вселило в тебя такой ужас, что ты соскочил с сиденья и упал? – выпытывала Джорди.

Она говорила, как судья в телевизионном шоу, устраивающий свидетелю перекрестный допрос.

И он понял, что отвечает, словно один из трусливых свидетелей, который не хочет говорить правду.

Но какова же она, правда?

Неужели Джорди права? И в «Парке вампиров» творятся самые настоящие ужасы?

– Но почему я? – вслух закончил свою мысль Натан. – Почему вся эта дрянь происходит именно со мной?

Как всегда, у Джорди был готов ответ.

– Потому что ты успел понять, что дело тут нечисто, – объяснила она. – И всем известно, что ты дружишь со мной.

Вообще-то это было слишком сильно сказано, но Натан не стал возражать. Вместо этого он спросил:

– А при чем тут наша дружба?

– Клыкастый не раз видел, что я гуляю по парку. Он обладает, скажем так, незаурядными способностями. В их число входит острая наблюдательность. Он, несомненно, заключил, что я понимаю сверхъестественную природу явлений, которые поддерживают «Парк вампиров» на плаву. Он хочет помешать мне выяснить эту природу до конца. Он подозревает, что ты как мой друг тоже будешь участвовать в расследовании и тем самым несешь угрозу. Следовательно, он хочет тебя остановить. Скажи, ты сообщал Клыкастому о своем намерении посетить «Замок Франкенштейна»?

Натан медленно кивнул.

– Я так и думала, – вздохнула Джорди. – Что может быть проще, чем с помощью сообщницы организовать для тебя нечто выходящее из ряда вон?

– Я был в замке совсем один, – задумчиво проговорил Натан. – Мне это показалось странным, но… – Он неуверенно замолчал.

Джорди удовлетворенно кивнула и помолчала. Натан тоже молчал. Ему стало не по себе. Хотя они с Джорди и укрылись в укромном уголке парка, возле склада, он не мог отделаться от ощущения, что за ними кто-то наблюдает.

Если Джорди и чувствовала то же самое, то не подавала виду. Она уселась на копну сена, сваленного за сараем, и принялась разглядывать ограду. Забор был высокий, с петлями колючей проволоки наверху. Натан поймал себя на том, что задумался, для чего служит такая изгородь – чтобы удерживать незваных гостей снаружи или чтобы не выпускать кого-то изнутри?

– Интересно, что задумал мистер Гор? Хочет предостеречь тебя или намеревается положить конец твоему существованию?

– Что-что? – переспросил Натан. – Ты хочешь сказать – он вздумал меня прикончить?

– Именно об этом я и говорю, – спокойно ответила Джорди. – Но мне это кажется излишне радикальной мерой.

– Мне тоже, – язвительно откликнулся Натан.

Но его сарказм не дошел до сознания Джорди. Она снова погрузилась в глубокую задумчивость, глядя на ограду. Наконец она произнесла:

– По-моему, твой единственный шанс на выживание и наилучшая возможность для нас помешать планам Клыкастого заключаются в том, чтобы ты вел себя так, будто твой неудачный опыт в «Замке Франкенштейна» окончательно лишил тебя храбрости.

Мысленно пробившись сквозь путаницу ее слов, Натан уточнил:

– Ты хочешь, чтобы я сделал вид, будто сдрейфил?

– Да, чтобы ты вел себя в трусливой манере, – подтвердила Джорди. – Рассказал Уэйну, что это катание сильно подорвало твою уверенность в себе. Все время твердил о том, как ты испугался. Предположил, что теперь по ночам тебя будут мучить кошмары. А еще лучше будет, если ты сумеешь дать понять то же самое Клыкастому.

– Ты хочешь, чтобы я вел себя как щенок? – допытывался Натан. – Как трус, как дохлая курица, как младенец?

– Да, – ответила Джорди. – Разве это так трудно?

7
{"b":"26147","o":1}