ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так вот, с ним будут проблемы. Он большой спец по иллюзиям и тому подобным штукам. Он может ухитриться заметить наведенную Ма'элКотом иллюзию или даже разрушить ее. Тогда мы проиграем.

– А что ты собираешься делать с ним? Кейн взвесил на руке сеть.

– Убить. Это будет несложно. Мне там верят, сам знаешь. Я застану его наедине, наброшу на него сеть, чтобы он не смог защищаться, и через мгновение проблемы не будет. Я знаю несколько способов убить его, не оставляя следов. Паслава уже не молод; если я скажу королю, что он внезапно упал и умер у меня на руках, мне поверят.

Берн снова обратился к Ма'элКоту.

– Откуда нам знать, что он так и поступит? Зачем рисковать и отпускать его? Говорю вам…

– Не тревожься, – пророкотал Ма'элКот. – Я слушал Кейна и понял, что он не солжет. Тоа-Сителл, ты отдашь все необходимые распоряжения; тут ты признанный авторитет. Берн, твои Коты должны находиться в состоянии готовности. Как только король Канта попадет в мои руки, мы займемся Пэллес Рил.

«Надо быть поубедительнее», – подумал Кейн, а вслух сказал:

– Ма'элКот, ты же обещал…

– Нет. Я поставил условие: когда дело подойдет к концу. а оно не закончится до тех пор, пока я не удостоверюсь, что Пэллес Рил не представляет больше опасности для Империи. Завтра на закате, если город утихомирится, я продолжу расследование. Если я решу, что ты рассказал правду, она будет освобождена.

– Освобождена? – ошеломленно переспросил Берн. – Так нельзя!

– Можно. Так и будет. Кейн, у тебя много дел. Иди с Тоа-Сителлом и изобрази побег из железной клетки, пока тебя будут везти в Донжон. Будь убедителен, но, – тут император нахмурился, – никого не убивай. Побереги силы для наших врагов – и ты будешь награжден. Возьми жизни моих верных солдат – и ты будешь наказан. Ты понял меня?

Кейн раздраженно пожал плечами, не скрывая неудовольствия.

– Понял.

– Тогда отправляйтесь. У меня тоже хватает работы: чтобы спасти город, я должен призвать бурю, которую отправил в Каарн. На это уйдет несколько часов. Потом я займусь иллюзией для завтрашнего дня. Идите.

Троица обменялась взглядами: Кейн смотрел угрюмо, Тоа-Сителл – вежливо, а Берн – откровенно враждебно. Кейн глубоко вдохнул и неохотно пошел к двери. Ему было неимоверно тяжело уходить от Шенны. Однако он сжал зубы и не оглянулся.

Тоа-Сителл проводил его до двери и распахнул ее. Не успели они выйти, как Ма'элКот пророкотал:

– Берн, задержись на минуту.

Кейн тут же обернулся. Он словно воочию увидел, как Берн остается в комнате один с Шенной, в то время как император отправляется творить свою погодную магию. Ма'элКот небрежно махнул рукой, и дверь захлопнулась перед носом Кейна.

Несколько мгновений он стоял и смотрел на серебряные руны, вившиеся по змеиному кольцу на двери, пытаясь овладеть собой.

– Кейн,

В голосе Тоа-Сителла чувствовалась непривычная сила. Когда Кейн посмотрел через плечо, всегда спокойное лицо Тоа-Сителла было бледным от сдерживаемой ярости.

– Однажды ты уже облапошил меня, Кейн, – прошипел герцог, – и в войне за престол погибли сотни тысяч человек, включая моих сыновей. Я знаю тебя, Кейн, и не позволю облапошить меня вторично. Не представляю, как ты провел Ма'элКота, но скажу тебе вот что: меня ты не проведешь. Я слежу за тобой, Кейн, и при первом же признаке измены ты умрешь.

В ответ убийца оскалился.

– Ты просто подыхаешь от зависти – я сделал твою работу лучше, чем ты сам. Король обманул тебя точно так же, как Ламорак обманул Берна.

– Берегись, Кейн…

– Знаешь, на твоем месте я бы поменьше занимался мною и больше думал о спасении собственной задницы, – дружески заметил Кейн, прекращая ссору. – Я тебе кое-что посоветую, герцог. Не потому, что ты мне нравишься, сам понимаешь, просто я считаю тебя достойным человеком. Ты должен помнить о своих друзьях. Подумай, что ты будешь делать, если Ма'элКот падет.

– Он не падет, пока я жив!

– Не надо опрометчивых обещаний. Если Ма'элКот отправится куда-то и возьмет тебя с собой, кто останется на посту? По крайней мере пока кто-нибудь не убьет его и не захватит власть?

Тоа-Сителл остолбенело посмотрел на Кейна широко раскрытыми глазами. Через секунду он встряхнул головой и пробормотал:

– Но… но кто же пойдет за ним? Он ведь всего лишь граф, у него нет ни силы, ни власти… Кейн цинично ухмыльнулся.

– На свете полно людей, которым только скажи, что делать – они и сделают. И плевать, кто приказал.

Тоа-Сителл нахмурился, отгонял непрошеные мысли.

– Но император не падет. Этого не может быть!

– Я бы на него не ставил. Последнее время он ведет себя довольно странно, не находишь? Внезапные приступы гнева, постоянные думы обо мне, о том, где я и что делаю… Я начинаю думать, что он понемногу сходит с ума.

Тоа-Сителл сощурился, глядя вдаль. Кейн знал, что он уже размышляет над его словами.

– Конечно, – добавил убийца, – завтра все выяснится. Но, по-моему, ты и так уже понял, что Ма'элКот вполне уязвим. А если это видим мы, значит, увидят и враги.

– Кейн…

– Мне жаль твоих сыновей, Тоа-Сителл. Я сознаю, что теперь поздно говорить об этом, но клянусь, никто не представлял всей тяжести войны за престол. Совет Монастырей ни за что не послал бы меня на задание, предположи он такие последствия. И я не больше твоего хочу увидеть еще одну войну. Подумай об этом. Кто-то должен быть на месте и удерживать порядок, если Ма'элКота все же свергнут. А лучше тебя это вряд ли кто-нибудь сделает.

На скулах Тоа-Сителла заходили желваки. Взгляд сфокусировался на Кейне.

– Идем. Нам еще нужно устроить твой побег.

15

– Я не допускаю, что вы доверяете ему. – Берн яростно шагал туда и обратно, разрубая воздух рукой. – И не верю, что вы собираетесь отпустить ее. После того, что она сделала со мной. Да вы знаете, скольких моих ребят она убила?

– Тише, мальчик, – пророкотал Ма'элКот. – Успокойся. Я не верю Кейну. Пэллес Рил не будет освобождена. Я лично, – тут его лицо затуманилось, – не сумел бы противостоять ей в доках. Она сама стала Силой и теперь слишком опасна.

– Но ты же сказал Кейну… Массивные плечи поднялись и опали.

– В конце концов, у нее глубокая рана в груди. Она будет медленно умирать и протянет только до тех пор, пока нам будет нужен Кейн. – Император улыбнулся в бороду. – Возможно, будет поучительно применить заклятие к ней самой вместо…

– Зачем он вам? Почему вы отпустили его? – Берн возвысил голос. – Почему не позволили мне убить его?

– Я могу сделать это в любое время. – Ма'элКот положил руку графу на плечо. – Он рассказал мне весьма убедительную сказочку, которая прекрасно согласуется со всеми фактами и отвечает на все вопросы. Этого хватило, чтобы насторожить меня: только выдумка может быть столь точна. А жизнь более беспорядочна.

Он величественно развернулся, словно идущий против ветра парусник, и подошел к алтарю. Посмотрев на застывшее бледное лицо Пэллес Рил, он протянул руку и коснулся закрытых глаз.

– У меня уже есть причина сомневаться в словах Кейна, – продолжал он. – Видишь ли, его план настолько соответствует моим планам, что остается лишь удивляться: риска никакого, а выигрыш огромен. Возможно, это правда, однако я ни на что подобное не рассчитываю.

Император посмотрел вверх, и задумчивость покинула его лицо. Внезапно он пристально посмотрел на Берна.

– Дай мне свой нож. – Ма'элКот протянул руку. Берн молча достал из ножен кинжал и отдал его императору. Тот поднял кинжал к глазам – в его мощных руках он казался детской игрушкой.

– Сеть, которую я дал Кейну, помечена – я сам пометил ее, когда поднимал с пола.

Его глаза светились зеленым. Он стиснул кинжал в кулаке и сосредоточенно посмотрел на него. Клинок вспыхнул, отражая изумрудный цвет его глаз. Когда они перестали светиться, клинок все еще источал слабый свет. Ма'элКот вернул кинжал Берну, и тот бережно взял оружие, чувствуя на рукояти тепло императорской руки.

114
{"b":"26148","o":1}