ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы все равно не сможете сбежать…

Он твердит это все время, пока его рука шарит за воротом и наконец достает крошечный блестящий черный камушек размером с горошину. Я уже видел такие: это грифонов камень.

Такие камни добывают из внутренностей птиц-чудовищ размером с лошадь; камни концентрируют бездну магической энергии. В отличие от драконов, которые могут привлекать Силу точно так же, как маги-люди или нелюди, грифоны полностью зависят от камня, помещенного у них в зобу. Без грифонова камня они так беспомощны и смешны, какими могут быть только полусоколы-полульвы, встречающиеся в природе выродки. С камнем же они превращаются в стремительных летунов и опасных противников, а также в мишень охотников за камнями, которые уже практически извели этих редких животных. Все это вмерте превращает грифоновы камни в большую редкость, имеющую огромную цену, даже если они так же невелики, как этот.

Аркадейл механически подходит к Рушаллу с Ламораком на закорках и кладет в вытянутую руку актера грифонов камень. По лицу Ламорака блуждает улыбка, глаза закрываются, как будто он испытывает плотское удовольствие.

– Вот теперь все в порядке, – бормочет он. – Можно идти,

– Слышал, что сказано? – говорю я Рушаллу, кивая на лестницу. – Ну, пошел!

К тому времени как мы добираемся до верхних ступенек, Рушалл уже покачивается под тяжестью Ламорака. Это плохой знак. Я переступаю через лежащих стражников – они без сознания, однако все еще дышат – и киваю Таланн.

– Давай выбираться. Можем заложить дверь снаружи.

– Подождите, – внезапно просит Ламорак. – Секундочку.

– Зачем?

Вместо ответа Ламорак поднимает руку с зажатым в ней грифоновым камнем и медленно прикрывает глаза.

– Возьми скальпель, – отчетливо говорит он. Стоящий далеко внизу на возвышении Аркадейл берет в руки инструмент.

– Твой глаз соблазняет тебя. – Ядовитый голос Ламорака приводит меня в изумление, – Вырежь его.

С безотказностью автомата Аркадейл погружает скальпель в свой левый глаз.

Таланн содрогается и тихо роняет:

– Мама!

– Не мама, а мать! – В сатанинской усмешке Ламорака обнажаются зубы. – Мать его!

По щеке Аркадейла стекает кровь вперемешку с прозрачной жидкостью, однако мастер старательно продолжает водить скальпелем туда-сюда по глазнице.

Рушалл стонет от ужаса и отвращения.

– Да-а, – тяну я ошеломленно. – Напомни, чтобы я не попадался тебе в темном углу.

Мы выходим в коридор и запираем дверь на засов. Пока Ламорак высекает огонь, пытаясь разжечь лампу, Таланн приближается ко мне.

– Как мы поднимем его по веревке? – спрашивает она, кивая на актера. – Он же не сумеет залезть по ней сам.

– Мы не полезем по веревке. – Я бросаю взгляд в ту сторону, откуда мы пришли. – Там больше нет выхода: повара уже приступили к работе, да к тому же их стерегут стражники. Но у нас есть другой вариант.

– Правда? Я ухмыляюсь.

– Чтоб у меня да не было запасного выхода! Я кто, новичок зеленый?

– И как туда добраться?

– А вот в этом-то и весь фокус. Нам придется идти через Яму.

– Через Яму? – Глаза у Таланн становятся круглыми. – Ты с ума сошел?

– У нас нет выбора, – пожимаю я плечами. – А выход? Выход находится в Шахте.

Ламорак и Таланн мрачно переглядываются, а Рушалл бледнеет – они немало наслышаны об этом месте. Ламорак сжимает грифонов камень, и Рушалл успокаивается. Даю ему в руки лампу.

– За мной.

Мы идем по коридору и за углом обнаруживаем четырех стражников.

За то мгновение, что понадобилось им, дабы осмыслить наше появление, Таланн успевает навести один из своих арбалетов. Стражник, едва успевший открыть рот, чтобы крикнуть:

«Стоять!» – получает стрелу прямо в глотку.

Стрела пробивает позвоночник и выходит из загривка, поэтому удар не сбивает его с ног. Он стоит и покачивается – уже мертвый. Остальные стражники начинают беспорядочную стрельбу, и их арбалеты высекают искры из каменных стен. Что-то с силой ударяет меня в край правого колена. При этом раздается такой звук, словно бухнули на стол шмат сырого мяса. Стражники кричат, призывая подмогу, а сами тем временем отступают за угол, чтобы перезарядить арбалеты. Их командир, пронзенный стрелой, падает вниз лицом, чуть подергиваясь.

Я бегу за ними, но нога подводит меня, и я падаю на пол. Таланн, бежавшая рядом, прыгает через мою голову, а я валяюсь, обхватив колено и чувствуя, как сквозь пальцы течет кровь, С грациозностью газели Таланн прыгает за угол. К моменту ее появления только один стражник успевает перезарядить арбалет, однако Таланн уже набрасывается на него. Тот отскакивает за угол, но она никогда не промахивается.

Не успевает стражник взять ее на мушку, как Таланн взвивается в воздух и стреляет, причем рука ее так же тверда, как если бы девушка стояла на земле. Она находится метрах в трех от стражника. С такого расстояния не спасет даже кольчуга: стрела пробивает ее и исчезает в левой стороне груди.

Таланн бросает арбалет и, не останавливаясь, устремляется к стражнику, который что-то бормочет сквозь всхлипывания. За углом его бормотание сменяется криком боли, затем слышится мягкое шмяканье и хруст рукопашной схватки.

Теперь я понимаю, что у меня с коленом: совсем рядом на полу лежит стальная арбалетная стрела с изогнутым и искривленным наконечником. Она, видимо, попала в меня рикошетом, Однако, даже погнутая и почти утратившая скорость, ударила по коленной чашечке словно молотком. Вся нога ноет, пальцев я вообще не чувствую – должно быть, раздроблена кость. Через несколько минут навалится дикая боль.

Сегодня мне определенно не везет.

Впрочем, на исследование ран нет времени. Я позабочусь о них позже, когда пойму, что моей жизни ничто не угрожает.

Звуки схватки резко обрываются, и через секунду из-за угла выходит Таланн, на губах довольная улыбка.

– Ты не ранена? – спрашиваю я,

– Кейн, – серьезно отвечает она, – я разминаюсь.

– Ты просто самородок, – кисло замечаю я. Она пожимает плечами и улыбается мне. Ее улыбка была бы ослепительна, не будь ее лицо таким загвазданным.

Я все еще не чувствую правой ноги, хотя бедро уже начинают покалывать маленькие иголки.

– Помоги встать, – прошу я. – Не уверен, правда, что смогу идти…

Она берет меня за руку – при этом наше оружие брякает, столкнувшись, – и легко поднимает на ноги. Ее взгляд пронзает меня, словно копье. Когда последний раз так смотрела на меня жена?

Не могу сейчас думать об этом.

Мое колено уже вспухло сбоку, натянув кожу штанов, как оболочку сардельки. Похоже, ничего не сломано, однако я вряд ли почувствовал бы перелом сквозь тупое покалывание и жгучую боль.

Лучше не останавливаться в надежде, что все обойдется.

Таланн подставляет под мою руку свое мускулистое плечо, и я иду. Рушалл и Ламорак все еще стоят, пошатываясь, в середине коридора. Ламорак едва держится, его голова качается, словно у гонщика после двухдневных состязаний.

Но вот со стороны Ямы доносятся крики, явно принадлежащие жертвам Таланн.

Воительница переводит взгляд с бледного потного лица Рушалла на мое колено.

– Нам от них не убежать,

– Ясен пень. Ламорак, помогай-ка! – Я осторожно трясу его за плечо. – Ну, давай, приходи в себя. Сейчас на нас набросится куча охраны. Можешь каким-нибудь образом отпугнуть их?

Его взгляд с трудом фокусируется.

– Н-не много. М-м… бесполезно… мечники, ну… колдуны проклятые…

Я снимаю руку с плеча Таланн и отвешиваю Ламораку хорошую пощечину.

– А ну очнись! У нас нет времени, понял, ты, мешок с дерьмом! Быстро соберись – или я перережу тебе горло прямо и дальше мы будем пробиваться без тебя! Его лицо светлеет, губы растягиваются в слабой улыбке.

– Хорошо тебе… а я не вооружен, нога сломана… Ладно, давай так…

Он резко встряхивает головой, стараясь сфокусировать взгляд.

– Только тебе придется присмотреть за моим скакуном. Я смогу удерживать его… одновременно с остальными.

70
{"b":"26148","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шаг над пропастью
Призрак мыльной оперы
Рассчитаемся после свадьбы
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний
В самом сердце Сибири
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Ветер над сопками
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга