ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он повернулся к любопытным техникам и посмотрел в их испуганные лица.

– Когда придет Кейн – а он сюда доберется, не сомневайтесь, он уже идет, – скажите, что я жду его у себя в офисе. Ни больше ни меньше. Трое охранников сейчас прибудут и отведут его туда. Лучше вам поменьше говорить с ним. Думаю, он намерен… нанести кому-нибудь увечье. Не попадайтесь ему под руку.

26

Хэри посмотрел вверх, на зеркальное окно кабины техников. Эхо, разбуженное динамиками, постепенно стихло, и актер понял, что за этим окошком он может найти ответы на кое-какие вопросы.

Хэри спрыгнул с платформы переноса и понесся по залу. Пять тысяч зрителей в виртуальных креслах даже не шевельнулись – они были слишком глубоко погружены в химический сон.

Затянутые во фраки швейцары прыснули в разные стороны, и широкие двери «черного хода» распахнулись, стукнувшись о мраморные стены, – Хэри рванул через них навылет. Раненое колено отзывалось болью при каждом шаге, плечо горело, но никакая боль не могла заглушить боль в сердце.

Когда он ударился о заграждение служебного прохода, взвыл сигнал тревоги. Каблуки застучали по рифленым ступеням технического коридора. Длинная витая лестница была довольно высока, и, взобравшись наверх, Хэри запыхался. Наконец он попал в окружавший Кавеа коридор для персонала. Далеко внизу выла сирена.

Он ударил в неприметную дверь и влетел в стерильность техкабины.

Четверо техников в белой форме уставились на него, буквально примерзнув к креслам. Их лица не выражали удивления, но у всех был одинаковый взгляд – так смотрит объятый страхом человек, ожидающий физической расправы. Один из них поднял руки ладонями вверх.

– Стой! – взмахнул он запястьем, словно перед ним стояла злая собака, которую можно остановить решительным голосом. – Прошел сбой в аппаратуре, ясно? Просто сбой.

– Да ты лжешь похлеще меня! – шагнул к нему Хэри, – Что случилось? Почему меня отозвали? Он сделал еще один шаг и оскалился.

– Если заговоришь прежде, чем я до тебя доберусь, тебе ничего не будет.

– Председатель Коллберг… – выдавил техник и закашлялся, – председатель Коллберг ждет вас в своем офисе…

– И он позвонил вам, чтобы доложить об этом? Хэри оперся на спинку вертящегося кресла помрежа и почувствовал, что кожа кресла еще теплая.

– Нет… он был здесь, так? Он говорил не из офиса.

Он был здесь.

Ну конечно, кресло нагрето рыхлым потным телом Коллберга. Хэри с брезгливой гримасой отдернул руку. Он увидел похожую на гриб кнопку аварийного переноса на самом верху стоявшего перед креслом пульта. Сейчас она была темная, но Хэри вообразил, как на нее, светящуюся, опускается круглый потный кулак Коллберга. На какой-то миг он представил себе, как по одному отрывает от этой руки пальцы и запихивает их в рот администратору. Майклсон резко мотнул головой, чтобы избавиться от наваждения, но оно не уходило.

– Он у себя в офисе, да?

– Э-э… Кейн? Он уже вызвал охрану, прежде чем уйти отсюда. Охранники должны тебя проводить. Хэри кивнул.

– Ладно. Проводят.

Он понимал, что трусоватый техник пытается помочь ему, удержать от безрассудства. Но было уже поздно, и это Хэри тоже понимал.

– Все равно. Спасибо, – произнес он и вышел. В холле его ждали трое сотрудников отдела безопасности Студии в полной амуниции: ярко-алая броня из углеродной стали с керамикой снаружи и мягкой подкладкой внутри, зеркальные антилазерные щитки, опущенные с шлемов, емкости с клейкой пеной на поясе. Вестингаузовские силовые винтовки с магазином на сто гелиевых зарядов каждая свисали с наискось надетых ремней.

Они шагали как автоматы – или как работяги. Ходили слухи, что среди сотрудников отдела безопасности Студии есть несколько киборгов. Недостаток сознания они восполняли послушанием и беспрекословно выполняли любые приказы.

Когда Хэри вышел из дверей, один сказал абсолютно безжизненным голосом;

– Вы пойдете с нами.

И актер внезапно понял, что не может отказаться. Он пожал плечами и пошел вперед в сопровождении конвоиров, шагавших по обе стороны от него и сзади на расстоянии метра.

Охранники провели его по служебным коридорам к позолоченной двери личного лифта председателя и набрали код на секретной панели. Лифт понес их вниз по длинной шахте к офису Коллберга; у Хэри даже заложило уши.

На такой глубине под башней Студии было прохладно. Хэри помнил свой последний визит сюда целую жизнь назад; здесь поддерживалась определенная температура, чтобы Коллберг не потел. Он помнил его жирную серую физиономию – от этого воспоминания тошнота подступила к горлу.

Дверь во внутренний офис была открыта. Оттуда послышался голос Коллберга.

– Майклсон. Входи. Не трудись садиться.

Охранники не пошли за актером, однако в офисе он увидев еще троих, совершенно неотличимых друг от друга, как машины с одного завода.

Коллберг сидел за столом и выглядел еще омерзительнее, чем обычно – если, конечно, такое вообще возможно. Тусклый свет ночного неба в видеоокне бросал на его бледное лицо зеленоватый отблеск, выпячивая темные тени под глазами. Щеки у администратора обвисли, а бесцветные рептильи губы были крепко сжаты. Хэри отметил про себя, что даже Коллберг мало спал в последние дни.

– Я только что разговаривал с Советом попечителей, – сообщил Коллберг. – У меня… э-э… неприятности.

Хэри почувствовал удовлетворение – по крайней мере этому ублюдку достанется, – однако это чувство исчезло после следующих слов администратора.

– У меня неприятности потому, что я не отозвал тебя раньше. Я был в техкабине. Я держал руку над выключателем аварийного переноса. Эту ответственность возложил на меня непосредственно Совет попечителей, и сейчас моя карьера под угрозой, потому что я проявил мягкотелость. Я позволил тебе зайти слишком далеко.

Хэри почувствовал щекочущее движение на своей шее – скорее всего направленный на него молчаливым охранником прицел силовой винтовки. Только это и не дало ему броситься вперед и вцепиться Коллбергу в горло.

– Может быть, объясните, администратор, – напряженно вымолвил он, презрев вежливое обращение. Коллберг переплел пальцы.

– «Если сделать мирную революцию невозможной, жестокая революция будет неизбежна», – отчетливо произнес он. – Знаешь, кого я цитирую?

Хэри нахмурился.

– Кеннеди – Джона Кеннеди, одного из лидеров старой…

Вдруг администратор неистово ударил кулаком по столу.

– Нет, отребье рабочее! Я цитирую тебя!

Хэри стоял ошеломленный, пока Коллберг пересказывал свою последнюю беседу с Советом попечителей. Председатель сердился все сильнее, вскочил на ноги, стал махать руками плеваться.

– …и в конце концов ты сделал самую идиотскую вещь которую только мог сделать за всю свою идиотскую карьеру, – взял и заявил ста пятидесяти тысячам зрителей, что Студия, Приключения Анлимитед, развлекательная корпорация, приказала тебе убить главу правительства!

Вся боль и ярость, кипевшие внутри Майклсона, готовы были взорваться в любой момент. Его отозвали, а Шенну убили ради их грязной политики!

Ради имиджа!

На шее у него вздулись жилы, он набычился и опустил голову, сказав только:

– Это была правда.

– Правда! – презрительно фыркнул Коллберг. – Если ты так зациклился на правде, почему бы тебе не рассказать своим дружкам из Анханы, кто ты есть на самом деле? Почему не сказать Таланн, каким образом ты отыскал ее в Донжоне? Не говори мне о правде, если вся твоя жизнь построена на лжи,

– Ладно, – выдохнул Хэри, снова заметив у себя в голосе скрипучие нотки. – Ладно, не буду. Скажите мне только одно. Когда все это произошло, ну, когда я рассказал об этом дерьмовом контракте, я сидел так и держал ее за руки.

Он тяжело дышал, силясь подавить подступающее бешенство.

– Если вы перенесли меня тогда, поле переноса автоматически накрыло бы и ее, и она последовала бы за мной. Она бы уже была здесь! Зачем вы ждали? Зачем вы ждали, черт бы вас побрал?!

83
{"b":"26148","o":1}