ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Прыжок над пропастью
Секрет лабрадора. Невероятный путь от собаки северных рыбаков к самой популярной породе в мире
Склероз, рассеянный по жизни
Пять четвертинок апельсина
С жизнью наедине
Идеальная няня
Астрологический суд
Анна Болейн. Страсть короля
Содержание  
A
A

Законник грустно пожал плечами.

– Это, в сущности, карательный залог. Бизнесмен Шенкс знает, что вы не можете внести такую сумму, и ожидает, что вы заплатите поручителю.

– Десять процентов сразу, – мрачно произнес Хэри. – Миллион марок только за то, чтобы выбраться из тюрьмы!

– Все из-за угроз. Вы угрожали ей при социальных полицейских, и все четверо это зафиксировали.

Хэри кивнул.

– Ладно. Добейся, чтобы мне разрешили воспользоваться экраном. Или верни наладонник. Мне надо позвонить. Срочно.

Адвокат снова пожал плечами.

– Попробую.

У него получилось: через пару минут Хэри подвели к экрану, позволили набрать код частного доступа и связаться с его патроном, праздножителем Марком Вило.

– Хэри! – дружелюбно пропыхтел Вило сквозь дым толстой сигары. – Что за дела?

Хэри оскалился:

– Ты, должно быть, новостей не смотришь.

– Да нет, видел. В глубокую же яму ты забрался.

В глазах Вило мелькнуло что-то нехорошее: холодное отчуждение, застывшее в зрачках, терпеливое, сдержанное, словно толстяк выжидал в засаде, спрятавшись за пологом сигарного дыма.

– Мгм, – буркнул Хэри. – Пора выбираться.

– Верно, – отозвался Вило. – Только чего ты от меня хочешь?

– Чего я хочу? – изумился Хэри. – Чтобы ты раздавил ее как таракана, вот чего! А ты что думал?

– Все не так просто. – Вило сокрушенно вздохнул. – С точки зрения закона, ее позиция очень сильна. Знаешь, я тебя сто раз предупреждал, что скрывать настоящее происхождение Веры – не лучшая идея…

– Черта с два.

«Какого хрена с ним творится?»

– …Я всегда говорил, что это плохо для тебя кончится.

– Херня, – отрезал Хэри. – Марк, ты меня кормишь говном с лопаты. Ты ни в жизни…

– Эй! – перебил его Вило. – Я понимаю, ты вне себя, но язык-то попридержи.

– Что на тебя нашло, Марк? Что ты творишь?

– Извини, малыш, но я вряд ли смогу что-то для тебя сделать.

– Ладно, бог с ним, – в отчаянии выпалил Хэри, – с Шенкс я сам разберусь. Как насчет залога? Ты можешь поручиться за меня?

– Вряд ли. По таким серьезным обвинениям? Вряд ли.

– Марк…

– Я сказал «нет», малыш. – Вило закусил сигару. – Мне очень жаль.

– Да? – процедил Хэри. На шее у него проступили жилы. – По тебе не скажешь.

Вило прищурился, хмуро глядя на него сквозь дымовую завесу. В ушах Хэри снова возник пронзительный стрекот, забивая все прочие звуки.

– Что они тебе обещали, Марк?

– Что ты…

– Ты был моим патроном тридцать лет. Сколько ты получил за меня, Марк? Чего я стою?

– Я не хотел бить лежачего, малыш, но я больше не твой патрон, – холодно проговорил Вило. – Сегодня днем я отдал приказ о расторжении контракта. Нас с тобой больше ничего не связывает.

– Что они тебе обещали? Денег? Господи, Марк, ты и так богаче господа бога!

– Никаких денег мне не обещали. – Вило отмахнулся окурком. – Наплевать мне на деньги. Я вообще не понимаю, на что ты намекаешь.

– Тогда что, акции? Акции с правом голоса.

Вило замер на миг.

– Я прав, да? – мрачно поинтересовался Хэри. – Дай догадаюсь: ты продал меня за пакет голосующих акций «СинТек».

– Это нелепо. На кой мне акции «СинТек»?

– Да, ты прав, – медленно проговорил Хэри. – Это не настоящая власть. А тебе нужна настоящая. Пакет акций компании «Поднебесье». Акций Студии .

Вило не ответил, но этого и не требовалось. Хэри прочел правду в его глазах. Истинный масштаб происходящего всасывал Хэри, словно протянувшаяся к его судьбе воронка смерча.

– Нет, – тупо пробормотал он, – я понял. Тебя купили за место в Совете. Ты теперь в Совете, язви его в душу, попечителей.

– Хэри, это уже параноидальный бред…

– Надеюсь, оно того стоило, Марк. Надеюсь, ты так думаешь. Надеюсь, ты еще будешь так думать, когда мы с тобой встретимся в тихом темном месте. Когда я тебе покажу, что именно ты себе купил молчанием.

– Хэри…

Он оборвал связь, и экран померк.

«Будем оптимистами, – сказал он себе. – Хуже не будет – некуда».

4

Хэри выбрался из машины на парадной лужайке перед домом и отступил, чтобы не попасть под реактивную струю при взлете. С непривычно тяжелыми майкрософтовскими кандалами на лодыжке он прихрамывал сильнее обычного. Кандалы содержали ту же микросхему, что обычный наладонник: спутники «МайкроНет» могли отследить местоположение браслета с точностью до метра. Как бесстрастно объяснил социк, прилаживавший кандалы на ногу, попытка снять или дезактивировать браслет автоматически считается нарушением залога и влечет за собой дополнительное обвинение в уклонении от правосудия. Машина поднялась, взбив жгучее облако пыли, и Хэри помедлил, глядя на свой залог.

Эбби громоздилась над ним черной тушей на фоне звездного неба. Светилось только одно из множества окон – кухонное.

Собрать десять миллионов марок он сумел, заложив все свое имущество – все сбережения, все вклады, фонд на обучение Веры, все Кейновы сувениры, авторские отчисления за все Приключения Кейна и саму Эбби. Хватило едва-едва.

Он окинул взглядом свой дом – он построил его двадцать лет назад, когда Кейн только вошел в первую десятку. Вспомнилось, как с этого самого места он наблюдал, как тянется ввысь бревенчатый каркас; настоящее дерево в стенах Эбби обошлось ему в лишний миллион, но он никогда не жалел о потраченных деньгах.

Вспомнилось, как он проходил пустыми комнатами, вспомнил, как гулко отзывались эхом голые стены, как здание казалось сказочным дворцом, куда удаляются герои сказки со счастливым концом. Вспомнил, с каким удовольствием регистрировал новый адрес в Комитете по развлечениями Сан-Франциско, чтобы дом попал на карту знаменитостей. Вспомнил, как приехала сюда Шенна, и как уезжала, и все, чтобы было между – смех и слезы, истерики и жаркие ночи.

Вспомнил, как возвращался домой после «Ради любви Пэллес Рил», еще до операции на позвоночнике, как перелетел через порог в левитроне и увидел, что грузчики возвращают на места пожитки Шенны. Вспомнил, как был официально смягчен приговор отцу и Дункана выпустили из соцлагеря имени Бьюкенена – тот день, когда отец вернулся в дом, которого не видел никогда.

Тогда ему казалось, что сказка кончилась счастливо.

Хэри покачал головой и двинулся туда, где из дверей лился на лужайку желтоватый свет. Под ложечкой что-то шевелилось, и ноги едва держали, словно земля тряслась мелкой дрожью. «Это нервное», – решил он. Просто реакция на отсутствие жужжащего за спиной Ровера. Социальная полиция, разумеется, не стала утруждать себя доставкой инвалидной коляски, и та осталась в Лос-Анджелесе. Забавно – как ни ненавидел Хэри проклятую штуковину, а без нее чувствовал себя неуверенно.

Было бы приятно знать, что можешь хоть на что-то опереться.

В дверях кухни его ждал Брэдли, Дунканова нянька. Хэри не успел переступить порог, а Брэдли уже принялся болтать про Соцполицию и охранников из «СинТек», и как они вломились, и забрали всю одежду Веры и ее игрушки, и конфисковали все фотораспечатки и записи с каникул, и обыскали кабинет, и сбросили все книги с полок, и скопировали все ядра данных, и то, и се, и пятое-десятое, пока Хэри не захотелось треснуть парня, чтобы тот заткнулся хоть на полсекунды.

– Как отец? – спросил он, когда Брэдли наконец перевел дух.

Медбрат моргнул.

– В порядке, – задумчиво ответил он. – Ну, то есть не совсем в порядке, но как обычно…

– Как он это перенес? Ты его социкам не показывал? Не позволил ему перед ними распинаться?

– Ну, админи… э-э… Хэри, – обиделся Брэдли. – Комнату его они обшарили, но я убрал его водер, пока они не ушли. Я же не дурак.

– Знаю. Потому я тебя и нанял.

– Думаю, он на меня еще дуется, – сознался Брэдли вполголоса. – Он очень хотел дать социальной полиции пару добрых советов.

– Мгм. Как же. Они бы взяли. До последней запятой. И его взяли бы заодно, – мрачно отозвался Хэри. – Спасибо, Брэд.

71
{"b":"26149","o":1}