ЛитМир - Электронная Библиотека

Желая немного отвлечься, Ник включил стереовизор. Голографическая картинка сначала погримасничала, подёргалась, поломалась, словно женщина, набивающая себе цену, но потом стабилизировалась на унылой физиономии какого-то политика. Ник поиграл пультом, надеясь найти канал с местными новостями. Надо же было, наконец, выяснить, где он находится и каким образом оказался в машине этой самой Кэтрин Гарднер.

Так и не обнаружив никакой информации о своей персоне, Даллас включил главный канал правительственных сообщений. И обомлел. Серый бесформенный астероид занял полкомнаты. Отрегулировав масштаб изображения, Ник прислушался к голосу за кадром. Диктор в популярной форме рассказывал о параметрах движения объекта. Из его слов Ник с удивлением уяснил, что до подлета объекта к Земле осталось около недели. Почуяв какой-то подвох, он, судорожно тиская пульт, вывел отображение даты и времени. Сил удивляться уже не осталось. Оказывается, с момента его допроса в СКБ прошло почти четыре недели, о которых он абсолютно ничего не помнил. Зато теперь чудо с зажившей раной объяснялось самым что ни на есть банальным образом. Вот только что с ним происходило в течение этих недель, оставалось загадкой. Похоже, что сотрудники Службы Космической Безопасности изрядно покопались в его мозгах. Стало жутко обидно. Получается — его и за человека уже не считают. Кто им позволил так обращаться со свободной личностью?..

До сознания вновь дошли слова диктора. Тот бодрым голосом рассказывал, что через три дня астероид войдет в зону поражения ракетных станций и будет превращён в облако космической пыли. А ещё через несколько дней почти на всех континентах можно будет наблюдать чудесное зрелище — массовое падение метеоров, опасаться которого совершенно не следует. Получится такой своеобразный салют во славу разума и могущества цивилизации людей…

Нику страшно захотелось выпить. Надежды на то, что СКБ разберётся в свалившихся на него неприятностях, растворились, как мартовский снег. Осталась только грязь. Конечно, их интересовали лишь его отклонения от нормы, на самого Ника Далласа им было глубоко наплевать. «Ладно, я сумею за себя постоять! — зло подумал Ник. — Вы ещё пожалеете, что обошлись со мной таким образом!» Он пока не знал, как именно сможет отомстить всей Службе Безопасности планеты, но испытывал в этом острую потребность. А как говорится, «было бы желание»…

9

Пренебрегая соображениями осторожности, Ник спустился в столовую в поисках чего-нибудь горячительного и тут же поплатился за это. Хлопнула входная дверь. В коридоре зазвучали голоса. Путь наверх был отрезан. Почему-то теперь он воспринимал происходящее гораздо более спокойно, хотя хозяйка пришла не одна, а это усложняло ситуацию. Даллас без лишней суеты обследовал встроенные шкафы. В одном из них оказалось достаточно свободного места. Ник, пригнув голову, нырнул внутрь. Тихонько притворил за собой дверь. Висевший на её внутренней стороне портрет какого-то певца понимающе подмигнул ему, и всё погрузилось во мрак. Через оставшуюся щёлку почти ничего не было видно, зато всё слышно. Голоса приблизились. Ник стал разбирать отдельные слова.

— …хочу пива! — сказал недовольный мужской голос.

— В холодильнике есть пара банок, — ответила женщина.

Послышались неторопливые шлепки босых ног. Характерно хрустнуло, зашипело. Ник судорожно сглотнул.

— Когда мы будем жить вместе, у нас всегда будет полный холодильник! — мечтательно сказал мужчина.

— Ты в этом уверен? — спросила женщина. Она вошла в столовую совершенно неслышно.

Надо будет это учесть, отметил про себя Даллас.

— Я имею в виду то, что мы будем жить вместе, — пояснила она.

— Вот только не надо опять за старое… — пробурчал мужчина.

— Это точно, — согласилась женщина. — Послушай, Хорн! Я тебе уже сто раз объясняла: из того, что мы с тобой иногда занимаемся любовью, совершенно не следует, что я когда-либо выйду за тебя замуж!

— Вы циничная женщина, Кэтрин!

— Ой, прекрати!

— Да, да, циничная и развратная! — не унимался мужчина. — Ты абсолютно пренебрегаешь моими чувствами, они для тебя совершенно ничего не значат.

— Это ты про чувство голода что ли? Ну, не переживай так. Сейчас я тебе чего-нибудь быстренько пожарю… Где же эти палочки? Неужели ты их сожрал ещё в прошлый раз.

— Хватит издеваться! Я что, для тебя только член ходячий?! — вспылил мужчина.

— Ну ладно, не кипятись, — добродушно сказала женщина, — помимо члена есть ещё одна важная деталь… не подумай, что голова… — она игриво рассмеялась.

— Значит так, да! — выдавил из себя мужчина.

— Хорн, прекрати немедленно! Иногда с тобой интересно и замечательно, но порой ты бываешь просто невыносим. Вот как сейчас, например! А теперь представь, во что выльется наша совместная жизнь…

— Может быть, мне вообще уйти?!

— Знаешь… сегодня, наверное, действительно лучше уйти…

— Если я сейчас уйду, то уйду навсегда! — в голосе мужчины появились угрожающие нотки.

— Дело твоё, — спокойно ответила женщина.

— С кем же ты будешь трахаться! Или уже наметился новый кандидат?

— Не переживай, куплю вибратор!

Жалко взвизгнул сминаемый металл, потом гулко ухнуло и все стихло. Банка из-под пива полетела в утилизатор, констатировал Ник.

Босые шлепки удалились в коридор. Послышалось тяжёлое сопение.

— Удачной покупки! — донеслось из прихожей.

Клацнула входная дверь.

Нику было неудобно и в прямом, и в переносном смысле. Во-первых, у него затекла шея, а во-вторых, он совершенно не собирался вторгаться в чужую личную жизнь. Своих проблем, знаете ли, хватает.

Снаружи не доносилось ни звука. Может, ушла, подумал Ник. Шея, казалось, вот-вот отвалится. Он осторожненько подтолкнул дверцу. Та приоткрылась ещё сантиметра на полтора. В образовавшуюся щель Ник увидел женщину. Она сидела за столом, уронив голову на руки. Её плечи беззвучно подрагивали. Ник чертыхнулся. Потянул за угол плаката с певцом, пытаясь вернуть створку в исходное положение. Плакат предательски хрюкнул и порвался. Даллас замер. Женщина встала и, не оборачиваясь, вышла из столовой. Ник перевёл дыхание. Надо побыстрей выбраться отсюда, подумал он, и вновь обратился в слух.

Тишина.

Он уже был готов снова приоткрыть дверцу, как вдруг она сама распахнулась настежь… Нику в лоб вновь смотрела весьма солидная пушка. Глаза державшей её женщины были влажны, но полны решительности.

— О нет, только не это, — пролепетал Ник.

— На всякий случай хочу вас предупредить — я отлично стреляю, — сказала женщина, не сводя с Ника настороженного взгляда.

— Верю, — сказал он, разминая рукой шею.

— Кто вы? — спросила женщина.

— Я ваш домовой, — представился Ник самым что ни на есть будничным тоном. — А вы, мисс Гарднер, небось, думали, что все это сказки? Нет, не сказки! Вот обратился в добра-молодца, чтобы утешить свою хозяйку… — Он нес околесицу, лишь бы только разрядить ситуацию, а то ведь пальнет, чего доброго, от расстройства чувств. — И где ты такого занудного мужика нашла, дорогуша?!

Женщина на секунду смутилась. Образ грабителя или насильника как-то совершенно не вязался с этим симпатичным молодым человеком. Может, какой-то розыгрыш, подумала она. Однако пистолет не убрала.

— Как вы сюда попали?

— Вы сами меня вчера привезли. Ой, можно я вылезу?

Она отступила назад, указав пистолетом в сторону стула.

— Вот спасибо, — порадовался Ник, откидываясь на спинку.

— И всё-таки, кто вы такой и как здесь оказались? — настаивала мисс Гарднер. — Будете придуряться дальше — вызову полицию.

— Не надо полицию… Я Ник Даллас, старший пилот разведывательного флота, сейчас нахожусь в очередном отпуске. Вот решил попутешествовать по Австралии. Слиться с природой, так сказать… А у вас тут какой-то беспредел творится. Вчера только приехал, иду, любуюсь окрестностями, вдруг как рванет. Меня с ног сбило, обожгло… — Он продемонстрировал покрасневшие руки. — Помню, залез куда-то и все. А сегодня очнулся у вас в гараже. До сих пор голова кружится и тошнит, — соврал Ник.

10
{"b":"26151","o":1}