ЛитМир - Электронная Библиотека

Шеннон помолчал.

— Хочешь совет? — спросил он. — На твоём месте я бы попросился на борт одного из истребителей, несущих ядерный заряд. Смерть будет быстрой и почти геройской…

4

Даллас лежал на кровати и детально изучал потолок своей каюты. Он был спокоен и трезв, несмотря на то что после сообщения Шеннона прикончил остатки коньяка. Его не мучили ни чувство вины, ни обиды на судьбу, ни тем более переживания за собственную шкуру. Ник не сомневался, что разыгравшаяся трагедия совершенно не зависела от его воли и была предопределена. Другой вопрос: кем и с какой целью? Если предположить, что сознанием Ника манипулируют засевшие на Луне старые хозяева Земли, тогда непонятно, чего они добиваются. При наличии столь эффективных средств уничтожения давно можно было предъявить землянам любой ультиматум. Допустим, это была лишь демонстрация силы, но зачем всё так усложнять. Гораздо проще и показательнее было бы нанести удар по любому крупному мегаполису. Если же они действительно расчищали плацдарм для вторжения, то почему его не последовало? Чего они ждут? Зачем дают людям возможность оправиться и перегруппировать силы?

Слишком много «если» крутилось у него в голове, каждое из них громыхало и скрипело, словно деревянное колесо старой мельницы, оставляя занозы и сдирая кожу с любого пожелавшего воспрепятствовать этому зловещему хороводу.

Ник тщетно пытался уснуть. Ему очень хотелось немедленно разобраться с посещавшими его призраками. Больше он для них не помощник, а значит, имеет право узнать истину, пусть даже это знание станет последним в его жизни.

Сон не шёл. Ник вертелся с боку на бок. Начали побаливать суставы. Заныла спина. Голова отяжелела и стала похожа на пустотелый свинцовый шар, в котором гулко метались одни и те же мысли. Истощённая нервная система требовала двигательной активности. Даллас злился на себя и на весь мир. «Почему я не могу в полной мере распоряжаться собственными мозгами? — думал он. — Почему для получения скрытых в моей башке знаний требуются какие-то сомнительные поводыри?»

Ему всё-таки удалось забыться. Это был не сон, скорее нервный обморок. Ник лежал с открытыми глазами, но ничего не видел вокруг.

Тихий приятный голос как свежий весенний ветерок проник в затхлый подвал его подсознания. Раздувая пепел души, он обнажил ещё тлеющие угли, на которых тут же заиграл огонь тоски и безысходности. Даллас застонал, пошарил рукой в поисках фляжки с коньяком, но, вспомнив, что тот давно кончился, отвернулся к стене. Наконец, до него дошло, что он в каюте не один. Ник рывком сел, перед глазами поплыли цветные искры. Каюта была пуста, а с экрана терминала на него печально смотрела Кэтрин. Он замер, невольно залюбовался её огромными глазами.

— Ник, ты меня слышишь? — повторила она.

Даллас молчал.

Ему так много надо было ей рассказать и объяснить, а все подходящие слова куда-то разбежались, будто боялись быть непонятыми, оказаться лишними и неуместными, пустыми и глупыми.

— Успокойся, я всё про тебя знаю, — сказала Кэт. — Информацию о тебе рассекретили. На Земле возникла паника… Военным срочно потребовался «козёл отпущения»… Почему ты раньше ничего мне не сказал? Думал — обойдется? Вы, мужики, порой, такие наивные — хуже детей!

Даллас молчал.

Кэт вдруг улыбнулась. Это было столь неуместно, что он невольно поморщился.

— Они живы, Ник! — сияя, выпалила она. — Они все живы!!!

У Далласа перехватило дыхание, а Кэт начала сбивчиво объяснять:

— Многие ещё в коме, многие прошли через клиническую смерть, но пока не зафиксировано ни одного случая летального исхода. — Она демонстративно поплевала через плечо и постучала кулаком по лбу. Её переполнял восторг. Это и понятно, рухнувшие было надежды на светлое будущее и на личное счастье неожиданно снова поднялись из руин, окрепли, заставив лишний раз поверить в торжество справедливости.

Даллас молчал.

— Сейчас продолжается спасательная операция, — тараторила Кэт. — Сложнее всего обстоит дело с находящимися в море боевыми кораблями, они полностью потеряли управление. Даже те люди, которые после удара самостоятельно пришли в себя, настолько слабы, что не могут передвигаться…

Кэтрин умолкла. Оглядела «окаменевшего» Ника.

— Ты думаешь, я рано радуюсь, да?

— Что решили со мной? — сухо спросил он.

— Пока домашний арест, но через сутки всё прояснится…

— Почему? — встрепенулся Ник.

— Я не могу тебе этого сказать!

— Не болтай ерунды!

— Ник, не требуй от меня невозможного! Приказ есть приказ! Я и так его уже наполовину нарушила…

— Ну спасибо, родная, облагодетельствовала, — он картинно поклонился, — сжалилась над бедным изгоем, не дала удавиться в муках совести!

— Ник!

— Что Ник?! Значит, ты веришь, что во всём виноват я! Что это из-за меня вся планета стоит на ушах! Да?! Не слишком ли много чести для скромного пилота-разведчика? Злобный монстр Даллас угрожает человечеству! Ты в это веришь?!

Казалось, старший навигатор ракетного крейсера «Тайфун» майор военно-космических войск Кэтрин Гарднер вот-вот заплачет. Это говорило о многом. Будь на месте Ника безразличный ей человек, эта «железная леди» не допустила бы и мысли о нарушении приказа командования или других подобных «мелочах».

— Послушай меня, — мягко сказал Ник. — Если что-то и происходит помимо моей воли, то только когда я сплю. Я тебе обещаю в ближайшие сутки не сомкнуть глаз. Расскажи мне, что ещё придумали наши вояки…

Кэт смотрела ему прямо в глаза и ожесточённо грызла нижнюю губу. В её голове шла мучительная схватка между долгом, совестью и любовью.

— Ну давай, детка, — подталкивал её Ник, — кто мне ещё поверит, если не ты?

Кэт преобразилась. Лицо стало суровым и волевым, брови почти сомкнулись, между ними легла глубокая складка. Она приняла решение.

— Мы не будем пытаться вступить в контакт с пришельцами. Режим торможения отменен. Меньше чем через сутки крейсер подойдет к астероиду на критическое расстояние. Получен приказ атаковать его с лёту, всеми видами вооружения…

— Боже… — Ник похолодел. — Неужели вы не понимаете, что нам просто не дадут приблизиться. Обладая такими технологиями, пришельцы найдут способ остановить корабль, и, поверь мне, эта остановка станет для него последней! Вы же не оставляете им выбора!

— Это приказ, — мрачно напомнила Кэт.

— Контакт с пришельцами — единственный способ узнать истину, — сказал Ник. — А она далеко не так однозначна, как кажется на первый взгляд.

— Что ты предлагаешь?

Даллас задумался.

— Если представить, что через совсем небольшой промежуток времени мы умрём, причём совершенно бестолково как для себя, так и для других, то сейчас мы как бы при смерти и можем позволить себе всё что угодно! Даже нарушить приказ! Какой спрос с покойника?

— Это демагогия, Ник!

— А выполнение такого приказа — идиотизм, приправленный высокими словами о долге, воинской чести и спасении человечества!

— Значит такая у нас судьба…

— И она находится сейчас в наших руках!

— Извини, пора на вахту, — устало произнесла Кэт, — если всё действительно так плохо, как ты говоришь… тогда прощай, Ник!

— Подожди! — Даллас лихорадочно тёр виски. — Помоги мне захватить корабль! Мне уж точно терять нечего…

Кэт печально покачала головой. Экран погас. Ник издал глухой стон и со всей силы врезал кулаком в стену. Боли он не почувствовал…

23
{"b":"26151","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Единственный и неповторимый
Проклятый ректор
Час расплаты
Господарство Псковское
Любовь насмерть
Сантехник с пылу и с жаром
Ключ к сердцу Майи
Время не властно