ЛитМир - Электронная Библиотека

Вопросов нет, подумал Алекс, есть предложение — послать тебя на хрен. Чем меньше оставалось времени до предполагаемой атаки крейсера, тем сильнее он начинал нервничать, а если учесть, что у него был припасён свой вариант попытки выхода из этой передряги, то его нежелание лезть к чёрту на рога вполне можно было понять.

Проход был почти квадратным, примерно семь на семь метров с немного закруглёнными верхними углами. Освещение внутри тоннеля отсутствовало. После первого же поворота пришлось включить фонари на полную мощность. Чёрные стекловидные, будто оплавленные, стены не радовали путников разнообразием интерьера. Надежды на быструю развязку угасли вместе с дневным светом. Хорошо, хоть не было боковых ответвлений, не хватало ещё заблудиться…

Даллас вспомнил шишкообразную форму стоявшего у входа в тоннель аппарата, покосился на стены. Нехорошие предчувствия заставили его сбавить шаг. Следовавшие позади спутники затеребили оружие, лучи их фонарей нервно заметались в поисках опасности.

Транспортные средства, используемые «аборигенами», вполне могли иметь ракетные двигатели или даже что-нибудь похлеще. В таком случае, нечаянная встреча с неким «червяком» на реактивной тяге стала бы последним впечатлением, полученным ими в этой жизни… Только Ник успел об этом подумать, как впереди замаячил свет. Даллас остановился, мелькнула растерянная мысль об автоматических системах экстренного торможения, которыми, по идее, должны оборудоваться подобные аппараты…

— Вижу свет! — раздался в наушнике голос Кэтрин. Она говорила шёпотом. — Может, выключим фонари?

— Нет! — отозвался Ник. — Ждём…

Ничего не происходило. Забрезжившие в отдалении голубоватые отсветы явно не собирались приближаться и испепелять или размазывать землян по потолку. Даллас осторожно двинулся дальше. Через два десятка шагов стало ясно, что свечение исходит из стены, а тоннель, оставаясь чёрным тревожным пятном, исчезает в неизвестности.

Пройдя ещё полсотни шагов, они обнаружили слева углубление, чуть выше человеческого роста и метров пять шириной. Внизу были установлены три круглые светящиеся ровным голубоватым светом платформы.

— Идти дальше нет смысла, — сказал Ник. — Да и опасно… Я сейчас попробую встать на одну из этих фиговин, — он кивнул в сторону ниши, — вы в любом случае в тоннеле не задерживайтесь, выходите наружу и ищите другие пути спасения…

От этих слов Кэт сделалось невыносимо тоскливо. Почему бы им троим сразу не запрыгнуть на платформы, покорившись единой судьбе, и будь что будет… Ей, подумалось, что светящихся кругов оказалось не два и не пять не случайно.

Даллас тем временем шагнул в центр крайнего круга…

Кэт ойкнула, кинулась за ним. Алекс едва успел перехватить её у самой стены. Ещё немного, и она со всего маху впечаталась бы в чёрную полированную твердь. Ниша стала на треть короче. То место, куда только что наступил Ник, исчезло, мгновенно поглощённое вздыбившимся полом… или рухнувшим потолком… Оставшиеся две платформы сияли издевательским спокойствием, словно не сомневались, что и им сегодня достанется по мотыльку…

12

Кэт сидела около входа в тоннель, обхватив плечи руками. Земцову пришлось почти силой выволочь её наружу. Прошло уже два часа, а Даллас до сих пор не появился, радиосвязь с ним также отсутствовала.

— Пойми ты, наконец, — Алекс старался говорить как можно убедительнее, — мы не в состоянии за несколько часов разобраться в случившейся здесь трагедии, но нам известно другое: астероид атаковал Землю и должен быть уничтожен.

Кэт молчала, уставившись на машину Чужих.

Алекс проследил её взгляд.

— К чертям собачьим эти новые технологии! — сказал он. — Представь, какая свара начнётся на Земле, попади они в лапы военных.

— Мы должны помочь Нику, — с нажимом сказала Кэт.

— Чем?! Тоже провалиться в преисподнюю… Если бы он был жив, то нашёл бы способ сообщить о себе…

Кэт бросила на Алекса колючий взгляд.

— А ты предлагаешь сидеть и дожидаться смерти здесь?!

— Нет! Надо попробовать вырваться.

Кэт удивлённо подняла брови.

— Есть у меня одна мысль, — замялся Алекс. — Нам действительно не хватило бы топлива для выхода на орбиту при старте с Земли, но ведь это не Земля. До купола чуть более десяти километров, и я полагаю, что та же сила, которая «засосала» истребитель внутрь, будет способствовать его выходу в космос… Ну, в крайнем случае, если попытка не удастся, можно катапультироваться, это, по сути, не изменит нашего положения.

— Без Далласа я никуда не полечу, — отрезала Кэт.

Она заметила, что после этих слов генерал как-то осунулся. Его глаза наполнились тоской и болью.

— Саша… — Кэт взяла Алекса за руку, тот вздрогнул, с трудом проглотил застрявший в горле ком, — я вижу, как ты ко мне относишься, и я благодарна тебе за это… Ты хороший, достойный человек, но не мой, понимаешь…

— А он, значит, твой!

— Не надо на меня злиться…

— Кэт, — Алекс перехватил её руку, поднёс к губам, — очнись, он же вообще наполовину не человек…

Кэт мягко высвободилась.

— Не говори глупости, — сказала она.

— Какие глупости! — возмутился Алекс. — Откуда тебе знать, что за зверь живёт в его подсознании, как и в какой момент проявится это второе я!

Кэт молчала, ей нечего было противопоставить звучавшим из уст генерала фактам, да и не хотелось в общем-то; всё-таки она была обычной женщиной, у которой голос разума звучал далеко позади чувств, эмоций и инстинктов…

— Если уж суждено умереть, — сказал Алекс, — то я предпочту сделать это вместе с экипажем, на выполнившем свой долг боевом корабле.

Он встал и, не оборачиваясь, тяжёлой походкой, вышел на дорогу.

— Подожди! — крикнула Кэт.

Земцов не отреагировал. Кэт вскочила, бегом догнала его, схватила за рукав:

— Да стой же! Хватит строить из себя героя! Мог бы, между прочим, спросить у меня код системы самоуничтожения…

— Зачем?

Это было сказано таким тоном, что Кэт поняла: он не рисуется, он действительно готов выполнить приказ и умереть.

— Никакого кода нет, — устало сказала она. — Система отключится вместе с блокировкой вооружения.

— Я в этом не сомневался, — сказал Алекс, глядя ей прямо в глаза.

— Да?! — удивилась Кэт. — И всё равно полетел с нами…

Алекс воздел руки к небу:

— Господи, зачем ты создал этих бессердечных, безмозглых, очаровательных тварей!

Не получив ответа, он снова воззрился на слегка обалдевшую женщину.

— У тебя есть двадцать часов, чтобы найти Далласа и вернуться к месту посадки. Я пришлю за вами истребитель… если, конечно, сам смогу вырваться… Время пошло.

Он развернулся и быстро зашагал прочь. Кэт смотрела ему вслед, пока массивная фигура не скрылась за поворотом. С трудом выйдя из охватившего её тоскливого оцепенения, она повернулась к входу в тоннель. Иных путей разыскать Ника, кроме как последовать его же примеру, она не видела. Тёмное чрево на этот раз выглядело ещё более враждебно…

Глубоко вдохнув, Даллас запрыгнул на платформу. Если бы не плотно сжатые губы, он бы точно закричал — голубоватое сияние пронзило тело, сделав его невесомым, и в следующее мгновение померкло, а ещё через секунду свет далёких звёзд отразился в его сознании предвестником мучительной смерти.

Ник оказался в открытом космосе… Разорванное внутренним давлением тело превратилось в тошнотворные куски мороженого мяса, медленно разлетавшиеся в разные стороны…

Даллас с трудом унял воображение. Он находился в невесомости, бесстрастные звёзды холодно взирали на него, корча из хорошо знакомых созвездий невероятные рожи. Сердце бешено билось о рёбра, мешая восстановить дыхание. Рвотные позывы не давали сосредоточиться. Ему пришлось использовать весь арсенал средств психологического самоконтроля, чтобы вывести организм из истерического ступора.

Спустя несколько минут, когда дыхание вновь выровнялось, сердце перестало проваливаться ниже пояса, а желудок отказался от попыток рассмотреть звёзды лично, Ник позволил себе оглядеться. То, что он увидел позади себя, шокировало его ещё больше — в открытом пространстве парило несколько огромных пирамид, сделанных из желтоватого полупрозрачного материала. Внутри ближайшей пирамиды угадывалось какое-то смутное движение. Даллас находился рядом с одной из её вершин. Вершина заканчивалась круглым отверстием, диаметром чуть больше метра. Нику ничего не оставалось, как, подтянувшись на руках, втолкнуть себя внутрь. Конечно, голубая платформа в тоннеле могла оказаться продвинутым мусорным баком, а желтая пирамида — экологически чистым утилизатором, но он верил, что поступает правильно, да, собственно, какого-либо выбора у него уже не было.

31
{"b":"26151","o":1}