ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты включил детонатор? — спросил он.

Олег кивнул.

— Точно?!

Олег кивнул.

— Голова трещит, — пожаловался Антон. — Если мы умерли, почему так трещит голова?

— По старой памяти… — попытался пошутить Олег и осёкся, обратив внимание на покрывавшую лицо друга многодневную щетину. Коваленко потрогал собственные щёки…

— Дней пять-шесть, — сказал он задумчиво.

— Как минимум, — согласился Антон.

Олег отхлебнул из фляги.

— Откуда коньяк?

— Дэвид ссудил.

Олег покосился на Форестера, тот был мрачен. Вернув фляжку Антону, Коваленко попытался встать. Получилось. Размяв ноги, он подошёл к Сьюзен. Она мирно спала. Сделав ещё несколько шагов, Олег оказался возле стены, коснулся белой пупырчатой поверхности. Ничего сверхъестественного: стена как стена.

Он вернулся в центр комнаты и сел на пол. Думать ни о чём не хотелось, гадать на пустом месте — тем более. Оставалось покорно ждать неизвестно чего.

Спустя примерно полчаса очнулась Сьюзен, сначала радостно захлопала глазками, заулыбалась, как ни странно, она чувствовала себя гораздо лучше мужчин, но, вникнув в суть их положения, помрачнела, сжалась на полу, обхватив руками колени, притихла.

Свет погас мгновенно. Сьюзен ойкнула. Антон выругался. Олег ощутил лёгкое дуновение ветерка, а может показалось… Где-то на пороге слышимости возникли голоса, потом «лопнула струна» и несколько голубоватых лучей осветили замерших в отчаянии людей.

Олег поднялся. Его примеру последовали остальные. Свет исходил из четырёх полукруглых проёмов, равномерно расположившихся по периметру помещения. Олег с ужасом подумал, что число образовавшихся ходов не случайно и сейчас им волей не волей придётся расстаться. Сьюзен нащупала его руку и намертво вцепилась в неё. Антон и Дэвид также подтянулись к ним поближе. Все четверо затравленно озирались, однако больше ничего не происходило.

— Пойдём на разведку… — то ли спросил, то ли предложил Антон.

— Да, надо посмотреть, — глухо согласился Форестер. — Только всем вместе… — добавил он шепотом.

Группа «отважных землян» осторожно приблизилась к ближайшему проёму. Следовавший за ним короткий коридорчик заканчивался двумя приоткрытыми створками дверей, что там дальше — разглядеть не удавалось. Прежде чем войти, решено было взяться за руки. Слабое утешение, но сейчас каждый из них больше всего боялся остаться один на один с неизвестностью.

Первый из исследованных проходов привёл их в довольно обширную комнату, отдалённо напоминавшую спальню. Четыре подобия кроватей, разделённые высокими перегородками, — вот собственно и всё, что представилось взорам людей. Особенно дотошно исследовать здесь было нечего, поэтому, не теряя времени, пошли дальше. За дверями другого коридорчика находились весьма своеобразный, но всё-таки вполне приемлемый санузел и душевая. Третья комната походила на гостиную, а четвёртая оказалась, по-видимому, столовой. Большая перевёрнутая полусфера в её центре была заполнена разнообразными кушаньями. Выглядели они достаточно аппетитно.

Очевидно, количество проходов совпало с количеством пленников лишь случайно, это радовало. Уставленный продуктами питания стол свидетельствовал, что убивать их прямо сейчас не будут, а помучают ещё чуток, что тоже придавало оптимизма. Олег вдруг почувствовал, как он страшно проголодался, и, пожалуй, было с чего, ведь они и в самом деле проспали как минимум несколько суток.

Антон деловито пододвинул к центральной полусфере мягкий кубический предмет, коих тут насчитывалось аж восемь штук и, усевшись на него, сказал:

— Прошу к столу, господа!

Когда все расселись и попробовали что-то из еды, оказавшейся вполне сносной на вкус, Форестер вытащил из внутреннего кармана вторую фляжку.

— С новосельем! — сказал он, разливая коричневатую жидкость в стоявшие на столе пустые блюдечки.

— Дэвид! Сколько их у вас? — восхищённо воскликнул Антон.

— Последняя, — вздохнул Форестер.

— Никогда ещё не пил коньяк из блюдца, — задумчиво произнёс Олег.

Чокнулись, насколько это было возможно при такой оригинальной таре. Выпили.

— Странно, — сказал Дэвид, — они всё забрали, даже часы, а вот фляги оставили, видать что-то смыслят в тонкостях земной души.

— Всё равно сволочи! — окрысился Антон. — И пусть не надеются, что задобрят меня этим куском синтетического мяса. — Он резко оттолкнул тарелку. — Хотел бы я знать: мы ещё на корабле?

— Если и на корабле, то уже очень далеко от того места, где нас повязали, — сказал Олег. — Дэвид, наливайте!

Форестер разлил остатки. Выпили молча.

— И зачем мы им понадобились? — жалобно спросила Сьюзен. — Меня дома ждут…

— Кто? — излишне ревностно спросил Олег. Девушка промолчала.

— Дэвид, признайтесь, зачем вы ЭТО сделали? — Антон доверительно заглянул Форестеру в глаза.

— Нечаянно… — угрюмо ответил тот.

— Будь капсула… — начал Антон.

— Хочу заметить, — перебил его Форестер, — нас, наверняка, видят и слышат…

— Думаете, они знают английский?

— В нашем положении надо быть крайне осторожными! — наставительно сказал Форестер.

— А какое у нас положение? — агрессивно спросил Антон.

— Неопределённое, — пояснил Дэвид.

— А меня не покидает ощущение, что вы чего-то не договариваете, — Сёмин вперил в соседа немигающий взгляд.

— А мне на это плевать! — Дэвид спокойно ковырялся в своей тарелке.

— Вот как! — Антон завёлся. — Скажи ещё «чихать», у тебя это так здорово получается!

— Антон, прекрати! — вмешался Олег.

— Что прекрати?! Он нас тут за идиотов держит, коньячком потчует, чего-то выжидает и невинно помалкивает…

— Действительно, Дэвид, что вы делали на этой чёртовой планете? — нахмурился Олег. — И зачем чихали в неподходящий момент…

— Планету я посещал по личным делам и, видимо, простудился… — невозмутимо сказал Форестер. — Господа, я клянусь, что не знаю ничего такого, что могло бы пролить свет на наше теперешнее положение.

— Но что-то вы знаете?!

— Знаю! Но поверьте, легче вам от этого не станет…

— А вдруг!

Форестер отрицательно мотнул головой. Словно повинуясь его желанию прекратить никчёмную перепалку, в помещении погас свет…

Используя крепкие выражения, будто летучие мыши ультразвуковой локатор, земляне выбрались в коридор. В остальных комнатах их «четырёхзвёздного» номера освещение пока присутствовало.

Усталость навалилась неожиданно и одновременно на всех. Быстренько распределив очерёдность посещения мест общего пользования, пленники один за другим попадали в «койки». Лишь только тело Олега, который принимал душ последним, заняло горизонтальное положение, свет померк и в спальне, но этого уже никто не заметил…

8

Очнулся Коваленко со светлой головой и приятным самочувствием. Именно «очнулся» — на пробуждение ото сна сие походило мало. Из-за перегородки выглянула Сьюзен.

— Ты как? — улыбнулась она.

— О’кей, — подмигнул ей Олег.

В проходе появился Антон, блуждающим взглядом скользнул по их лицам и глубокомысленно изрёк:

— Жрать хочу!

— О! — картинно восхитилась Сюзи. — Дикарь!

У Олега защемило сердце. Вот было бы здорово оказаться на Земле, подумал он, выбежать на свежий воздух, разжечь костёр, нечаянно облить Сьюзен холодной водой и, слушая, как она визжит и ругается, потащить её переодеваться…

Наверное, Антону и Сьюзен представилось нечто подобное, на их вытянувшиеся физиономии было жалко смотреть.

— Чего скисли? — спросил Олег фальшиво-бодрым голосом. — Прорвёмся!

Выйдя в предбанник, троица обнаружила делавшего гимнастику Форестера. Сухо пожелав ему доброго утра, молодые люди проследовали в столовую. Дэвид, задумчиво взъерошил бороду и пошёл за ними.

Стол оказался уже накрыт новыми яствами. По крайней мере, в этом плане на тюремщиков грех было жаловаться.

То ли они были такие голодные, то ли вернулись обиды и недосказанности прошлого застолья, наполнив обстановку некоторой неловкостью, но все ели молча, уткнувшись в тарелки.

45
{"b":"26151","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
1984
История дождя
Невеста Смерти
М**ак не ходит в одиночку
Венец демона
Черепахи – и нет им конца
Да, я мать! Секреты активного материнства
Как говорить, чтобы подростки слушали, и как слушать, чтобы подростки говорили