ЛитМир - Электронная Библиотека

Как ни бодрился Антон, всем было ясно, что корабль находится на той грани, после перехода которой его будет проще выкинуть, чем восстановить.

Олег глянул на дальномер. Крейсер Чужих уже давно подошёл на дистанцию, вполне достаточную для того, чтобы своим смертоносным «плевком» испарить внешний корпус «Счастливчика» и запечь экипаж в собственном соку, но почему-то до сих пор не сделал этого.

— Будем сдаваться… — то ли спросил, то ли сообщил Олег.

— Подождем немного, — предложил Форестер.

— Один хрен, — лаконично высказал своё мнение Антон.

Между тем время шло, а ничего не происходило. Преследователи прекратили всякие попытки уничтожить звездолёт землян и даже не пытались хоть как-то намекнуть беглецам на свои дальнейшие намерения. До входа в канал оставалось пять минут. Люди замерли, ожидая, что каждая секунда может стать последней в их жизни…

«Внимание! Готовность номер один!» — сообщил компьютер. Пошёл обратный отсчёт. Обзорный экран предусмотрительно померк, чтобы не ослепить экипаж при переходе барьера… Корабль изрядно тряхнуло. Бешено дёрнулись и тут же сползли к нулю датчики контроля внешней среды. «Первая фаза прыжка… режим штатный», — доложил бесстрастным голосом автомат. Покрывшиеся холодным потом люди перевели дыхание.

Вырвались!!!

— Хрен вам! — орали Олег с Антоном, неприлично жестикулируя.

— Й-ес! — бойко выдохнул флегматичный Дэвид.

По совершенно непонятным причинам Чужие дали «Счастливчику» возможность уйти.

Что это было? Чудо, везение или новый ещё более крутой вираж судьбы? Люди не знали. Но если бы они видели, как в самый последний момент, когда их израненный звездолёт уже был в канале, от крейсера преследователей отделилась голубая молния и, пронзив ослепший корабль, вспыхнула на его корпусе серебряным сиянием, то, надо полагать, радостные эмоции носили бы куда более скромный характер…

11

На экране переговорника появилась испачканная сажей физиономия Антона.

— Третья секция выгорела полностью, — доложил он. — Дубль работает, но как-то странно, могут быть проблемы…

— А что с батареями? — спросил Олег. — Может, это они подсаживают общую сеть.

— Вряд ли… но я проверю… попозже…

— Чего гадать! Проверь сейчас, — настаивал Олег.

— Нет, мне разорваться что ли! — возмутился Антон. — Я иду по порядку, если метаться с пятого на десятое, то по закону подлости, дефект всё равно окажется в последнем блоке, уж поверь моему опыту!

— А по моему опыту — дело в батареях! — не унимался Олег. — Пошли туда Форестера.

— Дэвида не тронь! Он потеет в реакторном…

— Вот вырубится курсовик! — пригрозил Олег. — Я тогда посмотрю на ваши бледные рожи.

— Не вырубится, у него резерв двенадцать часов.

— Всё-то ты знаешь, умник, ещё бы утечку нашёл — цены б тебе не было.

— Да я…

— Хватит болтать, — Олег отключил связь.

«Бардак, — тоскливо подумал он. — Корабль еле дышит, экипаж препирается и умничает, пассажирка в глубокой депрессии, я в расстроенных чувствах… бардак. Главное: мне-то чего не хватает? Денег море! Выберемся, починимся, напьёмся… Нет, не возбуждает, что-то болит в груди… неужели, душа… Прилетим на Землю, пойду к психоаналитику… хоть развлекусь…»

Заканчивались третьи сутки путешествия «Счастливчика» по каналу, до выхода оставалось примерно столько же. Экипаж «баловался» тем, что пробовал хоть что-то отремонтировать своими силами и таким образом повысить уровень живучести корабля. Сьюзен, понятное дело, участия в этом не принимала и день ото дня становилась всё мрачнее. Жалкие попытки мужчин приподнять её настроение на ежевечерних совместных ужинах ни к чему не приводили. Олега грызли желания и сомнения, он до такой степени запутался в собственных чувствах, что даже боялся остаться с девушкой наедине. Но надо отдать должное мисс Стенли — держалась она молодцом: никого ни в чём не упрекала, не закатывала истерик, не строила из себя жертву, однако былой озорной огонёк в её глазах угас. Отзываясь дежурной улыбкой на шутки и анекдоты, в душе Сьюзен оставалась мрачна, как фамильный склеп в лунную ночь. Это было прекрасно видно со стороны и заставляло мужчин чувствовать себя виноватыми. Не уберегли!

Вот и сейчас Сьюзен методично пилила ножиком мясо, тщательно пережевывала и автоматически глотала, запивая сухим красненьким, при этом кроме сосредоточенности на процессе поглощения пищи её лицо больше ничего не выражало. А ведь мясо было изумительным… Олег старался как никогда…

Утомлённые многочасовой битвой с утечкой энергии Антон и Дэвид вяло обменивались впечатлениями. Олег давал дельные советы, Антон огрызался и предлагал ему самому на следующий день отправиться на нижнюю палубу. Олег не возражал — пора было отвлечься. Антон слишком наигранно стал расписывать, как он развалится в рубке, и будет лениво координировать их действия, что, собственно, большого ума не требует, а то некоторые возомнили тут…

Молчавшая до этого Сьюзен, вдруг спросила:

— Почему они нас отпустили?

Антон осёкся на полуслове. Данный вопрос волновал всех, но, по негласному соглашению, никто не собирался его озвучивать ввиду абсолютной невозможности получить обоснованный ответ. К чему лишняя болтовня! Через три дня «Счастливчик» вывалится из канала, и они узнают, отправили их к Земле, как обещали, или череда неприятностей продолжается. Лишь Сьюзен, для которой главная «неприятность» уже случилась, могла позволить себе столь бестактно начать топтать надежду на спасение…

— М-мало ли…, — угрюмо промычал Антон.

— И вы действительно в это верите?! — прищурилась Сьюзен.

— Во что? — невинно переспросил Дэвид.

— В то, что нам дали свободно уйти из той «мясорубки»!

— Ну почему свободно… мы сражались! — сказал Антон.

— Да бросьте! Я смотрела запись! Нас проводили до канала с почётным эскортом и разве что честь не отдали…

Никто не хотел с ней спорить.

— Что вы молчите! — взвизгнула Сьюзен. Похоже, её чрезмерное спокойствие последних дней грозило вылиться в очередную истерику.

— У тебя есть версия? — подчёркнуто нейтрально поинтересовался Дэвид.

— Не надо считать меня полной идиоткой! И щадить меня тоже не надо! Существует единственное объяснение случившемуся: наши враги в последний момент о чём-то договорились между собой, и думать, что канал выведет «Счастливчика» к Земле, по меньшей мере, наивно…

— Но сканер показывал именно окрестности Солнечной Системы, — возразил Олег.

— Не знаю, что показывал ваш сканер, — уже спокойней сказала девушка, — но я готова побиться об заклад, что на Землю мы не попадём!

— Не исключено, — вздохнул Антон. — Но полагаю, это не повод для ежеминутного самобичевания…

— Это повод для скорейшего ремонта корабля! — злобно сказала Сьюзен. — А вы тут всё прикалываетесь…

— Я занимаюсь кораблём восемнадцать часов в сутки, — холодно сказал Антон, поднялся, выбросил остатки ужина в утилизатор, и вышел из кают-компании.

Форестер допил вино и тоже вылез из-за стола.

— Пойду, вздремну, — сказал он.

Олег и Сьюзен остались в помещении одни. Девушка елозила последним кусочком мяса по своей тарелке, словно пытаясь добиться, чтобы на ней не сохранилось ни единой капли соуса. В её глазах стояли слёзы.

— Зря ты так… — сказал Олег.

— Извини, вырвалось, — прошептала Сьюзен.

— Да я не о том… зря ты так переживаешь…

— Хотела бы я на тебя посмотреть… — уронив голову на руки, она разрыдалась.

Олег придвинулся поближе и, обняв девушку за подрагивающие плечи, поцеловал в шею. Сьюзен уткнулась ему в грудь мокрым лицом.

— Мне страшно, — всхлипнула она.

Олег гладил её волосы, целовал зажатую в руке ладонь.

— Ничего, — сказал он. — Всё обойдётся. Знаешь, когда мы удирали, мне вдруг подумалось, может это и к лучшему… может нам с тобой стоит подумать о чём-то большем…

— В смысле?

— Ну… — Олег судорожно сглотнул. — Ну, в смысле нас двоих… то есть уже троих…

49
{"b":"26151","o":1}