ЛитМир - Электронная Библиотека

Сьюзен отстранилась, тревожно посмотрела в его глаза.

— А что? — смутился Олег. — Чем я хуже других? Вот Антон уже «родил» и ничего, летает. Да и Форестер семейный, правда, детей вроде нет. А мы начнём сразу с ребёночка…

Сьюзен отрицательно покачала головой, повисшая на кончике носа капелька слёз сорвалась и упала Олегу на руку, его будто током ударило.

— Но почему?

— Извини, — она встала. — Тебе пора отдохнуть… — Девушка пошла к двери.

— Большое спасибо за заботу, — бросил ей вслед Олег.

Остановившись на пороге, Сьюзен обернулась.

— Ребёнок, принесший своим зачатием столько бед, никогда не будет счастлив сам и не доставит радости родителям… где-то в глубине подсознания будет жить клеймо ужаса и ненависти… я так не хочу… — она вышла.

Олег сидел, словно оплёванный.

— Ну и хрен с тобой! — крикнул он в закрывшуюся дверь. — Подумаешь… у-у придурок, это же надо так дёшево купиться…

Обида жгла горло, и не столько потому, что его отвергли в принципе, а больше из-за формы, в которой был дан отказ. От него и его ребёнка отмахнулись брезгливо, как от грязи, которую терпят, пока нет возможности помыться.

Олег скинул остатки ужина в утилизатор, спустился на нижнюю палубу и, обливаясь потом, принялся за дело. Температура здесь до сих пор была выше сорока градусов, а отладить энергобаланс корабля всё никак не удавалось.

Скоро образ женщины, каких тысячи, был вытеснен из его сознания куда более насущными проблемами…

К началу седьмых суток им худо-бедно удалось подлатать корабль. Основные системы были выверены и не вызывали опасений. Волнения, связанные с ожиданием выхода из канала, достигли апогея примерно за три часа до расчётного времени. Потолкавшись в кают-компании и по коридорам, экипаж и пассажиры без всякой необходимости осели в рубке. Обзорные экраны пока были пусты, оставалось пялиться на индикацию пульта, от чего уже рябило в глазах. Сопровождавшие это занятие короткие никчёмные диалоги носили излишне оптимистичный характер, явно не соответствовавший напряженности момента. После того разговора Олег и Сьюзен держались между собой подчёркнуто вежливо и отстранённо. Это не могло остаться незамеченным остальными, но виду никто не подавал. Коваленко железной хваткой подавил всякие эмоции, связанные с мисс Стенли, и теперь был только благодарен судьбе за очередной наглядный урок.

— Вот доберусь до моей Люськи, — мечтательно сказал Антон. — Уткнусь носом между сисек и…

— Кому что… — вздохнула Сьюзен.

— И буду плакать два часа! — взвился Антон. — А ты о чём?

— Так и я об этом, остальное ты, наверное, уже разучился… или жена твоя забыла…

— Чего забыла? Что за наезды!

— Да, ничего… найдётся такой «благодетель», осчастливит девушку, а потом шасть на полгода в космос и поминай как звали, сидя на вибраторе…

— Злая ты стала, — резюмировал Антон.

— С вас пример беру!

— А я думаю, он там будет молиться, — сказал Дэвид.

— Где? — не понял Олег.

— Ну, между сисек… — пояснил Форестер. — Успокаивает…

— Тьфу, прекратить болтовню, а то сейчас живо всех по каютам отправлю, — грозно сказал Олег.

Болтовню прекратили, но легче от этого никому не стало. Тихий размеренный гул работающего оборудования, ранее вовсе не привлекавший внимания, теперь был похож на зловещий скрежет аварийного тормоза, тщетно пытающегося остановить колесо судьбы.

«До выхода из канала — одна минута», — буднично сообщил компьютер.

У Олега по спине побежали мурашки. «Да что же это делается, — подумал он, зябко передёрнув плечами. — Нервы никуда не годятся, так недолго и какую-нибудь фобию подхватить».

«Внимание! Выход!»

Навалилась перегрузка. Корабль мелко затрясся. Индикаторы вновь «сошли с ума». По их показаниям, «Счастливчик» то подвергался воздействию давлений и температур, бушующих в недрах Солнца, то оказывался в глубоком вакууме, а то и вовсе одновременно и там и там. В общем, обычная для завершения прыжка свистопляска. Переходные процессы, мать их. Сейчас… сейчас всё устаканится и аппаратура отразит реальные параметры внешней среды. Потом включится обзорный экран, и можно будет либо облегчённо вздохнуть, либо с перепугу бежать облегчаться в другом месте…

Звездолёт ещё пару раз вздрогнул и успокоился. Перегрузка отпустила. Всё! Олег сфокусировал зрение на мониторе. Ничего! По отображаемым на нём данным вокруг «Счастливчика» ничего не было. Ни света звёзд, ни магнитных и гравитационных полей, ни жёстких излучений, ни космической пыли… Олег выругался. Система контроля явно дала сбой. Ладно, сейчас посмотрим. Засветился обзорный экран, вернее зачернел полным отсутствием света. Камеры внешнего наблюдения не фиксировали никаких материальных объектов в диапазоне от инфракрасных до ультрафиолетовых лучей.

Корабль находился в абсолютном вакууме или вообще выпал из реального мира…

12

Антон копошился за пультом, подключал резервные блоки, запускал тестирующие программы. Бортовой компьютер на все ухищрения выдавал один и тот же ответ: «ОК». Типа всё о’кей: датчики, анализаторы, видеокамеры, каналы связи, системы отображения, — всё «ОК». Только за бортом ничего нет. Вселенная исчезла. Звёзды, галактики, туманности, квазары, пульсары, чёрные дыры — всё разом провалилось в преисподнюю…

— Идиотизм! — процедил Антон, откидываясь на спинку кресла. — Пусто…

Он посмотрел на Олега. Тот сидел, подперев кулаком подбородок, и из-под нахмуренных бровей неприязненно разглядывал технический монитор.

— Может, полетаем туда-сюда, — предложил Дэвид.

Олег хотел нагрубить, но сдержался. «Хорошо хоть Сьюзен помалкивает, — подумал он. — Надо было всё-таки отправить их по каютам…»

— Куда «туда» и куда «сюда»? — раздраженно поинтересовался Антон. — И кто сказал, что мы стоим на месте, а не двигаемся равномерно и прямолинейно с охренительной скоростью? Ориентиров-то нет!

— Да всё равно «куда»! — повысил голос Форестер. — Давайте выбросим маяк, он и будет нашим ориентиром. Разгонимся относительно него и попробуем прыгнуть…

— Ерунда, — махнул рукой Антон. — Программа прыжка не запустится без привязки к визуальным координатам.

— А ты включи эмуляцию — наверняка есть режим!

— Что-то ты слишком много знаешь для обыкновенного строителя… — заметил Антон.

Форестер промолчал.

— И вообще, помнится перед бегством с чужого корабля ты хотел поведать нам нечто важное, или мне показалось?

— Показалось… — подтвердил Дэвид.

— Жаль, — вздохнул Антон, — занимательная история из жизни строителей была бы сейчас очень кстати…

Дэвид проигнорировал издёвку.

— Антон! — позвал Олег.

— Слушаю, командир…

— Готовь радиобуй.

— Авантюра! Как можно прыгать из одной неизвестности в другую?!

— Есть иные предложения? — Олег вопросительно уставился на своего второго пилота.

— Подождать!

— Чего?

— Э-э… со временем что-то же должно проясниться…

— Сколько будем ждать? Неделю, месяц?

— Я против! — встряла в разговор Сьюзен. — Давайте прыгать немедленно! Лично у меня нет времени прохлаждаться…

— Ну, если женщина просит… — Антон отвернулся к пульту. — Опаньки! — Раздался его восторженный возглас. — В окружающем пространстве обнаружены молекулы какого-то вещества. Щас проанализирую. — Пальцы шустро забегали по клавишам.

Все затаили дыхание, глядя ему в спину. Будто почувствовав это, Антон прикрыл череп ладонью левой руки, а спустя минуту туда же легла и правая. Сёмин переплёл пальцы на затылке и застыл, как кролик перед удавом.

— Что там?! — не выдержал Олег.

Антон, не отрывая рук от головы, словно опасаясь за её целостность, повернул к нему свою вытянувшуюся физиономию и растерянно сказал:

— Это молекулы из обшивки нашего корабля. По-моему, мы испаряемся! Или диффундируем… — он нервно хихикнул. — Причём довольно быстро!

— Пиз…ц подкрался незаметно, — охарактеризовал ситуацию Олег.

50
{"b":"26151","o":1}