ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Древние города
Дьюи. Библиотечный кот, который потряс весь мир
#INSTADRUG
Пятьдесят оттенков свободы
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Свой, чужой, родной
Желтые розы для актрисы
Нелюдь. Великая Степь
Элиты Эдема

Далласу надоели эти хождения вокруг да около.

— Нельзя ли ближе к делу… — попросил он.

— Служба Безопасности не имеет права морочить людям головы всякими сомнительными происшествиями, — Пол будто не заметил реплики Ника. — На то есть жёлтая пресса!

В возникшей паузе был едва слышен шорох воздуха, прокачиваемого по каналам системы жизнеобеспечения, да мерное попискивание компьютера, тщетно силящегося обратить на себя внимание пользователя.

Шеннон глянул на экран, коснулся сенсоров. Писк прекратился.

— Никто из нас не стремится к подобной популярности, — покосившись на Сьюзен, примирительно сказал Антон. — И мы готовы взять на себя соответствующие обязательства… — Ему не терпелось отделаться от навязчивой опеки СКБ и отправиться домой к жене и детям.

— Я хочу, чтобы вы отнеслись с пониманием к ответственности, ложащейся на ваши плечи, — печально сказал Шеннон. — К тому же в этом деле есть определённые нюансы, о которых вы пока не знаете…

Даллас опустил глаза и облизал мгновенно пересохшие губы. Он предчувствовал, что «определённые нюансы» коснутся в первую очередь именно его.

— Вот вы в своих рассказах приблизительно одинаково оцениваете проведённый в плену отрезок времени, — продолжил Пол. — Эту же величину зафиксировали и ваши персональные хронометры… Два месяца… Но с момента исчезновения «Счастливчика» на Земле прошло не два, а двенадцать месяцев!

Ник не поверил своим ушам, однако, судя по тому, как вытянулось лицо Антона, как мгновенно «остекленел» взгляд Олега и безвольно опали плечи Сьюзен, прозвучавшее число было понято им правильно.

— Целый год? — недоверчиво уточнил Антон.

— Да, — Шеннон внимательно следил за их реакцией, — двенадцать месяцев и пять дней.

— Какой ужас… — прошептала Сьюзен. — Родители меня, наверное, уже похоронили.

Олега на Земле никто не ждал, и в этом плане он мог быть совершенно спокоен, но очередное доказательство беспомощности человека перед бездной мироздания поразило его до глубины души.

Даллас испытал жгучее чувство горечи от осознания того, что опять заставил страдать Кэтрин, а ещё он прикинул, какой процент с полученной им перед вылетом суммы затребуют её владельцы, и понял — место жительства придётся сменить.

— Так что же вы до сих пор молчали! — возмутился Антон. — Надо же немедленно сообщить семьям, что мы живы!

— Сначала необходимо покончить со всеми формальностями… — осадил его Пол.

— Лично я готов покончить с кем угодно! — нетерпеливо хлопнув по подлокотникам своего кресла, заявил Антон. — Что от меня требуется?

— На терминалы в ваших каютах выведена легенда, которую вам предстоит выучить наизусть. Будьте внимательны! С этого момента, всем и всегда вы должны сообщать о своём чудесном спасении лишь то, что изложено в этом документе. Там же ознакомитесь с мерой ответственности и, только скрепив эти файлы личным идентификационным кодом — получите разрешение покинуть базу…

— Можно приступать? — Антон стремился побыстрее попасть домой, успокоить жену, порадовать детей. Но от его желания сейчас мало что зависело. Пока документы не подпишут трое других «потерпевших» — путь на Землю ему был заказан.

— Приступайте…

Помалкивавший до этого Мэтьюс поднял руку.

— Да! — очень натурально спохватился Шеннон. — Теперь, когда вам известно о ситуации нечто большее, вспомните ещё раз подробности того, что с вами происходило и, если появятся какие-то мысли, изложите их, пожалуйста, Неду. — Он встал, давая понять, что аудиенция закончена.

Когда широкая спина Далласа, выходившего последним, исчезла за дверью, Шеннон покосился на Мэтьюса.

— Ну? — бросил он.

— Они были в шоке… — констатировал Нед, протягивая ему замаскированный под блокнот маленький экранчик, отображавший результаты работы вмонтированных в кресла датчиков. — Очень сильное потрясение. Ни один актёр не способен на имитацию подобного всплеска эмоций…

— Значит, эта новость была для них действительно неожиданной? — уточнил Пол.

— Вне всяких сомнений! — подтвердил Нед.

— Ладно… посмотрим, как они поведут себя на Земле…

6

Быт сотрудников Службы Безопасности, несущих вахту на орбите Земли, оказался обустроен весьма комфортно. Помимо искусственной силы тяжести и множества засекреченных лабораторий, на базе имелись также: бассейн, теннисный корт, тир, два спортивных зала, ресторан и несколько пивных баров.

После того как были изучены и подписаны все документы, Антон предложил отметить относительно благополучное возвращение на Землю «пьяным дебошем». Небольшое, уютное заведение, совмещённое со смотровой площадкой третьего яруса, вполне подходило для этих целей. Даже порядком опостылевшее им звёздное небо теперь радовало глаз очертаниями знакомых созвездий.

Антон и Сьюзен только что беседовали по телефону со своими родственниками и ещё находились под впечатлением от этого недолгого, но весьма трогательного общения. Через двое суток транспортный корабль должен был доставить их на Землю.

Олег совершенно не представлял, чем будет там заниматься. Даже тех денег, которые удалось выудить у «доверчивых охотников за семенной жидкостью», не хватит на покупку нового корабля. Да и хочется ли ему вновь связываться с этим бизнесом? Кроме того, в его сердце поселилась какая-то неосознанная тоска. Он больше не хотел быть «волком-одиночкой», но снова попытаться поговорить со Сьюзен не позволяла ущемлённая гордость.

Они расположились в глубине зала. Для начала заказали бутылку шампанского и лёгкие закуски.

— Ты Далласа позвал? — спросил Олег.

— Конечно! — откликнулся Антон. — Он сказал, что по дороге заглянет к Шеннону договориться о ближайшем рейсе в сторону Лебедя. Просил без него не начинать.

— Бедненький, — вздохнула Сьюзен, — Ему придётся ждать встречи с женой ещё недели две…

— Да-а уж… — мечтательно протянул Антон. — Я, когда звонил, боялся, что моя Люська сойдёт с ума от счастья…

— Ну и как? — нейтрально поинтересовался Олег.

— Вроде выдержала, только ревела в три ручья. Про детей так толком ничего и не сказала, заладила: «всё нормально, всё нормально». Хотела ехать встречать, еле уговорил её ждать меня дома.

Олег взял вилку и, подцепив из салата маленький грибочек, стал его хмуро разглядывать.

— Твою жену действительно зовут Люся? — спросила Сьюзен.

— Нет, Лариса… А что?

— По-моему, «Люська» звучит как-то обидно, — ответила она. — Как будто какое-то домашнее животное кличут…

— Ой, — Антон сморщился, — по большому счёту все мы животные, и хорошо если домашние, а то ведь порой и совершенно дикие экземпляры попадаются… К тому же ей нравится, а ваш приступ феминизма мы сейчас утопим в вине. Ну, где этот Даллас бродит?

Олег отправил грибочек в рот, и сосредоточенно пожевав, учтиво спросил:

— А ты бы как хотела, чтобы тебя муж называл?

Сьюзен явно смутилась. Ей на помощь пришёл Сёмин:

— Оставь девушку в покое. Я правильно изложил вашу мысль? — Он, слащаво улыбаясь, накрыл своей ладонью её тонкую кисть.

Олег хмыкнул и подцепил из тарелки гриб побольше. Сьюзен элегантным движением высвободила руку.

— Антон, не надо строить несбыточных надежд… — проникновенно попросила она. — Подумай о детях… — Но не выдержав лицедейства до конца, прыснула и, энергично пододвинув к себе тарелку, нацелилась на салат.

Коваленко смачно слизнул с вилки большую, тёмно-коричневую шляпку.

— Прекратите жрать! — деланно возмутился Антон. — Это неприлично! Мы ждём товарища…

— Угу, — кивнул Олег. — Наливай!

— Нет! — Антон глянул на часы. — Ещё десять минут…

Олег округлил глаза и, гулко стукнув кулаками в собственную грудь, прорычал:

— Я голоден!!!

— Он убьёт себя! — давясь от смеха, воскликнула Сьюзен.

— Этого никто не заметит… — ляпнул Антон.

Вроде бы ничего не произошло, но веселье как-то разом улетучилось. Олег опять «остекленел». Сьюзен отвернулась к большому экрану, на котором очередной суперпевец вымучивал новый шлягер.

74
{"b":"26151","o":1}