ЛитМир - Электронная Библиотека

Она чувствовала себя ужасно. Не имея возможности ни сказать правду, ни жить по-прежнему, женщина мучительно пыталась найти достойный выход из создавшегося положения. Кроме того, ей невыносимо хотелось встретиться с Ником, объяснить, ради чего она пошла на всё это.

Он должен понять и простить, иначе она не видела, откуда сможет черпать силы для дальнейшей жизни. Кэт прекрасно знала, что для того, чтобы пообщаться с Ником, ей необходимо поставить Службу Безопасности в такие условия, при которых её сотрудники сами будут вынуждены организовать им свидание. Кое-какие идеи у неё были, но все они требовали длительной подготовки, а Кэт очень боялась, что Даллас успеет подписаться на какую-нибудь авантюру.

В то же время ей было жалко Алекса. Уж он-то точно ни в чём не виноват, однако судьба вновь решила лишить его так и не обретённого счастья.

Алекс поднялся на второй этаж, заглянул в детскую. Кэт и ребёнок мирно спали.

Осторожно притворив дверь, он пошёл собирать вещи. У него в запасе оставалось всего полчаса. Переодевшись и покидав в сумку предметы первой необходимости, Земцов спустился в гостиную. Там, присев на край стола, он задумался. Следовало, конечно, разбудить Кэт и поговорить с ней ещё раз, но он поймал себя на том, что боится этого разговора. Ему гораздо легче было позвонить ей из космопорта и, сообщив о своей длительной командировке, покинуть Землю, оставаясь в плену несбыточных надежд. Он предчувствовал, что она может сказать ему нечто такое, что поставит окончательную жирную точку в их отношениях.

Неожиданно на лестнице появилась Кэтрин. Она словно прочла его мысли и решила, что «точка» всё-таки не помешает. Её тревожный взгляд заставил Алекса расправить опавшие плечи. Последнее, что он мог себе позволить, это мужественно принять любой приговор.

— Уезжаешь? — медленно спускаясь вниз, тихо спросила она.

— Штаб военно-космических войск проводит большие манёвры. Мне предложили возглавить оперативную группу… я согласился…

— Какие ещё манёвры? — нахмурилась Кэт. — И почему ты?

— Будут задействованы все имеющиеся силы, — пояснил Алекс. — Мой опыт может быть полезен…

— Странно… — на её лице появилось озабоченное выражение.

— Что?

— Чего это они вдруг?

— Давно пора было, — посуровел Алекс. — Теперь спохватились!

— А что случилось?

— Не знаю…

— Врёшь!

— Нет!

— Алекс, умоляю, скажи мне правду!

— Я всегда говорил тебе правду… — укоризненно произнёс он.

Кэт стояла, нервно покусывая губы, в её глазах разгорелся лихорадочный огонь.

— Что с тобой? — спросил Алекс.

— Ты надолго? — опять не ответила Кэт.

— Ну, месяца три-четыре, не меньше, сама понимаешь…

— Да, конечно…

Кэт подошла к окну. Она была уверена, что происходящее напрямую связано с возвращением Ника, и теперь совершенно не знала, как поступить.

Алекс неслышно приблизился, взял её за плечи. Она вздрогнула, но не отстранилась, как это неоднократно случалось в последнее время.

— Чего ты боишься? — шепнул он.

Кэт закрыла глаза. Сейчас она боялась разрыдаться.

— Почему ты стала меня избегать? — вопрос его мучительных раздумий, облечённый в слова, прозвучал просто и даже примитивно.

— Прости меня…

— Это не ответ.

Кэт промолчала.

Алекс глянул на часы.

— Мне пора, — сообщил он. — У тебя будет время, чтобы успокоиться, подумать и принять окончательное решение. Имей в виду: жить с тобой, как с соседкой, я не хочу!

Он отпустил её плечи, подхватил сумку и направился к выходу.

— Подожди! — Кэт резко развернулась.

Алекс замер. Его сердце гулко ломилось вон, наружу, бежать. Он был уверен, что ничего хорошего ему сейчас не скажут.

— Подожди… — повторила Кэт упавшим голосом. — С моей стороны бессовестно просить тебя о помощи, но ты единственный, кому я могу довериться в этой ситуации…

Алекс с трудом унял разыгравшиеся эмоции и повернулся к ней. Сработал какой-то защитный рефлекс, и теперь он вновь ощущал себя молодым циничным офицером, на котором бабы вешаются гроздьями — только успевай штаны расстёгивать.

— Помоги мне найти Ника!

Алекс нахмурился. Ему показалось, что Кэт бредит. Ну конечно, у неё нарушилась психика, а он, вместо того чтобы стать ей опорой в трудную минуту, решил самоустраниться, сбежать, как безмозглый самолюбивый самец…

— Не смотри на меня так… — жалобно попросила Кэт. — Я в своём уме! Ник не погиб. Он подписал со Службой Безопасности какой-то особый контракт…

— Откуда ты знаешь? — хмуро спросил Алекс.

— Один из членов экипажа «Счастливчика» вынужден был сказать мне правду…

Алекс воспринял новость с поразительным хладнокровием. Он даже чуть обрадовался. Нет, не тому, что Даллас жив. Как это ни кощунственно звучит, но на сей факт ему по большому счёту было наплевать. Просто теперь всё встало на свои места, не осталось ни надежд, ни тревог. Ловушка, в которую он сам сунул свою душу, захлопнулась. Кого винить? Кому плакаться? Сам виноват! Зато какая поразительная лёгкость в голове, прямо хоть сейчас на небеса, впрочем он ещё сумеет правильно распорядиться остатком жизни, которая более никого не касается…

14

Даллас изо всех сил старался забыть Кэт. Большое количество работы и неожиданно появившаяся новая подруга способствовали поставленной задаче как нельзя лучше.

Поначалу он сильно подозревал, что Вика оказалась в его объятиях не случайно. Службе Безопасности, несомненно, хотелось знать, чем живёт, о чём думает и мечтает её новый, весьма своеобразный, сотрудник. Однако Вика не давала ему ни малейшего повода усомниться в искренности своих чувств. В конце концов, Ник решил, что даже если она и пересказывает кому-то произнесённые им вслух мысли, то от этого её улыбка не становится менее влекущей, кожа не теряет гладкости, а оргазм — бурности.

Жизнь научила его относиться терпимее к правилам игры. Попытки добиться идеальной справедливости ещё никогда ни к чему хорошему не приводили.

Кроме того, её излишнюю разговорчивость, если таковая всё же присутствовала, можно было использовать для убеждения руководства СКБ в необходимости срочных активных действий. Тем более что именно Вика занималась расшифровкой обозначений, связанных с координатами прыжка, заложенными в бортовой компьютер непосредственными хозяевами корабля.

Даллас фактически переселился в её каюту. Днём они с переменным успехом ломали головы над нестандартной логикой инопланетного разума, а ночью, с неизменным вдохновением, занимались сексом.

Спустя пару недель их творческий союз принёс первые, конкретные результаты. Перелопатив огромное количество справочного материала, они пришли к выводу, что действительно имеют дело не с «шуткой» или ошибкой системы навигации чужого звездолёта, а с неким обособленным миром, название которого дословно переводилось как «Пространство пути». Что под этим понимали рептилии и зачем им понадобилось отправлять туда захваченный в плен экипаж «Счастливчика», оставалось неясным.

Окрылённый мелькнувшим лучиком надежды на разгадку, Ник с утроенной энергией набросился на изучение данных, хранящихся в памяти «трофейного» корабля. Но никакой дополнительной информации, касающейся сути понятия «Пространство пути», обнаружить, никак не удавалось.

Даллас злился. Он чувствовал, что находится за полшага от какого-то великого открытия, но всё больше убеждался, что эти «полшага» можно преодолеть, лишь совершив прерванный прыжок.

После того как на очередной рапорт о необходимости проведения подобного эксперимента был вновь получен категорический отказ, Ник решил действовать иначе.

Как-то вечером он появился на пороге Викиной каюты с бутылкой коньяка, коробкой, набитой деликатесами, и загадочным выражением на своей тщательно выбритой физиономии. Она едва успела принять душ и выглядела очень призывно, но Даллас пришёл не за этим.

Сегодня они ещё не виделись. Вика целый день составляла отчёт о проделанной работе, а Ник, как обычно, пропадал в недрах исследуемого объекта.

82
{"b":"26151","o":1}