ЛитМир - Электронная Библиотека

Хуберу удалось не только крепко пугнуть плюющиеся кислотой шары, но и «взять языка». При детальном изучении выяснилось, что пленник представляет собой неразумную космическую форму жизни. Таким образом, было доказано, что, по крайней мере, с этой стороны Земле ничто не угрожает.

Люди вздохнули с облегчением и восторгом. Кругом только и говорили о новом открытии. Учёные всех мастей едва не рвали друг друга на части за право исследовать внеземную жизнь, которая и впрямь представляла интерес для многих научных направлений.

Впрочем, спустя совсем немного времени, в контакт с землянами вступили представители миссии Союза Разумных Систем, и космические шары ушли на второй план. Планету захлестнул такой информационный поток, что компьютеры едва успевали перекачивать терабайты данных. Земная цивилизация перешла на новый, ещё более непонятный виток своего развития.

Как бы там ни было, но военно-космические силы предстояло развивать и совершенствовать. Всё, что в этом направлении удалось сделать генералу Земцову, мгновенно и безнадёжно устарело.

Достойным преемником Земцова на должности командующего стал Хубер. Молодой энергичный полковник сразу понравился Алексу, и он с лёгким сердцем передал ему своё детище. Впоследствии они некоторое время почти не общались. Но, когда Земцов перешёл на работу в Академию, то есть фактически вернулся в военно-космические силы, Хубер частенько консультировался у него по различным аспектам боевой подготовки личного состава флота.

Именно Хуберу принадлежала инициатива привлечь Алекса Стратега на крупнейшие учения в качестве военного советника. В СКБ почему-то поначалу восприняли это предложение весьма прохладно, но потом дали «добро».

Когда Земцов поднялся на борт нового суперсовременного крейсера, все его печали и тревоги ушли на второй план. Он окончательно убедился, что не создан для размеренной земной жизни, его место здесь — среди титана, пластика и чуткой электроники. Ему не было жалко потерянных лет. Лишь потеряв что-то, человек может почувствовать цену утраченного и порадоваться вновь обретённому.

Надо отдать должное провидению, оно было на стороне землян. Едва земной флот развернулся в боевой порядок, а учебные цели покинули трюмы транспортников, — из пространственного канала повалили корабли Чужих. Таким образом, их первый удар пришёлся как раз на долю космического мусора.

Пока Чужие жгли и кромсали вышедшую из употребления технику, Хубер успел связаться с Землёй и доложить обстановку. Ответ запаздывал, но адмирал не терял времени даром. Он прекрасно понимал, что отойти под прикрытие марсианских баз они уже не успеют, а посему, не дожидаясь формального подтверждения командования, отдал боевой приказ. Лично от себя адмирал добавил, что благодарен судьбе за оказанную ему честь защитить родную планету и пожелал всем удачи. Затем он сделал несколько распоряжений, касающихся порядка вступления в бой, и расставил акценты на схеме преемственности управления и огневой поддержки.

Земцов, возглавлявший на флагмане группу штабных офицеров, был срочно переправлен на крейсер «Непобедимый». Крейсером командовал молодой майор. Этот поход был первым и теперь, возможно, последним в его жизни. Приказ о передаче своих полномочий генералу Земцову он воспринял с пониманием и, как показалось Алексу, с облегчением.

Лишь только Алекс занял в боевой рубке крейсера командирское кресло, на связь вышел Хубер.

— Освоился? — сосредоточенно поинтересовался он.

— Да, я готов!

— С Земли пришёл приказ — любой ценой задержать продвижение агрессора вглубь системы…

Алекс кивнул.

— Задержим. На большее нас всё равно не хватит… я смотрю, численность их кораблей перевалила за пятьсот единиц.

— За шестьсот, — поправил его адмирал.

Алекс вгляделся в экран.

— Тем более, — сказал он. — Хотя много мелочёвки. Её оттянут на себя истребители, а мы займёмся главными силами. Отклонение десять градусов. Видишь? По-моему, этот самый крупный…

— Слишком плотно прикрыт, — с сомнением произнёс Хубер.

— Ничего, будем прореживать! Единственный наш шанс на успех — лишить противника направляющей силы.

— Земля предполагает, что нас атакует флот рептилий, — сообщил Хубер.

— Вот как! — посуровел Алекс. — Опять эти мерзкие рожи!

— Ну что, начнём?! — оживился адмирал.

— Командуй!

— Внимание! — Хубер включил основную систему оповещения. Сейчас его слышали абсолютно все, кому предстояло вступить в неравную схватку…

Ревя, словно загнанные в ловушку кровожадные звери, истребители один за другим покидали стартовые шахты авианосцев. Их экипажи были обречены. Они знали это, но продолжали выполнять свою работу. Что двигало этими людьми? Чувство долга? Безвыходность ситуации? Желание защитить своих близких? Призрачная надежда на спасение? Вряд ли они осознавали истинные мотивы охватившей их отчаянной решимости, тем самым ещё раз демонстрируя загадочные свойства человеческой души.

С самого рождения обречённые на смерть люди, порой способны получить от неё удовольствие…

Алекс внимательно следил за тем, как истребители расходятся широкими дугами, отвлекая на себя значительное количество мелких кораблей противника. Едва диспозиция была выстроена, авианосцы нанесли первый лучевой удар по врагу. Чужие, явно, не ожидали такой мощи. Около полусотни кораблей, двигавшихся в авангарде, потеряли боеспособность. Жаль, что и авианосцам для восстановления заряда в накопителях потребуется слишком много времени.

За дело взялись крейсеры. Выдав по три ракетных залпа и переключив всю энергию на защитные экраны, они ринулись вперёд. Задача была ясна — любыми средствами атаковать и уничтожить флагман рептилий. Вплоть до лобового тарана. Исходя из этого, действовать следовало быстро и решительно. Корабли огневой поддержки, образовав вокруг крейсеров защитную сферу, приняли на себя мощный ответ Чужих. Завертелась стремительная карусель космического боя. И хотя звездолёты воюющих сторон разделяли значительные расстояния, лучевое оружие и сверхскоростные ракеты делали своё дело.

Авианосцы, грузовозы и обслугу пришлось бросить на растерзание — они не могли двигаться с необходимым ускорением. Не считаясь с потерями, земляне рвались вперёд. Эфир переполнили отрывистые команды и матерные к ним пояснения.

Рептилии довольно быстро разгадали тактику людей, и по тому, как они засуетились, стало ясно, что земляне выбрали верное направление. Вот только надежд на то, что их выпад достигнет цели, с каждым часом становилось всё меньше.

К исходу вторых суток боя корабли огневой поддержки были рассеяны. Флагманский крейсер, получив солидную пробоину в реакторном отсеке — отстал, но не сдался. Хубер ушёл в глубокую оборону, время от времени превращая наиболее зарвавшиеся корабли противника в сгустки высокотемпературной плазмы. Второй крейсер вынужден был свернуть с курса, чтобы преградить путь шедшей на перехват крупной эскадре Чужих.

Только Алекс продолжал выполнение сверхзадачи. Впрочем и его ресурсы были на исходе. Он уже понял, что атака захлебнулась, и лишь по инерции отдавал распоряжения боевой группе и штурманам. Необходим был какой-то новый, нестандартный ход, а лучше если бы вдруг прибыло подкрепление. Но прыжки крупных кораблей внутри Солнечной — крайне опасны. Небольшая девитация несущей, и ещё одна планета превратится в пояс астероидов. Да и разогнаться они уже не успеют.

Стоп!

А зачем им разгоняться? При прыжке без разгона можно абсолютно точно задать координаты выхода… Правда из канала появится не отправившийся в прыжок звездолёт, а поток античастиц, равный ему по массе…

Так ведь это же замечательно! От возбуждения Алекс, забыв про перегрузку, чуть не подскочил.

— Связист! — гаркнул он в микрофон.

— Слушаю, сэр…

— Экстренное сообщение на Землю! Шифруй!

— Готов…

«Эффективно выполнить поставленную задачу не имею возможности. Прошу помощи! Соберите все крупные транспортные корабли, находящиеся на орбите Марса. В первую очередь желательно использовать рудовозы и танкеры. Запрограммируйте их компьютеры на прыжок по моим координатам. Без предварительного разгона! Повторяю — корабли должны уйти в прыжок без разгона! Короче, вызываю огонь на себя! Жду сообщения о готовности. Алекс Стратег».

86
{"b":"26151","o":1}