ЛитМир - Электронная Библиотека

Магазин стоял в четверти мили от него слева. Машина была повернута в другую сторону. Если Питер побежит, «свидетель» не успеет развернуться на узкой дороге.

Питер снова взглянул на магазин. Там стояло много машин.

Наверняка попадутся знакомые. Нужно только добраться туда.

На какой-то момент Питер почувствовал себя совсем маленьким и беззащитным против чудовища, поджидающего его в машине. Все, что он мог сделать — побежать к магазину и посмотреть, что будет дальше. По крайней мере, неожиданность даст ему хоть какое-то время.

Он пробрался между деревьев, перелез через проволочную ограду и побежал по полю. Четверть мили. Там его ждало спасение.

Автомобиль развернулся и поехал за ним.

«Смелый мальчик. Но ты же не будешь ловить попутку, правда? Ты же смелый».

Питер закрыл глаза и продолжал бежать — вернее, ковылять, спотыкаясь, по мерзлому полю.

«Смелый глупый мальчик».

«Что он может сделать, чтобы меня остановить?»

Ответ не заставил долго ждать.

— Питер, мне надо с тобой поговорить. Открой глаза!

Перед ним стоял Льюис Бенедикт в армейской куртке и тяжелых ботинках, заляпанных грязью.

— Вас здесь нет, — сказал Питер.

— Что ты говоришь? — Льюис пошел к нему. — Ты же меня видишь? Слышишь?

Я здесь. Послушай, я хочу поговорить с тобой о твоей матери.

— Она умерла, — Питер отступил, чтобы не приближаться к двойнику Льюиса.

— Нет.

— тот тоже остановился, как бы не желая пугать Питера. Машина на дороге тоже встала. — Нет ничего черного или белого. Она же не была мертва, когда ты видел ее в моем доме?

— Была.

— Ты не можешь быть в этом уверен, Пит. Она просто потеряла сознание.

— Нет. Они… они разорвали ей горло. Они убили ее. Как тех животных.

— Пит, ты ошибаешься, и я тебе это докажу. Тот человек в машине не обидит тебя. Пойдем к нему.

— Вы правда спали с моей матерью? — спросил Питер.

— Люди моего возраста иногда ошибаются. Делают то, о чем потом жалеют. Но это ничего не значит, Пит. Ты сам увидишь, когда вернешься домой. Она будет там, такая же, как всегда, — Льюис улыбнулся с вежливым сочувствием. — Не суди ее строго за ее ошибки, — он снова пошел к Питеру. — Поверь, я всегда хотел дружить с тобой.

— Я тоже, но вы не можете дружить со мной, потому что вы мертвый, — сказал Питер. Он нагнулся, зачерпнул снега и стал сминать его в руках.

— Хочешь поиграть со мной в снежки?

Довольно странно для такого взрослого парня.

— Мне жаль вас, — Питер бросил снежок, и то, что было Льюисом, превратилось в столб света.

В каком-то шоке он кинулся в то место, где перед этим стоял Льюис. В мозгу опять что-то зашептало, но он не различал слов. На него опять навалились гнев и боль, как тогда, в доме Льюиса, когда оборотень держал за горло его мать.

Он посмотрел на дорогу. Синий автомобиль уезжал прочь. Нахлынула волна облегчения. Сам не зная почему, он выиграл.

Тяжело ступая, он пошел вперед. Ноги его были совсем холодными. Шаг, другой. Автостоянка была уже недалеко.

И тут он испытал еще большее облегчение. Навстречу ему от стоянки бежала его мать.

— Пит! — кричала она, всхлипывая. — Слава Богу!

Он застыл, глядя, как она приближается. На одной щеке у нее был большой синяк, волосы растрепаны, как у цыганки. Шею закрывал длинный шарф.

— Ты здесь, — сказал он, еще не веря.

— Они увели меня из дома… тот человек, — она остановилась в нескольких ярдах от него. — Он укусил меня… я потеряла сознание… боялась, что они тебя убьют.

— Я думал, что ты умерла. Ох, мама.

— Бедный! — она протянула к нему руки. — Поехали скорее отсюда. Так будет лучше для нас обоих.

Он закрыл глаза рукой.

— Потом поплачешь, — сказала она. — Думаю, я буду плакать еще неделю. Поехали.

— Как ты вырвалась? — он пошел к ней, готовый обнять, но она отступила и пошла к стоянке.

— По-моему, они решили, что я не смогу убежать. Но свежий воздух привел меня в чувство. Я ударила этого человека сумкой по голове и убежала в лес. Они меня искали. Никогда я так не боялась. А здесь их нет?

— Нет. Был один, но он уехал.

— Слава Богу. Теперь нам надо скорее уезжать.

Он поглядел ей в глаза, и она потупилась.

— Я знаю, Пит, мне придется тебе многое объяснить. Но не сейчас. Мне нужно добраться до дома и забинтовать шею.

А там подумаем, что сказать отцу.

— Ты не скажешь ему правду?

— Пока нет, — она виновато взглянула на него. — Тебе скажу, но потом, потом. Сейчас мы живы, и это главное.

— Ладно. Мама, я так… — он смешался. Эмоции были чересчур сильны, чтобы их можно было выразить. — Мне тоже нужно тебе многое рассказать. Тот человек убил Джима Харди.

— Я знаю, — сказала она.

— Знаешь?

— То есть, я так и подумала. Быстрее, Пит. У меня болит шея. Я хочу домой.

— Ты сказала «знаю».

— Питер, не устраивай мне допрос.

Питер в тревоге оглядел стоянку и увидел синий автомобиль, притаившийся на самом ее краю.

— Ох, мама. Они сделали это. Ты не…

— Хватит, Пит. Я вижу, кто может нас подвезти.

Синий автомобиль тронулся с места. Питер пошел к матери, глядя на нее в упор.

— Ладно, поехали.

— Вот и хорошо, Питер, все будет хорошо, вот увидишь.

Мы оба натерпелись, но горячая ванна и сон приведут нас в чувство.

— Тебе придется накладывать на шею швы.

Она улыбнулась.

— Да нет, что ты. Достаточно забинтовать. Что ты делаешь, Питер? Мне больно!

Автомобиль подъехал уже совсем близко.

— Питер, не надо, мы сейчас поедем…

Он ткнул ее пальцем в щеку. Все вокруг засверкало, раздался невыносимо громкий гудок, и он закрыл глаза.

Когда он их открыл, матери не было, а синяя машина подъезжала к нему. Он нырнул за стоящую рядом машину и побежал к магазину. Из него как раз выходила Ирменгард Дрэгер, мать Пенни, со свертками. Слезы облегчения покатились по его лицу.

Еще одна история

Глава 10

В отеле миссис Харди удивленно посмотрела на него, но показала номер писателя. Она долго смотрела ему вслед, пока он поднимался по лестнице, и он знал, что надо поговорить с ней, что-то объяснить, но у него просто не было сил.

Он отыскал дверь Дона Вандерли и постучал.

77
{"b":"26154","o":1}