ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Полубезумный от ярости – от обиды – вследствие раскрытия Преступления сон бежит меня – я дрожу и потею, от пота намокает одежда, я не могу есть – эти Блаженства сыплются на меня в залог Конца – когда я погибну – чтобы обрести Вечность…

Мои недруги мучают меня – я взываю к ним – как в прежние времена – у меня преимущество – моя Армия могущественней – в разведке – новую Возможность я обрел в Критической Ситуации – Врагу неведомо мое Земное Имя – И даже больше – я узнал, что их Двое – большое Преимущество – Они не подозревают – и явят мне Одного – в то время, пока я подчиню себе Время…

А в разгаре Гнева – я зальюсь Смехом – в знак уважения к Игре…

Я кладу ручку – и закрываю Книгу – Триумф торопит меня – Мои Бессердечные Прародители…

116

За полсекунды до того, как нас унесло в Боулдер, штат Колорадо, я вновь воссоединился со своей тенью.

Как в детстве, я испытал отвращение от посягательства и вторжения, и в этот раз я почувствовал отвращение Роберта как свое собственное. Нам было уже не по девять, а по тридцать пять, и шок оказался гораздо сильнее. Однако я стал более Робертом, чем понимал это: силы, что открыл я сам, и те, что были знакомы брату всю его жизнь, мирно поселились «под одной крышей». Снова случилось потрясающее слияние в наше с ним неразгаданное единство, а вместе с этим пришли твердость и решимость, которые никоим образом не стирали его и мою индивидуальности. Каждый из нас знал то, что знает другой, чувствовал, что чувствовал другой, однако в рамках этого симбиоза оставались прежние личность Роберта и личность Нэда. К нашему удивлению, решения принимал Нэд.

Вернувшись в тысяча девятьсот шестьдесят седьмой год, мы стояли на лужайке перед домом Анскомбов, наряженные в розовые спортивные куртки с рисунком на темы игры в гольф. Чудовищной кнопкой нависла над горным хребтом луна, воздух напоен хвоей. Голубым пламенем светится окно в новой пристройке в дальнем левом крыле дома. Мистер Икс образца шестьдесят седьмого года крадется в поисках своего сына. Лучик голубого света, выброшенный словно флаг иронического приветствия, нашим Мистером Иксом, Кордуэйнером Хэтчем, пробился сквозь щель между шторами гостиной. На ступенях чердачной лесенки девятилетние Роберт и я встречаемся в первый раз. Ни нынешние мы, ни демон в гостиной не видны, потому что тогда нас не было.

Хорошо знакомая сила повлекла нас сквозь входную дверь. В бесформенном одеянии, доходившем почти до пят, с книгой «Спокойной ночи, луна» в одной руке, волосы в беспорядке – миссис Анскомб неотрывно смотрела вниз на труп мужа. Наш Мистер Икс маячил за ее спиной, демонстрируя гротескную улыбку из-под полей шляпы. Миссис Анскомб ступила в лужу крови супруга. Фрэнк Синатра пел о том, как восхитительной ночью столкнулись сила, что необорима, и объект, что не сдвинешь с места.

Миссис Анскомб сказала:

– Говно на палочке. – Она повернула лицо к нам. – Ты кто, черт побери, Боб Хоуп?

Не видя тридцатипятилетнего мужчину, материализовавшегося у входной двери, Роберт смотрел на миссис Анс-комб из кухни. Словно повинуясь моим мыслям, миссис Анскомб посмотрела в его направлении и зашла еще дальше в лужу крови. Смутное понимание пробежало тенью на ее лице, и книга шлепнулась в кровь. Она закатила глаза.

– Зачем ты делаешь это? – закричала она. – Неужели ты не видишь, что я уже в аду?

– Не надо волноваться, миссис Анскомб, – сказал Кордуэйнер Хэтч. – О вас позаботятся, очень скоро позаботятся.

Ошеломленная, она сделала еще один шаг к кухне.

– Черт возьми, да я точно в аду, – заорала она, – только сукин сын не КРАСНЫЙ – он ГОЛУБОЙ!

Черная Смерть хэтчтаунских трущоб двинулась к нам. Тошнотворная волна безграничной ярости, отравленной безумием еще более глубоким, чем безумие Эллис Анскомб, хлынула от него, как только его рассудок попытался заглотить рассудок мой и Роберта. И только сейчас я впервые осознал, что могу противостоять его воле. Роберт взвыл:

– Делай что-нибудь! И я бросил ему:

– Погоди.

Рассудок Кордуэйнера нанес удар моему – так шквальный ветер бьется в дубовую дверь.

Это ничего не значит. Вперед!

Воздух сгустился, став твердым веществом, выдавил нас назад, через податливые стены – в маленькую комнату, заставленную картонными коробками. Кордуэйнер был в нескольких дюймах от нас От него несло речным придонным илом. Голубой свет пробивался из гостиной, где Мистер Икс образца 1967 года бранил миссис Анскомб. Наш Мистер Икс швырнул беззвучный рев возмущения в наши умы: «Ты, разрушитель, мерзкий маленький вандал! Ты чудовище!» Из кармана плаща он вытащил нож.

Неистовый вопль и серия приглушенных шумов поведали о кончине миссис Анскомб. Молодой Мистер Икс разочарованно взвизгнул, рванулся на кухню и оказался за пределами дома, устремившись в погоню за маленьким мальчиком, которому, как он понял, снова удалось ускользнуть от него.

– Вы, наверное, сердитесь из-за книг, да? – спросил его я.

Кордуэйнер схватил нас за плечо, крутанул и придавил к своей груди. И ткнул ножом нам в шею.

– Так вот что ты задумал? – спросил меня Роберт. – Пардон, в мои планы не входило быть прирезанным.

Я велел ему угомониться.

– Да, можно сказать и так. Я рассердился из-за книг. – Еще на восьмушку дюйма лезвие вошло в нашу шею. – Утоли-ка мое любопытство. Откуда ты узнал имя Эдвард Райнхарт, а? От матери? От старого придурка Тоби Крафта?

– Столько людей мне говорили об Эдварде Райнхар-те! – ответил я. – Где мы?

– Ты что, забыл Анскомбов? – захихикал он. – Не припоминаешь: Боулдер, Колорадо, а? Мы проделали путешествие во времени, в Расплавленной Материи, хотя твоим умишком этого не понять, так что мне страшно любопытно, как тебе удалось тогда от меня улизнуть. Расскажи, пожалуйста, – я весь внимание.

– Почему ты НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЕШЪ? – взвыл Роберт. – Мы что, так и будем мило беседовать с мужиком, тычущим нам в шею ножом?

– Заткнись и не мешай мне, – ответил я Роберту. – А побеседовать с ним нам просто необходимо.

А Кордуэйнеру я сказал:

– Я могу назвать ваше настоящее имя. Вы найдете это невероятно интересным, обещаю. Это и для меня было сюрпризом.

– Ладно, хватит трепаться. Сейчас посмотрим, может, еще один поджигатель присоединится к нашей забаве.

Сильнейший порыв ветра ворвался в комнату, облепив розовую куртку вокруг тела. Мебель поехала по полу гостиной. Грохот поднялся такой, будто каждую тарелку и каж-дый стакан на кухне сдуло с полок и вдребезги расколотило о стены. Окно за моей стеной брызнуло стеклом. Я передал Роберту часть своего замысла и услышал его смешок.

– Неужели ты думаешь, что тебе удалось меня одурачить?

Все в доме закружилось, подхваченное набирающим силу ветром. Окно гостиной выгнулось и взорвалось. Я почувствовал, что Роберт испытывает что-то вроде экстаза.

– Вы кого-то ищете? – спросил я.

– Вы уничтожили мои книги! Это страшное ОСКОРБЛЕНИЕ! Где он?!

– Хочу показать вам кое-что, мистер Сойер, – сказал я. – Нас могут увидеть люди. Если у вас осталась капля здравого смысла, вы уберете нож от моей шеи.

Он еще сильнее прижал нас к груди.

– Уговорил, – сказал он и, вытащив нож из нашей шеи, ткнул его в поясницу.

– А сейчас какого черта ты делаешь? – спросил Роберт.

Я велел ему уповать на лучшее, и мы втроем провалились сквозь пол в ставшую вдруг податливой и вязкой материю времени.

114
{"b":"26158","o":1}