ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моей любви хватит на двоих
Проклятое ожерелье Марии-Антуанетты
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
Говорю от имени мёртвых
День коронации (сборник)
Все, что мы оставили позади
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Курс исполнения желаний. Даже если вы не верите в магию и волшебство
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Очаровательный негодяй
A
A

– Куда это он? – спросил я.

– Опаздывает на ланч, – сказала Нетти. – Или, вернее, ланч опаздывает.

Перед самым уходом я снял блейзер, свернул его, убрал в спортивную сумку и застегнул ее молнию наглухо.

19

В холле для посетителей Нетти водрузила свою сумку на стол и достала из нее завернутые в прозрачную пленку сэндвичи и пластиковый контейнер с картофельным салатом.

– Незачем тратить деньги на еду в закусочной, – объявила она.

Кларк положил себе на тарелку салату, отделил крохотную порцию и поднес ко рту.

– Ты когда примчался, Нэдди, пару дней назад?

– Сегодня утром, – ответил я.

– Вот как? – вскинул он голову. – А я что-то слышал о партии в покер с крупной денежной ставкой.

Мэй одобрительно взглянула на меня.

– В покер не играю. – Я вгрызся в сэндвич с ростбифом.

– А где это ты такое слышал? – спросила Кларка Нетти.

– Когда обходил силки.

– Угу. – Нетти перевела взгляд на меня. – Старый дурак уже с трудом поднимается в спальню, однако не устает шастать по своим любимым барам. Стоит ему пропустить хоть один день – дружки-приятели уже думают, что он отдал концы.

– Ты много выиграл, Нэдди? – поинтересовалась тетя Мэй.

– Я ничего нигде не выигрывал, – ответил я.

– А где играли?

Кларк откусил от своего сэндвича крошечный кусочек.

– В «Автостраде», на втором этаже. У меня там такие друзья – всегда устраивают просто королевский прием.

– Ага, друзья типа того бродяги Пайни Вудса, да? Кларк с любовью пристроил еще одну малюсенькую порцию картофельного салата на свою вилку.

– Пайни не так уж и плох. Сынок, надеюсь, пока ты здесь, я с удовольствием тебя с ним познакомлю. Лично я считаю, что Пайни человек просто уникальный. – Он поднес вилку ко рту. – Кстати, именно Пайни сказал мне, что ты выиграл кучу денег.

– Да сколько выиграл-то? – спросила Мэй. – Весь лот, то есть тысячу, или малый лот – сто?

– Я ничего не выигрывал, – терпеливо повторил я. – Я приехал сюда утром и – сразу в госпиталь.

– Джой мне говорила… – начала Мэй.

– Ты же слышала, что сказал Нэдди, – перебил Кларк. – А Джой в последнее время не в себе.

– Кстати, как они, тетя Джой и дядя Кларенс? – спросил я.

– Кларенс и Джой постарели, на люди выбираются нечасто, – ответила Мэй.

– Можно и так сказать. – Кларк клюнул краешек сэндвича. – Мой совет: умирайте молодыми, пока жизнь еще приносит радость. – Он внимательно исследовал содержимое моей тарелки. – Молодого человека с таким аппетитом прокормить не просто.

– Зато с радостью могу помочь вам закупить продукты и даже кое-что приготовить.

– Ты этим и занимаешься, сынок? Работаешь поваром в буфете?

– Нет, я работаю в нью-йоркской компании, производящей программы для компьютеров, – сказал я. Выражение липа Кларка подсказало мне, что он никогда прежде не слышал слов «программист» или «программы». – Мы производим то, что заставляет компьютеры работать.

– Ну что ж, работа на предприятии дисциплинирует людей, удерживая их от опасных соблазнов. – Он опять клюнул корочку своего сэндвича и положил его на тарелку. – Проблема нашего времени в том, что молодежь ничем не занята, болтается без дела по улицам. А виной тому, я считаю, родители. Они слишком эгоистичны, чтоб привить своим детям хотя бы понятия об элементарной дисциплине. Очень грустно оттого, что наш народ – хуже всех.

На эту тему он был готов рассуждать часами.

– Что произошло сегодня утром, дядя Кларк? Расскажите, я ведь так толком и не знаю, что и как, – попросил я.

Он откинулся на спинку стула и нацелился в меня насмешливым взглядом:

– Карл Льюис и глазом бы не успел моргнуть к тому моменту, как я уже набирал «девять-один-один». Это девочку и спасло.

– Часов в шесть утра в дверь позвонили, – продолжила Нетти. – В это время я обычно уже не сплю, бессонница. «Это Стар, – подумалось мне, – и бедной девочке нужна помощь любящих родственников». Меня аж в дрожь бросило: что-то стряслось.

– Данстэновская кровь, – кивнув мне, вставил Кларк.

– Только я открыла дверь, Нэдди, твоя мать рухнула прямо мне на руки. Ни разу в жизни я не видела, чтоб она так выглядела. Мама твоя всегда была очень хорошенькой женщиной и еще долго оставалась бы хорошенькой, несмотря на то что дает себе волю во всем.

– Излишний вес никогда не портил женщину, – отметил Кларк.

– Ну, дело не в набранном весе и не в седине, а в другом. Она была напугана. Ясно как божий день, ты чего-то боишься, сказала ей я. Бедняжка ответила, что ей надо хоть чуточку поспать, а потом она все расскажет. Хорошо, дорогая, говорю, приляг, отдохни на диване, а я пока приготовлю тебе твою старую кровать и, когда скажешь, – завтрак. Она велела мне достать у нее из сумочки записную книжку и позвонить тебе в Нью-Йорк. Но у меня и так был номер твоего телефона, прямо там, на кухне. Но знаешь, Нэдди, я чувствовала, что ты уже в пути, но никак не думала, что ты так близко! Потом я сварила кофе и поднялась наверх постелить чистое белье. Когда вернулась, ее на диване не было. Заглянула на кухню. Стар не было! И тут вдруг слышу: входная дверь открылась, потом закрылась, я бегом обратно и вижу – Стар возвращается к дивану. Говорит, ей стало нехорошо, решила глотнуть свежего воздуха.

Нетти покачала головой, будто желая подчеркнуть явное неправдоподобие слов Стар.

– Тогда я ей не поверила, не верю и сейчас, хотя мне очень неловко говорить это ее сыну. Она кого-то там высматривала. Или увидела проходящего мимо.

– Если верить Джой… – начала было Мэй.

Нетти остановила сестру взглядом и вновь посмотрела на меня.

– Я спросила ее: что происходит, милочка? Мне-то можно сказать. И она говорит: тетя Нетти, чувствую, что-то плохое должно случиться, и очень беспокоюсь. Затем спросила, звонила ли я тебе. Твой мальчик уже в пути, говорю ей, и Стар закрыла глаза и заснула. Я немного посидела рядом, а потом вернулась на кухню.

Почувствовав, что подошло время ею дебюта, дядя Кларк оторвался от спинки стула и подался вперед:

– Я спустился вниз и увидел женщину, преспокойно себе спящую на моем диване! Что за черт, подумал я, медленно подошел поближе и наклонился рассмотреть получше. Здравствуй, Кларк, сказала женщина и тут же снова отключилась.

– Пришла Мэй, и я приготовила всем нам вкусный завтрак. Немного погодя появилась Стар – стоит и улыбается. Она сказала Кларку: мол, мне почудилось, что я видела твое красивое лицо, дядя Кларк, но потом решила, что приснилось. Стар села за стол, но к еде не притронулась.

– Зато эти две уплетали за себя и за нее, – проворчал Кларк. – Мяли, как парочка табачных фермеров.

– Только не я, – возразила Мэй. – Я ем ровно столько, сколько надо, чтобы не умереть с голоду.

– Стар выглядела получше, чем утром, но тем не менее – плохо. Кожа была серого оттенка, и в глазах не было ни искорки. Самое плохое, что я чувствовала и видела: Стар до смерти напугана.

– Эта девчонка никогда ничего не боялась, – сказал Кларк. – Просто она знала, что больна, и ты приняла это за ее страх.

– Да она знала, что больна, однако боялась она – за Нэдди.

– За меня? – спросил я.

– Вот именно, – вставила Мэй.

– Кларк тоже слышал, что сказала Стар, но не придал значения ее словам, потому что были они не о его красивом лице.

– А что она сказала? – Мне вдруг подумалось, что мама уже дала мне ключ к разгадке.

– «С моим сыном может случиться ужасное, и я должна помешать этому». Вот что она сказала.

– Да все я слышал, – буркнул Кларк.

27
{"b":"26158","o":1}