ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

44

– Как хорошо, что ты пришел раньше, – сказала она. – Стюарт выкинул очередной номер и сбил все мои планы. Ему придется привезти Кобби часам к трем. А что в пакете? Ты ограбил банк?

Я рассказал ей о ключе в конверте и о банковской ячейке.

– Это как русская кукла – матрешка. В коробке конверт. В конверте – ключ, который открывает коробочку с еще одной коробочкой внутри, в которой лежит еще одна коробочка, в которой спрятан пакет, завернутый в коричневую бумагу. Возможно, битком набитый сотенными купюрами. – Она взяла у меня пакет и взвесила на руке. – Нет, больше похоже на фотоальбом.

– Если это окажется наследством в пачках сотенных бумажек, я разделю его пополам с тобой.

– Я бы довольствовалась хорошим завтраком. Давай положим твое сокровище в мою машину. Я оставила ее на той стороне улице.

Лори спрятала пакет под задним сиденьем «монтаньяра».

– Отличная машина, – похвалил я. – Тебе на ней вполне можно возить охотников на львов по африканским степям.

– Подобными вещами занимался мой отец, но я – увольте. Стюарт решил, что провинциальной мамаше именно такая машина под стать, вот я ее и получила. – Лори взяла меня под руку. – Пойдем навестим Хью. Он будет жутко заинтригован.

– Что же это все-таки за тип – Хью Ковентри?

– Ну… Для начала его краткая биография. – Она вздернула подбородок. – Хью Ковентри, родом из Новой Англии, получил диплом по историческим наукам в Йеле, следом – аспирантура на Северо-Западе. Когда он открыл для себя, что большинство докторов философии ездят на такси, он перевелся на библиотечное дело.

– Странное решение, – сказал я.

– Ты так думаешь? Хью обожает библиотеки. Тема его магистерской диссертации появилась после лета, которое он провел среди записей церковноприходской книги семейной церкви в Марблхеде, Массачусетс Он компьютерный гений, любит работать по ночам и выходным и никогда ни на кого не сердится. С того самого момента, как он заступил на должность, эджертонская библиотека работает, как швейцарские часы. Хью Ковентри почти святой!

Как-то раз, рассказала Лори, Ковентри отправился из библиотеки по Грув-стрит в мэрию, а потом – в городской архив, чтобы поинтересоваться, не нужен ли им добровольный помощник – на общественных началах. Архив раскрыл ему горячие официальные объятия: добро пожаловать, мистер Ковентри. Не позднее чем через год менеджеры буквально каждого отделения в здании архива уже были не в состоянии обойтись без помощи Хью Ковентри. На другой год его волонтерства консультации с командой мэра привели к тому, что его честь открыл Хью постоянный доступ к сведениям о результатах голосования, количестве арестованных, осужденных и отбывающих наказание по конкретным обвинениям, статистике по социальному обеспечению и многим другим вопросам, находящимся в ведении властных структур. Впоследствии Ковентри получил доступ во все помещения архива.

Два года назад, когда по случаю грядущего стопятидесятилетия Эджертона готовилось празднование, новые сопредседатели юбилейного комитета Стюарт Хэтч и Гринвилл Милтон попросили у Ковентри помощи в подготовке экспозиции по истории города. Работа соответствовала его интересу к местной истории, взывала к его организаторским талантам, ну и конечно, давала ему еще большие возможности вписать свою личность в анналы его приемного города. Лори познакомилась с ним, когда Рэчел Милтон ввела ее в комитет, которому Рэчел отдавала по три неполных дня в неделю. Так продолжалось до тех пор, пока Лори не пришлось покинуть комитет в связи с разводом.

– Я бы все равно не осталась – Рэчел просто замучила меня, каждый раз встречая с распятиями и связками чеснока. Ты еще не видел Городской площади? Она очень мила, по-моему.

Взявшись за руки, мы перешли улицу неподалеку от Управления полиции. Площадь с фонтаном была от нас слева. На одной из скамеек бродяга с длинными золотисто-Рыжими волосами лежал, завернувшись в рваную шинель, рядом с гитарным футляром. Полдюжины полицейских стояли, курили и болтали на тротуаре.

– В точности такую же картину я наблюдал сегодня утром, когда выходил из управления.

Полицейские прекратили разговаривать и посмотрели на нас так, как могут смотреть только копы.

– Ты был в полиции? – удивилась она. – Зачем?

Мой рассказ об аресте за убийство очень напоминал описание экскурсии учеников начальной школы в Управление полиции в сопровождении Дяденьки Полицейского.

– Как долго тебя продержали? – спросила Лори.

– Пару часов.

Когда до ближайшего полицейского оставалась пара ярдов, Лори обратила внимание на каменные выражения их физиономий. Она бросила ответный взгляд, и они расступились и отвернулись. Когда еще шесть футов тротуара осталось позади, Лори процедила: «Уроды».

– Они просто не воспринимают рядом с тобой такого, как я.

– Ну и черт с ними! Они понятия не имеют, кто ты. – Лори покачала головой. – Выходит, все дело в ошибочном опознании?

– Совершенно верно.

– А те, что на тебя напали, они это знают или все еще хотят найти тебя?

Я сказал, что, если избежать Стэджерса и его приятелей, все будет хорошо, рассказал о переезде и дал новый адрес.

– Твоя жизнь полна приключений, – сказала она, отпустила мою руку и вспорхнула по ступенькам с легкостью балерины.

Мы прошли сквозь анфиладу колонн. Потянув на себя, Лори открыла огромную дверь из бронированного стекла и повела меня за собой в тускло освещенный вестибюль с мраморным полом, размером с каток. Пустой стол дежурного стоял на полпути к центру. Не было света за окна-ми рифленого стекла с табличками «Секретарь округа» и «Представитель государственного технадзора за строительством». В самом дальнем конце вестибюля две мраморные лестницы, изгибаясь, уходили вверх.

– Странно – двери открыты… – удивился я.

– По субботам они не закрывают, чтобы не нанимать вахтера. Вопрос в другом – где нам искать полезного мистера Ковентри? Пойдем наверх.

Звуки моих шагов были такими звонкими, словно ноги были обуты в туфли для чечетки. Мгновенно всплыл в памяти мой бег по узким улочкам Хэтчтауна, а следом – запах лаванды. Мы дошли до конца коридора второго этажа и увидели единственную дверь, освещенную изнутри золотистым светом.

– Вот! – воскликнула Лори.

Свет погас Дверь распахнулась. Высокий светловолосый мужчина в белой рубашке с закатанными рукавами вышел спиной вперед в коридор в обнимку со стопкой папок.

– Работа, работа и работа, – прокомментировала Лори. Он подскочил, прижав ладонью одной руки верхнюю папку, раскрыл рот и в полном замешательстве уставился на Лори:

– Ты что здесь делаешь?

– Пришла с надеждой, что ты поможешь моему другу найти кое-какую информацию о его отце. Он хотел бы взглянуть на свидетельство о браке своей матери и свое свидетельство о рождении. Нэд, это легендарный Хью Ковентри. Хью, познакомься с моим другом Нэдом Данстэ-ном.

Ковентри зарделся румянцем:

– Позвольте мне… уф… – Он опустил стопку папок на пол и сделал шаг вперед, чтобы пожать мне руку. – Хью Ковентри. Рад помочь вам. Сэр.

– Надеюсь, мы не отрываем вас от дел, – сказал я.

– Это может подождать, – махнул он рукой в сторону папок. – Вы друг Лори?

– Миссис Хэтч и я познакомились несколько дней назад. Она так добра ко мне.

– Ваша фамилия Данстэн? Вы один из эджертонских Данстэнов?

– Только не обвиняйте меня в этом, – сказал я. Глаза Ковентри осветились радостью, и он чуть попятился.

– Шутите? Вы же из одной из самых восхитительных семей в городе.

Мне почудилось, я как на ладони вижу всю его жизнь. Хью Ковентри был порядочным парнем, который всегда жил один в окружении своих книг в скромной двухкомнатной квартирке под самой крышей. Он любил весь мир, не персонализируя его.

– Ваши предки, братья Омар и Сильвэйн Данстэны, основали Эджертонский кредитный банк, ныне – Провидент-банк, штат Иллинойс. Одно время им принадлежал едва ли не весь деловой центр Эджертона. Говард Данстэн построил отель «Мерчантс». Хотелось бы знать о них побольше.

50
{"b":"26158","o":1}