ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Нет, слишком далеко, – покачал головой Том, глядя на распростертое тело Снейла, похожее на экспонат музея восковых фигур.

Второе тело, Торна, лежало дальше, чем, как казалось Тому, должно было.

– Разве Снейл стоял так близко к тебе? – удивилась Роза.

– Н-нет, вряд ли… Впрочем, не помню.

Он снова постарался увидеть приближающегося к нему Снейла, его чуть ли не доброжелательные глаза, маленькую морщинку поперек лба.

Том отступил назад, напрягая память, затем сделал шаг в сторону, посмотрел вниз и тут же увидел револьвер, чернеющий на фоне чуть более светлой травы. Опустившись на колени, он поднял оружие обеими руками. Ствол был еще теплым. Том встал, держа пистолет в вытянутых руках.

– Осталось два патрона, – сказал он, – как раз, чтобы прострелить ему оба глаза.

Он пристально посмотрел на Розу.

– Помоги мне. Он дьявол, слуга сатаны, и его необходимо уничтожить.

***

Как и раньше, револьвер он держал обеими руками, понимая, что прицелиться удастся лишь однажды, а нажимать курок придется указательным пальцем левой руки. Тогда только он, может быть, прострелит глаза магу.

Роза помогла ему добраться до террасы, пересечь ее и войти в гостиную, выпачканную его собственной кровью. В отличие от утра, когда его посвящали в Орден, дом теперь не сиял, приветствуя нового хозяина. Обитель Теней выжидала, понял Том, она заняла нейтральную позицию… Он поднял пистолет к самой груди – от него пахло порохом и жженым маслом. Чтобы утихомирить ноющую боль в предплечьях, Том прижал рукоятку к груди. Это немного помогло.

– Идем наверх? – спросила Роза.

– Да, и как можно тише.

Они тихонько пересекли гостиную и подошли к парадной лестнице, поднимавшейся из полумрака к сероватому свету, который, очевидно, струился через дверь из спальни Коллинза.

Роза поднялась на первую ступеньку и вопросительно оглянулась. Том, прижимая револьвер к груди, кивнул, и она бесшумно сделала еще шаг. Он почувствовал, что сможет подниматься сам, без ее помощи, и двинулся за ней, стараясь ступать след в след. Пока он возился с пистолетом, Роза сняла свои туфли и теперь держала их в левой руке. Том, ставя ногу именно туда, где только что была ее босая ступня, уловил своими вновь приобретенными сверхчувствительными рецепторами ощущение того, что он (нет, скорее, это она) ступает на кинжальные лезвия или на огонь. Пораженный этим почти физическим ощущением, он поднял глаза: тихонько, стараясь не производить шума, Роза преодолевала одну ступеньку за другой. Том сдвинул ногу на пару дюймов в сторону – ничего, обыкновенная мягкая ковровая дорожка. Тогда он вернул ступню на прежнее место – ощущение острых лезвий под ногой, хотя и более слабое, тут же вернулось. На всякий случай отодвинувшись подальше от перил, он последовал за девушкой наверх.

Она ждала его на последней лестничной площадке. И снова Тома охватило чувство душевной близости, такое же сильное, как любовь, и все-таки другое, как будто глубоко внутри ее было запрятано нечто схожее с его совсем недавно вырвавшимся на волю даром мага. Он сказал, что мне никогда не выбраться отсюда… А сказал ли он, что ты, Роза, будешь всегда ходить словно по лезвиям ножей?

– О, Роза… – шепнул Том.

Она замотала головой – то ли призывая его молчать, то ли давая понять, что она не в состоянии ответить на вопрос, который прочла в его глазах. Девушка тревожно оглянулась на дверь, будто предостерегая его: Том, не отвлекайся. Он перехватил револьвер поудобнее, так, чтобы ствол был направлен вперед, правая ладонь сжимала рукоятку, левая поддерживала правую.

Роза легонько нажала на дверь, и та бесшумно открылась.

Том юркнул в тамбур перед дверью непосредственно в спальню Коллинза. Она оказалась приоткрытой. Оставалось лишь внезапно ворваться в комнату.

Последние приготовления: вей револьвера полностью приняла на себя правая ладонь, палец лег на спусковой крючок.

"Как только войдешь, сразу стреляй, – сказал себе Том. – Не останавливайся ни на миг и ни о чем не думай – жми на курок, и все будет кончено".

Он сосредоточился, напрягся, замер, поднял револьвер чуть выше, так, чтобы мушка была прямо перед глазами, когда он войдет. Сердце бешено колотилось. Чувствуя, что полностью готов, он сделал быстрый шаг вперед, ударом ноги распахнул дверь и ворвался внутрь.

То, что предстало перед ним, заставило его похолодеть: исполинский, вымазанный кровью череп ухмылялся во всю свою акульих размеров пасть.

– Дэ-э-эл!!! – вырвался изо рта крик, и в тот же миг указательный палец левой руки сам нажал на курок.

Глава 20

Револьвер дернулся, но вместе с ним дернулась и правая рука, не выпустив оружие. Выстрел оглушительным эхом отозвался в голове Тома, пуля ударилась в окровавленный потолок. Запекшаяся кровь была повсюду: на фотографии черепа прямо перед Томом, на покрывале и на всей мебели.

Даже с потолка, обклеенного фотоснимками с одним-единственным сюжетом – изображениями сов, стекали капли крови.

– Дэл! – еще раз позвал Том, и тут его едва не вырвало: на полу, как раз в том месте, куда он намеревался ступить, валялся кусок нижней челюсти с торчащим из него единственным желтым зубом.

– Мы здесь. Том, – донесся откуда-то справа голос Коллинза. – Если я не ошибаюсь, сюда ты явился, чтобы спасти жизнь своему другу.

Том повернулся на голос, слыша собственное прерывистое дыхание. Револьвер висел в руке точно пудовая гиря.

Коллинз расположился на своем троне с совиными головами и лапами, на коленях он держал Дэла. Оба они также были забрызганы кровью с ног до головы.

– Остался один патрон, – проговорил Том, прицеливаясь магу в лицо. Дэл уставился на него, будто не узнавая. – Уйди с его колен, Дэл.

– Он тебя не слышит, Том, – сказал маг. – Он вообще ничего больше не услышит. Дэл, образно говоря, заперся в свою раковину и выбросил ключ. А теперь брось-ка пистолет.

Том лихорадочно пытался нащупать указательным пальцем спусковой крючок.

– Я мог бы запросто расплавить пистолет прямо у тебя в руках, – заявил Коллинз. – Или же заставить его взорваться и убить тебя, когда ты выстрелишь. У тебя был шанс застрелить меня, но ты его упустил. Теперь же, Том, настало время принести жертву, какую именно – тебе предстоит выбрать самому, как в свое время Спеклу Джону. Представление отнюдь не завершилось: на самом деле оно только начинается.

Взгляд Тома скользнул по фотографии позади Коллинза:

Роза Армстронг, одетая пастушкой. Лицо с характерным высоким лбом было определенно ее и в то же время казалось каким-то несовременным и неамериканским – лицо, принадлежавшее иной эпохе, другой стране.

Том медленно опустил пистолет.

– Ради спасения жизни моего племянника ты, может, все-таки пожертвуешь револьвером? Должен заметить, что Дэл пережил травматический шок и в любой момент может умереть. Но если ты не бросишь пистолет, я остановлю его сердце. Ты знаешь, что это в моих силах.

– Почему же в таком случае вы не остановите мое?

– По той причине, что тогда я лишусь удовольствия от грядущего представления. – Маг улыбнулся. – Его сценарий мне пришлось немножко изменить, однако, как и прежде, выбор остается за тобой. Теперь он состоит вот в чем. Вариант первый: ты отказываешься от своей песни. Дэла оставляешь мне, Розу тоже – впрочем, ее тебе придется оставить в покое в любом случае. А главное, отказываешься от магии, а дар свой передаешь мне. После этого ты можешь покинуть Обитель Теней, оставаясь самым обыкновенным парнишкой, каким и считал себя, когда только появился здесь. – Коллинз воздел широко разведенные руки: вот видишь, как все просто. – Я даю тебе такой шанс, и для тебя он, безусловно, наилучший. Оставь свою песню и воспользуйся если не крыльями, так хотя бы ногами, чтобы навсегда убраться из Обители Теней.

– Допустим, я поверил вам. Следовательно, я в целости и сохранности уезжаю отсюда; Дэл погибает, а Роза остается с, вами навсегда. Правильно я вас понял?

113
{"b":"26159","o":1}