ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Он так о ней беспокоился, – сказал Дэл. – Кроме того, я и отсюда слышал кашель и крики – значит, думал, все живы. – Он пристально посмотрел сначала на Тома, потом на меня. – Ведь все живы, правда?

Том молча опустился на траву.

Глава 22

ВЫПУСК

Двадцать четыре школьника и четверо учителей – среди них мистер Фитцхаллен и мистер Торп – были госпитализированы из-за отравления дымом. Утренний выпуск городской газеты появился с аршинным заголовком:

"ДИРЕКТОР ШКОЛЫ СПАСАЕТ ИЗ ОГНЯ 100 УЧЕНИКОВ".

Подзаголовок гласил:

«Погиб учащийся младшего класса».

О воровстве и об исключении кого бы то ни было никто уже не заикался, будто пожар решил все проблемы.

Да и разговоров никаких на эту тему быть не могло: занятия отменили до конца года, а учителя выставили годовые оценки по итогам успеваемости до того трагического дня.

Даже многие ребята почти поверили газетной утке насчет того, что Лейкер Брум чуть ли не в одиночку спас школу и учеников, – репортаж словно внес ясность в отложившуюся у них в головах неразбериху во время пожара. Они, однако, не забыли, как показал себя Том Фланаген, тогда как члены совета директоров и большинство родителей безоговорочно поверили в напечатанное. Вероятно, просто потому, что им хотелось верить в безупречное поведение школьной администрации в критический момент…

***

По окончании выпускной церемонии мистер Брум с удовольствием позировал фотографам на лужайке перед школьным зданием. Взглянув на холм, где стояла Верхняя школа, можно было увидеть огромное пепелище на месте раздевалки.

По случаю досрочного окончания учебного года на лужайке был организован фуршет с сандвичами для учеников и родителей. Член бывшего кабинета президента Эйзенхауэра произнес с импровизированной сцены речь, призывая нас усерднее овладевать знаниями, чтобы внести свой вклад в процветание Америки. Я отошел от своих предков, увлекшихся беседой с родителями Морриса и Хоуи Стерна, и, фланируя без определенной цели, вдруг оказался возле только что закончившего позировать мистера Брума. Тот был явно в благодушном настроении.

– Ну, что ты думаешь о нашей школе? – обратился он ко мне. – Через несколько месяцев ты станешь второклассником, а это налагает еще большую ответственность.

Несколько мгновений мы смотрели друг на друга, после чего директор произнес:

– Всех вас ждет великое будущее. Всех.

Даже глубокие морщины на его лице как будто разгладились. Много лет спустя я понял, что он тогда принял изрядную дозу транквилизатора.

Поблагодарив его за добрые слова, я вернулся к родителям. Мимо прошли Том с матерью в сопровождении Дэла и Хиллманов. Даже в толпе, даже с матерью и крестными родителями Том с Дэлом выглядели удивительно одинокими.

Лейкер Брум посмотрел куда-то сквозь них и улыбнулся подносу с сандвичами.

***

– Помню ли я? – переспросил меня Том в «Занзибаре». – Ну конечно же, я отлично помню, о чем мы тогда говорили: о нашей с Дэлом поездке в Обитель Теней. Моя мама панически боялась самолетов, так что мы решили отправиться поездом из Финикса. К тому же поездка по железной дороге через всю страну обещала быть страшно увлекательной.

– Так почему ты все-таки решил ехать ?

– По одной-единственной причине: я чувствовал, что Дэл нуждается в моей поддержке и защите, – ответил Том. – Я должен был отправиться с ним, понимаешь?

Крутанувшись на табурете возле стойки, он оглядел пустое в этот час помещение. Из окон лился мягкий свет, похожий на чуть затененный луч прожектора, падающий на сцену.

Он определенно старался отвести взгляд, продолжая свой рассказ.

– Отговорить его от поездки я был не в силах, а значит, чувствовал себя обязанным его сопровождать.

Он вздохнул, не отрывая взгляда от полосы желтого света, словно там вот-вот должно было возникнуть видение.

– Лишь одного я тогда не понимал, хоть это и было достаточно очевидным ведь школа тоже была Обителью Теней.

***

Долгие месяцы, на протяжении почти двух лет, уже в других барах и гостиничных номерах, в других городах и даже странах – везде, где бы нас снова ни сводила судьба, у меня неизменно звучала в ушах его фраза "Теперь я расскажу тебе о том, что произошло тогда".

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ОБИТЕЛЬ ТЕНЕЙ

"Мы возвращаемся к исходной точке бурного, полноводного потока нашего повествования, откуда события могут пойти.., в любом направлении".

Роджер Сейл. «Сказки и то, что за ними»

Глава I

ПТИЦЫ ВОЗВРАЩАЮТСЯ ДОМОЙ

В первый день путешествия Дэл был молчалив…

Глава 1

На протяжении всего первого дня пути Дэл был молчалив, и Том в конце концов оставил всякие попытки его разговорить. На каждое замечание Тома по поводу унылого пустынного пейзажа за окном вагона Дэл лишь хмыкал и еще глубже погружался в двухсотстраничный манускрипт, пришедший по почте от Коулмена Коллинза. Опус сей был озаглавлен "Тройное поперечное тасование карт". Только однажды, бросив рассеянный взгляд в окно, он проговорил:

"Похоже на миллион ковбойских шляп".

Оставив все попытки пообщаться с другом. Том немного почитал один из детективных романов Рекса Стаута в мягкой обложке, затем решил прогуляться по вагонам, рассматривая пассажиров: пожилых людей, молодых мамаш с грудными детьми и шумных, словоохотливых загорелых солдат – судя по манере растягивать слова, уроженцев здешних мест.

Том посетил бар и вагон-ресторан, потом немного посидел в смотровой кабинке, обозревая бесконечную степь. По мере приближения сумерек цвет окружающего пейзажа заметно менялся от желто-оранжевого до золотисто-багрового. Внезапно, прежде чем окунуться в голубовато-серый полумрак, степь на какое-то мгновение ослепительно вспыхнула розоватым пурпуром, будто охваченная шипящими извивающимися языками пламени. Когда Том, смертельно проголодавшийся, вернулся на свое место, Дэл, оторвавшись на секунду от страниц, исчерченных схемами, чуть задумчиво пробормотал: "Бедный Дейв Брик…" Значит, он тоже это видел…

Ночь скрыла пейзаж за окном. Теперь в стекле было лишь размытое, неясное отражение их лиц.

Том почувствовал, как к горлу подступили слезы. Чувства были в смятении. Как он мог упустить из виду Дейва Брика, пусть даже среди того безумного столпотворения в полном дыма зале? Ведь он, наверное, пробежал мимо него с десяток раз, но все-таки оставил его там, и теперь с каждым перестуком вагонных колес они все больше отдалялись от школы. Ощущение движения вперед быть может вопреки собственной воле Тома, было таким же сильным, как чувство необъяснимого страха, охватившее его у дома Дэла в тот знаменательный день, когда тот продемонстрировал умение летать. В голову ему пришло сравнение самого себя с посылкой, отправленной неизвестно кем неведомо куда. Том снова выглянул в окно, но увидел лишь тьму да промелькнувший телеграфный столб, похожий на хмурый восклицательный знак.

– Не вини себя – ты сделал все, что мог, – точно прочитав его мысли, сказал Дэл.

– Наверное… – вяло ответил Том, и Дэл снова погрузился в свои диаграммы.

Так они просидели минут двадцать, занимаясь каждый своим: Дэл – схемами и картами, а Том – самокопанием, пытаясь разобраться в собственных чувствах и ощущениях.

Внезапно Дэл поднял глаза:

– Эй, по-моему, время ужина давным-давно прошло. Тут можно где-нибудь перекусить?

– Там, впереди, есть вагон-ресторан, – ответил Том.

Он взглянул на часы и удивился: было уже девять. В дороге терялось всякое чувство времени.

– Отлично. – Дэл поднялся. – Я тут кое-что хотел тебе показать. Идем поужинаем, заодно и прочтешь.

38
{"b":"26159","o":1}