ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Как это случилось?

– Н-ну… – Теперь Дэл стал красным как рак. – Я упал, катаясь с горки. Но ты напрасно беспокоишься: больше ничего такого не произойдет.

Глава 5

На Пенсильванском вокзале им предстояла пересадка. До отправления поезда в Вермонт было два часа, и мальчики, оставив вещи в камере хранения, вышли на улицу погулять.

– Два часа… – проговорил Дэл. Они стояли у вокзального выхода, рассеянно наблюдая, как у отеля "Статлер-Хилтон", через дорогу напротив, снуют туда-сюда люди. – Вот где настоящая жизнь, не то что в нашем захолустье. Так и тянет на приключения…

– Похоже, вот тебе одно из них.

Том взглядом показал на музыкантов – Хоукинса, своего однофамильца и еще двоих. Перебрасываясь шутками, они ловили такси, собираясь разъезжаться в разные стороны.

– Когда-нибудь мы станем как они: свободными, – мечтательно произнес Дэл. – Представляешь, что это значит?

Лечу куда хочу… Путешествия, выступления… Я так люблю думать о будущем, мечтать о такой вот жизни!

И тут вдруг Том явственно увидел эту жизнь глазами Дэла: странствия по всему миру, авиабилет всегда в кармане, жизнь в железнодорожном купе и гостиничных номерах, выступления в самых разнообразных местах… Мысли эти всколыхнули все его существо, и именно в тот миг он раз и навсегда сделал выбор на всю жизнь, выбор, ничего общего не имеющий с тем, к чему его готовили родители и школа Карсона.

Глава 6

Полдень застал их среди изумрудных полей Массачусетса, к северу от Бостона. Здесь поезд ни с того ни с сего застрял.

По обеим сторонам насыпи паслись пестрые коровы, время от времени поглядывая своими водянистыми глазами на остановившийся почему-то состав.

– Долго мы здесь проторчим? – спросил Том проводника.

– Часа два, насколько мне известно.

– Целых два часа?!

– Еще благодарите Бога…

Внезапно из громкоговорителя раздался утомленный, еле слышный голос:

– Уважаемые пассажиры, просим извинения за задержку… Движение, как мы ожидаем, будет скоро восстановлено…

Встревоженный ропот прошелестел по вагону.

– Крушение на следующем перегоне, – пояснил мальчикам проводник. – Ничего подобного тут сроду не случалось. Поезд сошел с рельсов и завалился набок, пострадавших – уйма! Просто какой-то кошмар…

– Что же нам делать? – ошалело спросил Дэл. – Нас будут ждать на станции в Вермонте.

– А что тут можно сделать? – ответил проводник. – Будем стоять здесь, пока движение не восстановят. Если тебя ждет папа, он должен быть в курсе: телевидение есть и в Вермонте.

– Там нет телевизора, – возразил Дэл, чуть не плача.

Том выглянул в окно: несколько пассажиров в костюмах и при галстуках, сойдя на насыпь, развлекались тем, что швыряли в коров щебенку.

***

Час проходил за часом, а поезд все не двигался. Внезапно Тому стало худо: он почувствовал нарастающую слабость, глаза потяжелели так, будто готовы были выпасть из глазниц, вокруг все потемнело. Дважды приступы рвоты заставляли его мчаться в туалет, но, опорожнив желудок, он не чувствовал облегчения. "Нужно поспать немного", – сказал он сам себе, когда после второго раза еле добрел на ватных ногах до купе. Как оказалось, Дэл уже так и поступил, свернувшись на полке калачиком и напоминая птицу, до полусмерти утомленную долгим перелетом.

Том уже было задремал, когда поезд наконец дернулся.

Дэл так и не проснулся.

Крушение произошло милях в двадцати впереди. Весь поезд на несколько минут притих, пассажиры высыпали к окнам в коридор, но никто не проронил ни слова. Поезд – примерно такой же, как их собственный, валялся изуродованной змеей у насыпи, слева по ходу. Откуда-то вырвался сноп искр, на мгновение осветив еще не унесенные, накрытые одеялами мертвые тела. Один вагон был смят в гармошку, другие сильно побиты. Кучка полицейских собралась у места, откуда прямо в небо вздымался столб черного дыма.

Тому почудилось, что он даже на таком расстоянии сквозь плотно закрытые окна ощущает запахи крушения: запахи масла и металла, гари и крови. Такой же вкус он ощущал у себя во рту – очень знакомый и очень горький.

Глава 7

ХОЛМИСТЫЙ ДОЛ

Уже почти глубокой ночью они проехали городок под названием Спрингвилл, и Дэл сказал:

– Следующая станция – наша.

Сосредоточенно-деловито он принялся вытаскивать чемоданы из-под полок и выставлять их в проход. Покончив с этим делом, он минут пятнадцать сидел молча, а последние десять минут простоял у двери, глядя куда-то вдаль.

– Эй, что ты суетишься? – окрикнул его Том, но Дэл и ухом не повел.

– Холмистый Дол, – раздался металлический голос, – станция Холмистый Дол. Уважаемые пассажиры, будьте внимательны, спускаясь на платформу.

Дэл бросил взгляд на Тома, но тот уже тащил чемодан к выходу.

Сойдя с поезда, они окунулись в тепло-влажную ночь.

На мгновение Тому почудилось, что они в джунглях: тысячи насекомых наполняли ночную тишину самыми разнообразными звуками – они трещали, скрипели, по-лягушачьи квакали и даже пели птицами, но минуту спустя перестук колес отходящего поезда перекрыл весь этот шум. Станция оказалась совсем маленькой, почти игрушечной, и впечатление это усиливалось бледно-желтым светом редких фонарей.

Поезд нырнул в темноту, на прощание подмигнув им красными хвостовыми огоньками, которые тут же скрылись за невидимым поворотом. Насекомые возобновили свою разноголосицу.

– Ну? – Том вопросительно взглянул на Дэла. У него было такое ощущение, что их бросили в безлюдной местности где-нибудь на Аляске или в Перу.

А какофония звуков все нарастала: тут был и скрежет электродрели, и перестук молотков, и щемящие душу переливы свирели, и пронзительный свист, и фортепианные аккорды, и грохот сброшенного с большой высоты ящика со слесарными инструментами, и дверные звонки, и бьющиеся бутылки, и рев истребителя, пилотируемого камикадзе, и удары хлыста по телу…

– Тс-с-с! – шепнул ему Дэл.

Мальчики на секунду замерли в круге бледно-желтого света, прислушиваясь к тому, что, по идее, должно было быть ночной тишью.

И тут из темноты вынырнул мистер Торп.

Глава 8

При ближайшем рассмотрении человек этот, конечно, оказался таким же мистером Торпом, как незнакомец в поезде – Скелетом Ридпэтом. Он был высок, седовлас, одет в темно-синий костюм в широкую, более светлую полоску.

Легкая, даже в чем-то элегантная хромота ничуть его не портила. Длинноватый с горбинкой нос придавал его мужественному, точно высеченному из гранита лицу немного хищное выражение. В целом Коулмен Коллинз имел внешность высокопоставленного дипломата или же драматического актера уже в годах, такого знаменитого, что ему и не предлагали других ролей, кроме финансовых магнатов, великих герцогов или гитлеровских генералов. Он провел ладонью по седым, пожалуй, чересчур длинным волосам, и Том подумал, что если бы этот человек преподавал латынь, ученики взирали бы на него с благоговейным трепетом. По мере того как человек приближался к ним, хромота все более походила на сильное покачивание, точно вокруг штормило, и тут до Тома дошло, что дядя Коул здорово пьян.

– Ну вот, птицы вернулись домой, – проговорил маг.

42
{"b":"26159","o":1}