ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Школа спящего дракона
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Двенадцать
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Разумный биохакинг Homo Sapiens: физическое тело и его законы
Страстное приключение на Багамах
Ждите неожиданного
Ругаться нельзя мириться. Как прекращать и предотвращать конфликты
Любовь: нет, но хотелось бы

Какое-то мгновение все молчали, глядя на текущий бензин; потом оглушительный взрыв прогремел за моей спиной, когда я уже бежал по тропинке к дому Дуэйна. Мимо моей головы просвистел кусок раскаленного металла. Кто-то из них закричал.

Мне как раз хватило времени добежать до угла дома. Оглянувшись, я увидел, как двое из них бегут ко мне сквозь огонь. Третий, в кепке, катался по земле. Всю лужайку усеивали островки пламени.

Если я не ошибался относительно погреба в доме Дуэйна, у него должен был быть вход снаружи.

– Дуэйн не поможет тебе, сукин сын! – взвизгнул кто-то из них сзади.

Я пробежал через кусты кизила к основанию дома.

– Держи его!

Подбежав к дому, я увидел, что был прав. У стены виднелись крашеные белым двери погреба. Я, правда, сам не знал, что мне там нужно – отсидеться, спрятаться или отыскать какое-либо оружие для обороны.

Я скатился по земляным ступенькам, едва не налетев на висящие топоры, и вспомнил. У дальней стены, где стоял мой стол. Похожие на мумии. Ружья.

Я вслепую выхватил одно из них из чехла и прихватил стоявший рядом мешочек с пулями. Потом поднялся наверх, к солнцу.

Хэнк Спелз и двое других были уже здесь. Я загнал два патрона в стволы двустволки.

– Стойте, где стоите, – я поднял ружье и направил его в грудь мужчине в рубашке навыпуск. Дыхание мое было таким прерывистым, что я с трудом мог говорить. Они застыли на месте.

– А теперь убирайтесь.

Вместо этого они осторожно, по-звериному, начали меня окружать.

– Я никогда не видел той девушки, – сказал я. – И других тоже. Я знаю от Белого Медведя, что она пропала, и все.

Я прижал приклад к плечу, продолжая целиться.

– Прекратите двигаться. Стойте на месте.

Они подчинились. Тот, что в кепке, поднял руки вверх. Его рубашка почернела, на лице и руках была кровь.

– Теперь назад, – сказал я. – К машинам. Хэнк Спелз дико оглянулся и начал пятиться назад. За ним остальные, не спуская с меня глаз.

– Если ты ни в чем не виноват, почему ты так себя ведешь? – спросил мужчина в рубашке навыпуск. Я только погрозил ему ружьем.

– Из-за этой старой ведьмы в лесу, – сказал Хэнк Спелз. – Вот почему. А что насчет Гвен Олсон и Дженни Странд?

– Вы не того спрашиваете, – ответил я. – А теперь садитесь в машины и убирайтесь.

Когда они не двинулись с места, я перевел стволы вправо и нажал на курок. Отдача едва не выбила ружье из моих рук. Звук был громче, чем взрыв канистры. Они попятились прочь. Выстрел осыпал листья и цветы с одного из деревьев. В воздухе висел запах дыма.

– Ты чуть не убил Роя, – сказал мужчина в рубашке навыпуск.

– А что он хотел со мной сделать? Быстрее! – Я поднял ружье, и они пошли быстрее. За ними виднелась погибшая лужайка. Выжженный черный круг показывал место, где взорвалась канистра. Пятна поменьше усеивали траву, образуя в ней черно-желтые проплешины. Дверь крыльца украшала дыра. Животные на дальнем конце двора исчезли.

– Мы еще вернемся, – погрозил один из них.

– Хэнк, садись в свой пикап и уматывай, – сказал я. – Я скоро приеду за моей машиной и надеюсь, что все будет в порядке.

– Да, – он нырнул в свою машину.

Мы трое смотрели, как он разворачивается и уезжает.

– Теперь ты, Рой, – мужчина в кепке мрачно взглянул на меня, опустил руки и пошел за деревья, остановившись по пути, чтобы сбить пламя у подножия одного из них.

– А теперь твоя очередь, – сказал я оставшемуся.

– Почему ты не убил нас? – спросил он воинственно. – Тебе ведь нравится убивать. Мы все про тебя знаем. Ты ненормальный.

– Если ты не уберешься отсюда прямо сейчас, то, может быть, и проживешь еще пару минут, но, уверяю тебя, что ты будешь рад умереть, – с этими словами я направил ружье на пряжку его ремня. Одновременно я сделал то, что меня весьма удивило – я рассмеялся. Отвращение к себе охватило меня с такой силой, что меня едва не стошнило.

Показания Хэнка Спелза 16 июля

Я стоял там и смотрел на Майлса, и я сказал себе: друг, если ты уберешься отсюда, то будешь ходить в церковь каждое воскресенье и не скажешь ни одного ругательства, потому что этот Майлс выглядел совсем чокнутым, как будто он готов был жевать стекло. Волосы у него торчали во все стороны, а глаза были как щелки. Когда он выпалил из одного ствола, то я подумал, что вторая пуля как раз для меня. Он ведь знал меня, видел на станции, и я не хотел туда идти. Это Ред Сандерсон сказал, что мы все приедем туда и хорошенько напугаем старину Майлса. Вот мы и поехали, а потом все дернули оттуда, но я увидел, что Рой и Дон остались, и решил остаться с ними. Я ведь думал, что он ее где-то там прячет.

Он был как крыса в капкане. Взорвал эту канистру так, что все разлетелось. Ему на все было наплевать. Он и себя мог убить.

Поэтому я удрал оттуда, и пусть говорят, что я трус. Но я сделал кое-что с его “фольксвагеном”, такое, что этот сукин сын не мог уже ездить быстрее тридцати пяти миль в час и больше одного раза в день. Уж в этом я разбираюсь.

Но я знаю, что это он сделал. Иначе зачем бы ему было записываться под фамилией Грининг? Скажите мне.

* * *

Вопль:

– Майлс, ты ублюдок! Ублюдок! – это был Дуэйн. Другой голос, потише:

– Успокойся.

– Убирайся отсюда! Сейчас же!

– Тише, Дуэйн. Он уедет, только тише.

– Черт тебя побери, сволочь! Ты что, спятил?

Я с опаской открыл дверь и увидел Дуэйна, сжавшегося от гнева в маленький краснолицый комок.

– Я говорил тебе, скотина! Держись подальше от моей дочери! И что все это такое? – он обвел руками лужайку, призывая в свидетели стоящего рядом с ним Белого Медведя. От дома по тропинке уходила Алисон Апдаль. Один раз она обернулась, бросив на меня взгляд, полный страха.

– Они просто сидели в машинах, черт тебя побери, ничего не делали, а что устроил ты? Что, скотина? Ты погляди на мой двор!

– Я пытался тебе позвонить, – я смотрел на Белого Медведя.

– Повезло тебе, что я тебя сейчас не убил! – завопил Дуэйн.

– Мне повезло, что они не убили меня тогда. Белый Медведь опустил руку на плечо Дуэйну:

– Придержи коней. Дейв Локкен сказал мне, что ты звонил. Я не думал, что тут что-нибудь случится, Майлс. Я ждал, что ты отнесешься поспокойнее к тому, что они просто посмотрят на тебя.

– Они просто сидели, – подхватил Дуэйн, немного успокаиваясь.

– Я не думал, что ты объявишь им войну.

– А я не думал, что ты будешь таскаться за моей дочкой, – прошипел Дуэйн, и пальцы Белого Медведя сжались крепче. – Я тебя предупреждал, говорил – держись от нее подальше. Но тебе на это, конечно, наплевать.

– Они не просто сидели. Большинство из них уехали, когда увидели, что я звоню по телефону, но трое остались и попытались напасть на меня.

– И кто это были, Майлс?

– Хэнк Спелз с автостанции, потом некий Рой и еще один, второго я не знаю. Один из тех, кто кидал в меня камни.

– Камни... камни... – прошипел Дуэйн с таким презрением, что мне стало его жалко.

– И как ты все это устроил? – он мотнул головой в направлении выжженной лужайки.

– Они почти все сделали сами. Затоптали все своими машинами. А я только поджег канистру с бензином, чтобы их остановить. Ты знал, что они собираются делать?

– Да. Знал. Я думал, они просто хотели...

– ...уберечь меня от неприятностей. Как Пола Канта.

– Ага, – от его улыбки во мне всколыхнулась гордость.

– Вы с Дуэйном были вместе? И с Алисон?

– Не погань ее имя, слышишь? – рявкнул Дуэйн.

– Да так, выпили пива в Боул-А-Раме.

– Выпили пива. Хорошо ты ведешь следствие.

– Даже полицейский не может работать все время, – сказал он, и я подумал: нет, Говр, ты работаешь все время, и поэтому ты так опасен. Он снял руку с плеча Дуэйна и пожал плечами. – Я хотел объяснить Дю-эйну, что ты вроде как помогаешь мне с этими убийствами. Потом я узнал, что ты говорил ему о том, о чем я просил тебя не распространяться. Что ты высказывал какие-то сумасшедшие идеи. Я хочу, чтобы ты понял, что ошибаешься. Старина Дю-эйн ведь не сказал, что ты прав? – он смотрел на меня, лицо его было открытым и дружелюбным. – Так ведь, Дуэйн?

38
{"b":"26163","o":1}