ЛитМир - Электронная Библиотека

В первое мгновение Китти была слишком ошеломлена, чтобы отвечать.

— Но ведь меня вызвали на суд! — сказала она. — И Якоба тоже.

Миссис Гирнек пожала плечами.

— Ну, такое приглашение всегда можно отклонить, — сказала она. — Власти предпочтут, чтобы их не тревожили подобными мелочами. Двое детишек-простолюдинов? Пустая трата драгоценного времени. Послушайся моего совета, дорогая. Не ходи на суд. Ничего хорошего из этого не выйдет.

Китти не поднимала глаз от исцарапанного стола.

— Но ведь это значит, что он — мистер Тэллоу — уйдёт от ответственности, выйдет сухим из воды, — тихо сказала она. — Я не могу… Это будет несправедливо.

Миссис Гирнек внезапно встала. Её стул, скрипнув, отъехал назад по плитке, которой был выложен пол.

— Речь идёт не о справедливости, девочка, — сказала она. — Речь идёт о здравом смысле. И в любом случае, — она подхватила одной рукой миску с нарезанной капустой и подошла к очагу, — ещё неизвестно, действительно ли мистеру Тэллоу удастся уйти от ответственности.

Она наклонила миску, и капуста с бульканьем и шорохом посыпалась в кипящую воду. Сидящая сбоку от очага бабушка Якоба кивнула и ухмыльнулась сквозь клубы пара, точно гоблин, все мешая и мешая суп своими узловатыми, костлявыми руками.

13

Миновало три недели, и всё это время Китти, благодаря соединению упрямства и гордости, успешно отвергала все попытки сбить её с того пути, который она избрала. Чем сильнее её родители пытались запугивать или умасливать её, тем упорнее стояла Китти на своем: она твёрдо решила в назначенный день явиться на суд и позаботиться о том, чтобы справедливость восторжествовала.

Её решимость подкреплялась известиями о состоянии Якоба: он по-прежнему лежал в больнице, и, хотя сознание вернулось к нему и он был в здравом рассудке, он всё ещё ничего не видел. Его семья надеялась, что со временем зрение к нему вернётся. При мысли о том, что эти надежды могут не оправдаться, Китти содрогалась от горя и гнева.

Если бы её родители были в силах, они бы, конечно, отклонили пришедшую повестку. Однако истицей была Китти, и для того, чтобы прекратить дело, необходима была её подпись, а она бы этого ни за что не подписала. Так что машина судопроизводства двинулась дальше, и в назначенное утро Китти появилась у главного входа суда ровно в восемь тридцать, в своей самой приличной куртке и лучших замшевых брюках. Родителей с ней не было — они наотрез отказались присутствовать на суде.

Вокруг кишела разношерстная толпа, которая толкалась и пихалась локтями в ожидании, пока откроют двери. В толпе бегало несколько уличных мальчишек, продававших горячие пирожки и булочки с больших деревянных лотков. Китти покрепче прижимала к себе свою сумочку каждый раз, как они пробегали вплотную к ней. Она заметила ещё нескольких торговцев, таких же простолюдинов, как она сама, одетых в свои лучшие костюмы, бледно-зелёных от переживаний. Но в основном толпа состояла из озабоченных и деловитых волшебников, облаченных в великолепные костюмы с Пиккадилли или официальные плащи и мантии. Китти обводила взглядом их лица, ища мистера Тэллоу, но его нигде видно не было. Вокруг толпы стояли на страже крепкие парни из ночной полиции.

Наконец двери открылись, раздался свисток, и толпа хлынула внутрь.

Посетителей встречал служащий в алой с золотом форме. Китти назвала своё имя. Служащий заглянул в список.

— Зал номер двадцать семь, — сказал он. — По левой лестнице до самого верха, и там направо, четвертая дверь. Поторапливайтесь!

Он подтолкнул Китти вперёд, она миновала служащего, прошла высокую каменную арку и очутилась в прохладном мраморном фойе Дома правосудия. Из ниш в стенах бесстрастно смотрели каменные бюсты великих людей; молчаливые люди торопились туда-сюда. В воздухе висела серьёзность, тишина и отчётливый запах хозяйственного мыла. Китти поднялась по лестнице, прошла по многолюдному коридору и нашла зал номер двадцать семь. Снаружи стояла деревянная скамья. На двери висело объявление, в котором говорилось, что посетителям следует сидеть и ждать, пока их вызовут.

Китти села и принялась ждать.

В течение ближайших пятнадцати минут у дверей зала мало-помалу собралась небольшая группа задумчивых людей. Они молча сидели или стояли, погруженные в свои мысли. Большинство из них были волшебниками. Они рылись в ворохах юридических документов, написанных на бумаге, разукрашенной звёздочками и замысловатыми символами, и старались избегать взглядов других волшебников.

Дверь зала номер двадцать семь отворилась, и оттуда выглянул молодой человек в изящной зелёной шапочке и с деловитым выражением лица.

— Кэтлин Джонс! — провозгласил он. — Здесь ли Кэтлин Джонс? Она следующая.

— Это я.

Сердце у Китти колотилось, и запястья покалывало от страха.

— Хорошо. Джулиус Тэллоу здесь? Он тоже нужен.

Из коридора никто не откликнулся. Мистер Тэллоу не пришёл.

Молодой человек сделал гримасу:

— Ну, не ждать же его! Нет так нет. Мисс Джонс, не будете ли вы так любезны…

Он впустил Китти в зал и мягко прикрыл за ней дверь.

— Вот ваше место, мисс Джонс. Суд вот-вот начнётся.

Зал суда оказался квадратной комнаткой довольно скромных размеров, залитой унылым разноцветным светом из двух огромных сводчатых витражных окон. На обоих витражах были изображены доблестные рыцари-маги. Один, облаченный в доспехи, пронзал мечом брюхо какой-то огромной демонической твари, сплошь состоящей из когтей да бугристых зубов. Другой, в шлеме и белом одеянии, более всего напоминающем длинную ночную рубашку, изгонял кошмарного гоблина, который проваливался в квадратную чёрную дыру, разверзшуюся в земле. Прочие стены комнаты были обшиты тёмными деревянными панелями. Потолок тоже был деревянный, но покрытый резьбой, которая долженствовала напоминать каменные своды церкви. Весь зал выглядел ужасающе старомодно. Китти ощутила благоговение и собственную неуместность — возможно, на то и был расчёт.

Вдоль одной из стен тянулось возвышение, на котором стоял длинный стол и высокий деревянный трон. К краю стола примыкал ещё небольшой письменный стол, за которым трое секретарей в чёрных костюмах деловито печатали на компьютерах и листали кипы бумаг. Китти прошла вдоль возвышения, туда, куда указал молодой человек, к одинокому стулу с высокой спинкой, чёрный силуэт которого вырисовывался на фоне окон, и села. У противоположной стены стоял ещё один похожий стул.

У четвертой стены стояла пара скамеек для публики, отделенная от зала латунными перильцами. К удивлению Китти, там уже собралось несколько зрителей.

Молодой человек взглянул на часы, вздохнул поглубже и завопил так громко, что Китти подпрыгнула на стуле:

— Всем встать! Встать перед госпожой Фицуильям, волшебником четвертого уровня и судьей Дома правосудия! Всем встать!

Скрип стульев, шарканье подошв. Китти, клерки и зрители поднялись на ноги. Тут за троном, в стене, обшитой панелями, распахнулась неприметная дверца и вошла женщина в чёрной мантии с капюшоном. Женщина села на трон и откинула капюшон. Она оказалась довольно молодой, с короткими каштановыми кудряшками и слишком густо накрашенными губами.

— Спасибо, леди и джентльмены, спасибо! Прошу всех садиться.

Молодой человек отвесил поклон в сторону трона, отошёл и скромно сел в уголочке.

Судья с холодной улыбочкой обратилась к собравшимся:

— Доброе утро всем. Начнём мы, я так понимаю, с дела Джулиуса Тэллоу, мага третьего уровня, и Кэтлин Джонс, простолюдинки из Белема. Мисс Джонс, я вижу, явилась на суд. А где же мистер Тэллоу?

Молодой человек вскочил на ноги, точно чертик из коробочки.

— Его нет, мэм!

Он отвесил изящный поклон и снова сел.

— Это я и сама вижу. Так где же он?

Молодой человек снова вскочил на ноги.

— Не имею ни малейшего понятия, мэм!

— Ну что ж, очень жаль. Секретари, запишите мистеру Тэллоу замечание за неуважение к суду, с отсрочкой. Ну что ж, начнём, пожалуй…

30
{"b":"26165","o":1}