ЛитМир - Электронная Библиотека

Судья нацепила на нос очки и несколько секунд проглядывала бумаги. Китти сидела, вытянувшись в струнку, окаменев от напряжения.

Наконец судья сняла очки и взглянула на неё.

— Кэтлин Джонс?

Китти вскочила.

— Да, мэм?

— Сядьте, сядьте. Мы тут стараемся поддерживать максимально неформальную обстановку. Так вот, поскольку вы молоды… Сколько вам лет, мисс Джонс?

— Тринадцать, мэм.

— Понятно. Так вот, поскольку вы молоды и явно из простых — я вижу, что отец ваш — продавец, а мать — уборщица, — судья произнесла эти два слова с лёгким отвращением, — вся эта торжественная обстановка вас, возможно, угнетает. — И судья указала на зал. — Но я уверяю вас, что бояться вам нечего. Это — храм справедливости, и вход сюда открыт даже наименее равным среди нас, с условием, что они говорят правду и только правду. Это понятно?

У Китти стиснуло горло, и она лишь с трудом сумела выдавить:

— Да, мэм.

— Очень хорошо. Тогда мы выслушаем вашу точку зрения. Прошу вас, изложите своё дело.

В следующие несколько минут Китти довольно осипшим голосом излагала события со своей точки зрения. Начала она довольно неуклюже, но постепенно разошлась и стала рассказывать более связно, настолько подробно, насколько могла. Суд слушал молча, в том числе и судья, которая бесстрастно созерцала Китти сквозь очки. Секретари деловито стучали по клавишам.

Завершила Китти свой рассказ страстным описанием того, в каком состоянии пребывает Якоб после Чёрной Молотилки. Когда она закончила, в зале повисла тяжкая тишина. Кто-то где-то кашлянул. Пока Китти говорила, на улице пошёл дождь. Капли негромко барабанили по стеклам, освещение в зале сделалось тусклым и водянистым.

Судья устроилась в кресле поудобнее.

— Секретари суда, все ли вы записали? Один из трёх людей в чёрном поднял голову:

— Да, мэм.

— Хорошо.

Судья нахмурилась, словно была чем-то недовольна.

— Что ж, в отсутствие мистера Тэллоу я вынуждена, хотя и неохотно, принять данную версию событий. Вердикт суда…

Тут внезапно раздался громкий стук в дверь. Сердце Китти, которое взлетело до небес при последних словах судьи, снова ушло в пятки под грузом дурного предчувствия. Молодой человек в зелёной шапочке бросился к двери и открыл ее… И его тут же чуть не сшиб с ног ввалившийся мускулистый Джулиус Тэллоу. Одетый в серый костюм в узенькую розовую полоску, он, выпятив подбородок, прошагал к свободному стулу и решительно уселся на него.

Китти взглянула на него с ненавистью и отвращением. Он ответил ей завуалированной ухмылочкой и обернулся к судье.

— Мистер Тэллоу, я так понимаю, — сказала она.

— Именно так, мэм, — сказал он, потупившись. — Я смиренно…

— Вы опоздали, мистер Тэллоу!

— Да, мэм. Я смиренно прошу прощения у суда. Сегодня утром дела задержали меня в департаменте внутренних дел, мэм. Чрезвычайное происшествие — в Уоппинге вырвались на свободу три быкоголовых фолиота. Возможно, это был теракт. Мне пришлось помочь проинструктировать ночную полицию относительно наилучших методов борьбы с ними, мэм.

Он уселся поудобнее и подмигнул публике.

— Надо выложить горку фруктов и полить их медом — в этом весь секрет. Они, видите ли, слетаются на сладкое, и тогда нужно…

Судья стукнула по столу своим молоточком.

— С вашего разрешения, мистер Тэллоу, это не имеет никакого отношения к делу. Для нормального функционирования суда необходима пунктуальность. Я обвиняю вас в неуважении к суду и подвергаю штрафу в размере пятисот фунтов.

Он опустил голову — живое воплощение неуклюжего раскаяния.

— Тем не менее, — голос судьи слегка смягчился, — вы прибыли как раз вовремя, чтобы изложить свою сторону дела. Версию мисс Джонс мы уже выслушали. Обвинения вам известны. Что вы на это ответите?

— Не виновен, мэм!

Волшебник внезапно снова выпрямился, раздувшись от агрессивной самоуверенности. Полоски у него на груди растянулись, точно струны арфы.

— Вынужден признаться, мэм, что мне неприятно вспоминать об этом происшествии, настолько немыслимо дикой была эта выходка. Двое громил — в том числе, как ни печально об этом упоминать, эта аккуратная юная особа, сидящая напротив меня, — подкараулили мою машину с целью ограбления и причинения ущерба. И лишь благодаря счастливой случайности, по которой я владею достаточной силой, чтобы отражать подобные нападения, мне удалось справиться с ними и спастись.

Это враньё продолжалось минут двадцать. Он описывал угрозы двоих грабителей, от которых волосы вставали дыбом. Не раз он уходил в сторону и рассказывал небольшие случаи из жизни, которые должны были напомнить суду, сколь важный пост он занимает в правительстве. Китти сидела вся белая от ярости и стискивала кулаки так, что ногти вонзались в ладони. Раз или два она заметила, как судья неодобрительно качала головой, услышав какую-нибудь неприятную подробность. Двое из секретарей возмущенно охнули, когда мистер Тэллоу рассказал, как крикетный мяч ударился о ветровое стекло его машины. А уж публика на скамейках стенала и ахала непрестанно. Китти видела, к чему клонится дело.

И наконец, когда мистер Тэллоу, изображая из себя этакого невинного ягненочка, заявил, будто натравил Чёрную Молотилку исключительно на Якоба, как предводителя, стремясь свести к минимуму возможные тяжкие последствия, Китти не выдержала.

— Снова ложь! — вскричала она. — Она набросилась и на меня тоже!

Судья стукнула молоточком по столу:

— Тишина в суде!

— Но это же явная ложь! — возразила Китти. — Мы с Якобом стояли рядом. Тварь, похожая на обезьяну, направила заклинание на нас обоих, как и приказывал Тэллоу. Я потеряла сознание. «Скорая» отвезла меня в больницу.

— Тихо, мисс Джонс!

Китти подчинилась:

— Я… Извините, мэм.

— Продолжайте, мистер Тэллоу, будьте любезны.

Волшебник вскоре закруглился. Слушатели принялись возбужденно перешептываться друг с другом. Госпожа Фицуильям на некоторое время призадумалась. Периодически она наклонялась со своего трона и шёпотом обменивалась какими-то замечаниями с секретарями. В конце концов она стукнула по столу молоточком. Воцарилась тишина.

— Дело это весьма сложное и запутанное, — начала судья, — и вынесению решения изрядно мешает отсутствие свидетелей. Мы имеем показания одного человека против показаний другого. Да, мисс Джонс, в чем дело?

Китти вежливо подняла руку:

— Есть ведь и другой свидетель, мэм. Якоб.

— Если так, то почему же его здесь нет?

— Он плохо себя чувствует, мэм.

— В таком случае семья могла бы прислать кого-то, кто выступил бы от его имени. Однако они решили этого не делать. Быть может, потому, что они сознавали, что их дело проигрышное?

— Нет, мэм, — сказала Китти. — Они боятся.

— Боятся? — Судья вскинула брови. — Но это же смешно! Чего, спрашивается?

Китти заколебалась, но отступать было некуда.

— Репрессий, мэм. Если они осмелятся выступить в суде против волшебника.

Публика, сидевшая на скамьях, взорвалась изумленными воплями. Трое секретарей от удивления прекратили стучать по клавишам. Молодой человек в зелёной шапочке разинул рот у себя в углу. Глаза госпожи Фицуильям сузились. Ей пришлось несколько раз постучать по столу, чтобы все успокоились.

— Мисс Джонс! — сказала она. — Если вы посмеете ещё раз сказать подобную чушь, я сама на вас в суд подам! И не смейте больше говорить, пока вас не спросят!

Китти увидела, что Джулиус Тэллоу ухмыляется уже в открытую. Она с трудом сдерживала слёзы.

Судья сурово воззрилась на Китти.

— Ваше безумное обвинение лишь увеличивает груз улик, которые были приведены против вас. Молчать!

Китти, ошеломленная, машинально снова открыла было рот.

— Каждая ваша лишняя реплика лишь усугубит ваше положение, — продолжала судья. — Совершенно очевидно: если бы ваш приятель был уверен в своей правоте, он явился бы сюда лично. Точно так же очевидно, что Чёрная Молотилка вас лично не коснулась, вопреки тому, что вы только что утверждали, — в противном случае вы… как бы это сказать?.. выглядели бы сегодня не столь цветущей.

31
{"b":"26165","o":1}