ЛитМир - Электронная Библиотека

— Откуда? — резко спросила Китти. — Вы что, волшебник?

Старик поморщился:

— Послушайте, вы можете оскорблять меня, как вам угодно: можете говорить, что я лысый урод, что я — старый дурень, воняющий кислой капустой, или ещё что-нибудь, — но только не обзывайте меня волшебником! Это оскорбляет меня до глубины души. Разумеется, я кто угодно, только не волшебник. Но не одни волшебники владеют знаниями, госпожа Джонс. И мы тоже умеем читать, пусть даже мы и не погрязли во зле, подобно им. Вот вы, госпожа Джонс, читаете книжки?

Китти пожала плечами:

— Конечно. В школе.

— Нет-нет, это не то, что следует читать. Школьные книжки все написаны волшебниками, им верить нельзя. Однако я отвлекся… Поверьте мне: Чёрная Молотилка оставляет след на всем, к чему прикоснется. А вы утверждаете, что она коснулась вас, однако следов на вас не осталось. Это парадокс.

Китти подумала об исчерченном полосами лице Якоба и ощутила приступ вины.

— С этим я ничего поделать не могу.

— Тот демон, что напал на вас только что. Опишите его.

— Черненькие крылышки. Огромная красная пасть. Два тонких прямых рога…

— Толстый живот, покрытый шерстью? Без хвоста?

— Да, именно так. Старик кивнул:

— Мулер. Мелкий демон, не обладающий особой силой. Но в любом случае вы должны были потерять сознание от его отвратительной вони.

Китти наморщила нос:

— Он вонял, конечно, но не настолько уж сильно!

— К тому же мулеры обычно не взрываются. Они вцепляются тебе в волосы и висят так, пока хозяин не прикажет им отцепиться.

— Ну, а этот просто лопнул.

— Дорогая госпожа Джонс, вы уж простите мне, что я так веселюсь. Видите ли, меня просто очень радует то, что вы мне говорите. Это означает, всего-навсего, что вы обладаете особым даром: врожденной устойчивостью к магии.

Он поудобнее устроился на стуле, подозвал официанта и с улыбкой заказал ещё кофе, чаю и пирожных, не обращая внимания на ошеломленное лицо Китти. Всё время, пока не принесли заказ, он только сидел и улыбался ей через стол, время от времени хихикая себе под нос. Китти заставила себя оставаться вежливой. Денег-то она пока не получила, они все ещё у него в кармане…

— Мистер Пеннифезер, — сказала она наконец, — я очень извиняюсь, но я совершенно вас не понимаю.

— Чего же тут непонятного? Мелкая магия — как насчёт более серьёзных вещей, мы пока ещё не знаем, — на вас не влияет, ну, или почти не влияет.

Китти покачала головой:

— Чушь. Я ведь потеряла сознание от Чёрной Молотилки!

— Я сказал — «почти». Вы не полностью неуязвимы. Я, кстати, тоже, однако мне довелось пережить нападение трёх фолиотов одновременно, что, на мой взгляд, довольно необычно.

Китти это ничего не говорило. Она взглянула на него непонимающе. Мистер Пеннифезер нетерпеливо махнул рукой:

— Я хочу сказать, что мы с вами — и кое-кто ещё, поскольку мы не одни такие, — способны противостоять некоторым заклинаниям волшебников! Мы не волшебники — но мы и не бессильны перед ними, в отличие от большинства «простолюдинов», — в последнее слово он вложил немало яда, — этой несчастной, забытой Богом страны. Голова у Китти шла кругом, однако же она всё ещё относилась к услышанному скептически и не готова была ему поверить.

— По-моему, всё это фигня, — сказала она. — Никогда не слышала о такой «устойчивости». Я хочу одного: не попасть в тюрьму.

— Да ну?

Мистер Пеннифезер небрежно сунул руку в карман пиджака.

— В таком случае, вот ваши деньги. Берите и убирайтесь. Отлично. Однако сдается мне, что вам хочется не только этого. По лицу вижу. Вам хочется нескольких вещей. Отомстить за вашего друга Якоба. Переменить то, как устроена наша жизнь. Жить в стране, где такие люди, как Джулиус Тэллоу, не катались бы как сыр в масле и не ходили бы задрав нос. Не все страны такие, как наша, — кое-где волшебников нет вообще! Ни единого! Подумайте об этом в следующий раз, как пойдёте навещать своего друга в больнице. И я говорю вам, — продолжал он, понизив голос, — что вы можете что-то изменить. Если послушаете меня.

Китти смотрела на чаинки, оставшиеся на дне её чашки, и видела вместо них изуродованное лицо Якоба. Она вздохнула:

— Я не знаю…

Она подняла голову и посмотрела на мистера Пеннифезера. Старик улыбался ей, однако глаза его блестели тем же злым блеском, который Китти видела в них, когда его толкнули на набережной.

— Волшебники причинили вам зло, — сдержанно сказал он. — Вместе мы сможем поднять меч возмездия. Но только если сперва вы окажете мне содействие. Помогите мне, а я помогу вам. Это честная сделка.

На миг перед Китти вновь всплыло лицо Тэллоу, самодовольно ухмыляющееся в зале суда, исполненное самоуверенности. Он рассчитывал на то, что дружки его поддержат… Китти содрогнулась от отвращения.

— Сперва скажите, в чем вам нужна моя помощь.

Кто-то, сидевший за два столика от них, громко кашлянул, и в душе у Китти словно вдруг упала тяжелая штора: она осознала, в какой опасности она находится. Она сидит среди чужих людей и открыто ведёт разговоры о государственной измене!

— Да мы с ума сошли! — прошипела она. — Нас же кто угодно подслушать может! Вызовут ночную полицию — и нас заберут!

На это старик только рассмеялся.

— Никто нас не подслушает, — сказал он. — Не бойтесь, госпожа Джонс. Все предусмотрено.

Но Китти его не слушала. Её внимание привлекла белокурая девушка, сидящая за столиком за левым плечом мистера Пеннифезера. Стакан девушки давно был пуст, однако она все сидела, по-видимому, поглощенная чтением. Голова её была опущена, взор скромно потуплен; рука теребила уголок страницы. Но Китти внезапно заподозрила, что всё это — сплошное притворство. Она смутно припоминала, как эта девушка села за столик. Всё это время она просидела, не меняя позы, и, хотя Китти было её прекрасно видно, девочка не припоминала, чтобы девушка хоть раз перевернула страницу.

В следующий миг подозрение превратилось в уверенность. Словно почувствовав взгляд Китти, девушка подняла голову, взглянула ей в глаза, мило улыбнулась и снова погрузилась в чтение. Ну да, сомнений быть не могло: всё это время она подслушивала!

— С вами всё в порядке? — послышался откуда-то извне, из-за пределов её страха, голос мистера Пеннифезера.

У Китти едва язык не отнялся от ужаса.

— У вас за спиной… — прошептала она. — Девушка… Шпионка, доносчица. Она слышала все, о чём мы говорили.

Мистер Пеннифезер даже не соизволил обернуться.

— Белокурая такая? Читает книжку в жёлтой обложке? Это, наверное, Глэдис. Не волнуйтесь, она — одна из нас.

— Одна из?..

Девушка снова подняла голову, широко улыбнулась и откровенно подмигнула Китти.

— Слева от неё — Энн. Справа от меня — вот за этим столбом, — сидит Ева. Слева от меня — Фредерик; Николас и Тимоти — у вас за спиной. Стенли с Мартином столика не хватило, так что они сидят в пабе напротив.

У Китти голова пошла кругом. Она огляделась. Из-за правого плеча мистера Пеннифезера улыбалась ей черноволосая женщина средних лет. Справа от Китти поднял голову от затрепанного «Торговца мотоциклами» прыщавый, неулыбчивый юнец. Женщину, сидящую за столбом, было не видно: Китти разглядела только чёрный пиджак, висящий на стуле. Рискуя свернуть себе шею, Китти оглянулась назад и мельком увидела за соседними столиками ещё два лица — молодые и серьёзные.

— Так что, как видите, волноваться не из-за чего, — сказал мистер Пеннифезер. — Вы среди друзей. Никто, кроме них, нас не слышит, а демонов поблизости нет, мы бы об этом узнали.

— Как?

— Время для расспросов наступит чуть позже. А сперва я должен перед вами извиниться. Боюсь, с Фредериком, Мартином и Тимоти вы уже встречались.

Китти снова почувствовала, что ничего не понимает. Похоже, это входило у неё в привычку…

— Там, в переулке, — пояснил мистер Пеннифезер.

— В переулке? Погодите-погодите…

— Это они напустили на вас мулера. Постойте! Не уходите! Мне ужасно жаль, что мы вас напугали, но надо же было убедиться, сами понимаете. Удостовериться, что вы так же устойчивы, как и мы. Стакан с мулером был у нас под рукой, остальное было очень просто…

46
{"b":"26165","o":1}