ЛитМир - Электронная Библиотека

Натаниэль побагровел. Движения его лихорадочно ускорились, однако бумаг было много, а вестибюль был не так уж велик. Так что госпожа Фаррар оказалась на месте происшествия задолго до того, как он управился, в то время как старая леди продолжала с жаром рассказывать Натаниэлю всё, что она о нём думает. Натаниэль краем глаза заметил туфельки Джейн — она остановилась и наблюдала за ним. Он без труда мог представить себе, как надменно и насмешливо она смотрит на него.

Он тяжело вздохнул, поднялся на ноги и сунул бумаги в руки старухе.

— Вот. Ещё раз извиняюсь.

— Ну ещё бы! Никогда не встречала такого небрежного, наглого, зловредного юнца…

— Разрешите, я помогу вам пройти сквозь эту дверь…

И Натаниэль твёрдой рукой развернул почтенную леди и придал ей путеводное ускорение в нужную сторону. Потом отряхнулся, обернулся и вскинул брови, изображая крайнее изумление.

— Госпожа Фаррар! Какая приятная встреча! Она улыбнулась ленивой, загадочной улыбочкой.

— Мистер Мэндрейк! Похоже, вы слегка запыхались.

— В самом деле? Ну да, сегодня я изрядно занят. А у этой бедной старушки подкосились ноги, так что я счел своим долгом ей помочь…

Она смерила его холодным, оценивающим взглядом.

— Ну… Я пойду, пожалуй…

Он сделал шаг в сторону, но Джейн Фаррар внезапно придвинулась ближе.

— Я понимаю, что вы заняты, Джон, — сказала она, — но мне ужасно хотелось бы вас кое о чём спросить, если можно.

Она рассеянно намотала на палец прядь длинных чёрных волос.

— Какая удача! Я так рада, что мы случайно встретились! До меня дошел слух, что вам недавно удалось вызвать джинна четвертого уровня. Это что, действительно правда?

Её тёмные глаза были расширены и полны восхищения.

Натаниэль чуть-чуть отступил назад. Он, наверно, слегка покраснел и уж конечно был слегка польщён, но при этом совершенно не расположен обсуждать дела настолько личные, как его выбор демона. Очень неудачно вышло, что инцидент в Британском музее получил настолько широкую огласку — наверняка Лондон уже полнится домыслами о его слуге. Однако терять осмотрительности не стоит ни при каких обстоятельствах: кто сдержан — тот молчит, кто молчит — тот в безопасности. Он улыбнулся вымученной улыбкой.

— Да, это правда. Вас не ввели в заблуждение. В этом нет ничего сложного, уверяю вас. А теперь, если не возражаете…

Джейн Фаррар тихонько вздохнула и заложила прядь волос за ухо — ей это необыкновенно шло.

— Вы действительно очень способный, — сказала она. — Знаете, я пыталась сделать то же самое — вызвать демона четвертого уровня, — но, видимо, что-то напутала: у меня просто ничего не вышло. Не могу понять, в чем проблема. Не могли бы вы пойти со мной и помочь повторить заклинания? У меня есть свой собственный пентакль для вызывания духов. Он у меня дома, совсем недалеко отсюда. Место весьма уединенное, нас там никто не потревожит…

Она слегка склонила головку набок и улыбнулась. Зубы у неё были очень белые.

Натаниэль ощутил, как по его виску совершенно неромантично ползёт капля пота. Он пригладил волосы и заодно вытер пот, надеясь, что это вышло незаметно. Чувствовал он себя решительно странно: расслабленным каким-то и в то же время взвинченным и энергичным. В конце концов, почему бы и не помочь госпоже Фаррар? Это будет проще простого. Вызывание джинна — дело несложное, если ты уже несколько раз это делал. Натаниэль внезапно осознал, как ему хочется заслужить её благодарность.

Она мягко коснулась его руки своими тоненькими пальчиками.

— Ну, что скажете, Джон?

— Хм…

Натаниэль открыл было рот, потом закрыл его и нахмурился. Что-то его удерживало. Что-то насчёт времени. У него нет времени. В чем же дело? Он пришёл в министерство, чтобы… А зачем, собственно? Вспомнить это оказалось непросто.

Джейн слегка надула губки.

— Вы беспокоитесь из-за своей наставницы? Она ничего не узнает! И я своему наставнику ничего не скажу. Я знаю, нам не положено…

— Не в этом дело, — сказал Натаниэль. — Просто…

— Ну, так идемте!

— Нет… Мне сегодня надо что-то сделать… что-то важное…

Он пытался отвести взгляд от её глаз. Он не мог сосредоточиться, в этом была вся проблема. И сердце колотилось так громко, что он был не в силах вспомнить, куда и зачем шёл. От неё пахло дивными благовониями — не обычным «Рябиновым притиранием», а чем-то восточным, словно бы цветами. Очень приятный запах, но несколько навязчивый. Оттого, что она стояла так близко, у него голова пошла кругом.

— А что именно? — спросила она. — Может быть, я могу помочь?

— Я… я сегодня куда-то еду… Ах да, в Прагу. Она придвинулась ещё ближе.

— В Прагу? А зачем?

— Чтобы выяснить… узнать… — Натаниэль зажмурился, потряс головой. Что-то было не так.

— Знаете что, — сказала Джейн, — почему бы нам не посидеть и не поболтать немного? Вы могли бы мне рассказать о своих планах…

— Я думаю, что…

— У меня дома — чудесная длинная кушетка.

— Да?

— Мы могли бы уютно устроиться на ней, выпить ледяного шербета, а вы бы мне рассказали про этого вашего демона, про Бартимеуса. Мне так интересно!

Когда Джейн пронесла имя демона, в мозгу Натаниэля прозвенел тревожный звоночек, прорвавшийся сквозь окутавший его блаженный дурман. Откуда она может знать имя Бартимеуса? Только от Дюваля, своего наставника, — а Дюваль сам узнал его только нынче утром, в комнате для вызывания духов. И он… Дюваль ему не друг. Разумеется, он хочет вызнать всё, что делает Натаниэль, в том числе и о поездке в Прагу… Натаниэль уставился на Джейн Фаррар с растущим подозрением. Он точно пробудился от сна и впервые заметил назойливое гудение окутывающей его сенсорной паутины. Гудение предупреждало о том, что на него пытаются воздействовать какой-то тонкой магией. Чары, а может быть, Морок… Стоило Натаниэлю подумать об этом, как дивный блеск волос Джейн слегка поблек и сияющие глаза потускнели.

— П-прошу прощения, госпожа Фаррар, — хрипло произнёс он. — С вашей стороны очень любезно было меня пригласить, однако я вынужден отклонить ваше приглашение. Пожалуйста, передайте мой поклон вашему наставнику.

Девушка молча взглянула на него, телячий восторг в её взгляде на краткий миг сменился глубочайшим презрением. Мгновением позже лицо Джейн Фаррар вновь приобрело обычное выражение сдержанной холодности. Она с улыбкой ответила:

— Он, несомненно, будет очень рад.

Натаниэль коротко кивнул и поспешил своей дорогой. Когда он оглянулся с другого конца вестибюля, девушки уже не было.

Он всё ещё был слегка не в себе после этой встречи, когда, пять минут спустя, вышел из лифта на третьем этаже министерства, пересек широкий гулкий коридор и оказался перед дверью замминистра. Натаниэль поправил манжеты, собрался с мыслями, постучал и вошёл.

Это был кабинет с высоким потолком и дубовыми панелями на стенах. Освещался он элегантными стрельчатыми окнами, за которыми гудели машины на Уайтхолле. Большую часть кабинета занимали три огромных деревянных стола, со столешницами, обтянутыми зелёной кожей. На столах были развернуты с десяток карт разного размера: часть — новенькие, на белоснежной бумаге, часть — на древнем, потрескавшемся пергаменте. Все они были тщательно приколоты к столам. Заместитель министра иностранных дел, маленький, лысый человечек, стоял, склонившись над одной из таких карт, и водил по ней пальцем, что-то прослеживая. Он поднял голову и приветливо кивнул Натаниэлю:

— Мэндрейк! Это хорошо. Джессика предупреждала, что вы зайдете. Идемте. Я приготовил для вас карты Праги.

Натаниэль подошёл и встал рядом с замминистра, который едва доставал ему до плеча. Лицо замминистра было желтовато-коричневым, цвета пергамента, и при этом каким-то сухим и пыльным. Он ткнул пальцем в карту:

— Вот вам Прага — карта довольно свежая, как видите. На ней видны траншеи, вырытые нашими войсками во время Великой войны. Я так понимаю, что с городом вы, в целом, знакомы.

— Да, сэр.

53
{"b":"26165","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Драйв, хайп и кайф
Поединок за ее сердце
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Влюбись в меня
Ирландское сердце
Замок Кон’Ронг
Ненавижу босса!
Код 93